Спасение Спас-Купалища

На границе Судогодского и Камешковского районов спряталось в лесу маленькое село Спас-Купалище. По преданию, охотился как-то в этих местах царь Иоанн Грозный, купался в Клязьме и начал тонуть....

загородный репортаж

Спасение Спас-Купалища

На границе Судогодского и Камешковского районов спряталось в лесу маленькое село Спас-Купалище. По преданию, охотился как-то в этих местах царь Иоанн Грозный, купался в Клязьме и начал тонуть. Обратился к Богу, и тот избавил царя от гибели. Иоанн и назвал место Спас-Купалище. Еще раньше, в XII веке, здесь был построен чудесный храм, который по красоте вполне может сравниться с церковью Покрова-на-Нерли, только стоит он на берегу сразу двух рек (Судогда в этом месте впадает в Клязьму). Уже много лет древний храм разрушается. Почти погибло и село, расположенное на живописном склоне.

В лесной глуши возрождается храм XII века

Князья с Лениным
не ужились

Редакционная машина долго ныряет по ухабистым лесным дорожкам в поисках церкви и села. Местечко расположено рядом с Пенкино, но как проехать туда, никто из повстречавшихся жителей точно сказать не смог. Свернув с основной дороги, мы проезжаем несколько деревенек с заколоченными окнами. Церкви пока не видно, зато появляется большой каменный дом с многочисленными постройками вокруг и парочкой дворов в отдалении.

Дом заброшен и отчасти зарос травой. Внутри – полное разорение, на полу – горы использованных одноразовых шприцев, стены расписаны хулиганскими надписями. Последний штрих к картине – памятник Ленину с оторванной головой, которая лежит неподалеку. Появляется местная жительница. Татьяна Махворостова объясняет, что это бывшее имение князей Шарыгиных-Грузинских. В XIX веке здесь гостил Чайковский, в советские времена был санаторий им.Ленина для туберкулезных больных, а вот уже десять лет имение медленно разрушается. Пытались ремонтировать, да бросили. Часть здания так и осталась в строительных лесах. Другие постройки, например, конюшня, сохранились внешне неплохо, некоторые используются и сейчас. А само Спас-Купалище находится дальше. Потомки князей там и похоронены…

Лесные братья и сестры

Снова петляем по узкой лесной дороге. Попадаем на деревенский погост, он тянется широкой полосой, и кажется, что могилы здесь повсюду. Впрочем, особой печали как-то не чувствуется, кладбище скорей напоминает старый, запущенный парк. В центре – белокаменный храм, рядом свежая могила, совсем недавно здесь похоронили жителя из соседней деревни. За могилкой присматривает пожилая женщина в монашеском одеянии. Она недоверчиво смотрит на нас, приезжих, и советует обратиться к монахине Соломонии, настоятельнице храма. За храмом видны два фамильных склепа князей Грузинских – княжны Марии (похоронена в 1903 году) и Екатерины Ивановны Заборинской (похоронена в 1893). Оба склепа подрыты, видно нечестивые люди искали здесь драгоценности. Но надгробные плиты целы, хранят надписи. А прямо у стен храма, внутри церковной ограды, – могила дьякона Михайлова. Служил здесь еще до революции, потом любовь к Богу унаследовали его потомки. Один из них несколько лет назад жил в Спасе.

Сейчас здесь молятся 25 послушников. Они называют себя братьями и сестрами и пытаются своими силами и с помощью епархии возродить храм. Мужчины занимаются ремонтом, женщины ведут хозяйство. Когда мы появились во дворе, нас встретили настороженными взглядами две молодые послушницы. Одна мела двор, другая кормила двух здоровенных быков. На дворе – запах навоза, где-то визжит пила. Послушницы немногословны, снимать двор нам не разрешают. Нет на то благословения матушки Соломонии, она, оказывается, куда-то отлучилась.

Все же нам позволяют зайти в храм. Внутри он отчасти отреставрирован, но работы еще много. Здесь бывают службы, на которые приходит немногочисленное население Спаса. Кое-где на стенах видны фрески. На стене с наружной стороны сохранился лик Святителя Николая Чудотворца. Никто из послушниц так и не захотел поговорить с нами, ссылаясь на то, что это прерогатива матушки, мужской "контингент" также держался в стороне.

Обыватели растревожены

Народ в Спасе не слишком разговорчив. Лишь одна женщина согласилась поговорить с нами. Оказывается, у местных жителей полно претензий к послушникам. Коров (30 голов) они через село на водопой гоняют, а в воду потом не зайти. Мужчины, молодые, сделали себе "качалку" и мат от них якобы слышали. Хотят устроить перед храмом торговую площадь, торговать там иконами и молоком. Дорогу в село "раскатали", теперь одни ухабы. Даже случай воровства был (правда, этого послушника уже отослали), а сами держат на цепи злющих псов. И пчелы у них есть, и страшные быки! И вообще – народ темный. Женщина была очень серьезна и просила, как, впрочем, и все в этом глухом месте, не фотографировать ее и не спрашивать имени. Сама из Москвы, отдыхает с внуками.

Рядом был еще лагерь "Солнечная поляна". Туда-то мы и отправились, удивленные столь неблагоприятным мнением о "лесных братьях и сестрах". Директор лагеря Мария Николаевна Зацепина, жительница Владимира. В Спасе под ее началом 260 ребятишек. Лагерь с послушниками живет дружно, ребят приглашают в храм на службы, конфликтов ни разу не было. Санэпидемстанция приезжала проверить сигналы местных жителей о загрязнении водоемов: все в порядке. Лагерь делится с храмом и водой, и электроэнергией… Да мы и сами, спустившись по пологому берегу к воде, ничего "криминального" не заметили. Солнце золотило траву на лугу, по небу плыли облачка, а Судогда спокойно несла свои воды в Клязьму. Верхушка храма возвышалась над леском.

Может, через пару лет потревоженные строительством аборигены будут благословлять свое соседство с Богом? Может, и деревня понемногу "разживется" людьми, зазвенят здесь детские голоса и начнется возрождение Спаса? Пока первозданную тишину этих мест нарушают лишь птицы да журчание обеих речек.

Ольга ИСТРАТОВА.

Владимир – Спас-Купалище.

Фото автора.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике