Интерпол женихов не проверяет!

Искать преступников со всего мира, практически не выходя из-за рабочего стола, - это не сюжет нового детективного романа, а вполне реальная работа, которую выполняет Интерпол - структура, объединяющая...

Искать преступников со всего мира, практически не выходя из-за рабочего стола, – это не сюжет нового детективного романа, а вполне реальная работа, которую выполняет Интерпол – структура, объединяющая правоохранительные органы 187 государств. Россия вступила в эту организацию в 1990-м. Не так давно у Национального центрального бюро Интерпола появился филиал и во Владимире.

Не скроешься и в Мексике
О том, как работает "международная полиция" в нашем регионе, рассказала оперуполномоченный филиала НЦБ Интерпола в УВД по Владимирской области, майор милиции Татьяна Овчинникова.
– В чем заключается ваша работа?
– В первую очередь, максимально быстро и эффективно обеспечить взаимодействие наших милиционеров и зарубежных полицейских при расследовании преступлений. Если говорить конкретно – это обмен информацией и различные розыскные мероприятия. По запросам других стран мы занимаемся поиском иностранных преступников и пропавших без вести людей – тех, о ком известно, что они могут находиться на территории России. В свою очередь, если поступает информация о том, что россиянин скрывается за рубежом, его по линии Интерпола ищут наши коллеги из других стран.
– В международном розыске сейчас есть кто-то из жителей Владимирской области?
– По инициативе владимирских правоохранительных органов в международный розыск объявлено 9 человек. В основном, это люди, совершившие экономические преступления. Но есть и те, кого ищут по подозрению в краже и убийстве. Сейчас мы ожидаем выдачи преступника из одной из стран Центральной Америки.
К сожалению, даже если преступник найден, добиться его экстрадиции удается не всегда. Запрос об этом направляет наша Генеральная прокуратура, а высылать или нет – решают местные органы юстиции. К тому же есть страны, с которыми у России нет двустороннего соглашения о выдаче преступников.
С другой стороны, и без объявления международного розыска мы можем искать как преступников, так и без вести пропавших. В прошлом году таким образом было установлено местонахождение пяти человек. "География" довольно широкая: Центральная Америка, США, страны Евросоюза, Арабские Эмираты…
– А сами вы уже нашли кого-нибудь?
– В прошлом году по запросам иностранных правоохранительных органов мы разыскали двоих без вести пропавших, одного свидетеля и одного преступника. А в этом году был найден и задержан человек, находившийся в международном розыске за совершение особо тяжкого преступления – торговлю людьми. Раскрывать обстоятельства этого дела мы пока не имеем права.
– О преступниках до конца следствия говорить нельзя, а о пропавших без вести можно? Кто были те люди, которых вы нашли, и почему они скрывались в России? Любовь, религия, амнезия?
– Реальные истории вовсе не такие романтичные. Оба этих человека приехали в страну – один из Турции, другой из Узбекистана – на заработки. Но они перестали сообщать о себе родным, те заволновались, начали искать… В результате мы нашли обоих живыми и здоровыми.

По невидимым следам
– А вообще вам приходится выезжать в те места, где может скрываться преступник, самим участвовать в задержании, например?
– Нет, у нас совсем другая работа. Мы собираем информацию о тех, кто объявлен в розыск: стараемся установить связи, возможные места появления и т.д. Профессиональных приемов раскрывать не будем, но человек ведь не летает по воздуху: он где-то появляется, что-то делает – значит, оставляет следы. Наша задача эти следы найти. И уже потом, когда встает вопрос о задержании, связываемся с уголовным розыском.
– Некоторые по полдня в собственной квартире ключи не могут найти, а тут искать следы одного человека среди тысяч жителей области. Что нужно для того, чтобы справиться с такой задачей?
– Нужны и ум, и способность к анализу, а главное – большая усидчивость и терпение. Работа с данными занимает много времени. Например, торговца "живым товаром" мы искали около трех месяцев. К каждому делу нужно подходить очень ответственно: нельзя позволять иностранным преступникам спокойно разгуливать у нас.
Кроме того, для работы в Интерполе нужно владеть одним из четырех официальных языков этой организации – английским, французским, испанским или арабским. Запрос может поступить на любом из них. Еще для сотрудников желательно хорошо знать международное право и уметь четко формулировать свои мысли, чтобы в той стране, с которой мы общаемся, могли понять, что за человек разыскивается и что делать после того, как он будет найден. Причем "шаблонных" запросов у нас нет – каждый запрос в каждую отдельную страну необходимо тщательно продумывать. Также ценятся дипломатичность и коммуникабельность.
– Что, кроме розыска людей, входит в сферу интересов Интерпола?
– Мы занимаемся также поиском угнанных машин, пропавших культурных и исторических ценностей. В прошлом году объявили в розыск картину и икону, украденные из частных коллекций. В этом году – две иконы, которые зимой похитили из храма в Юрьев-Польском районе. Нет, информации о том, что их вывезли за границу, не поступало. Просто в таких случаях всегда начинают работать одновременно по нескольким направлениям, чтобы помешать преступникам провезти ценности через таможню. Хочется сразу же посоветовать всем владельцам раритетов – запаситесь хорошими четкими фотографиями, без них искать украденные предметы гораздо сложнее.

Фальшивых туристов нам не надо!
– Что получает Владимирская область от сотрудничества с Интерполом?
– Увеличились шансы найти и задержать подозреваемого в преступлении практически в любой точке планеты. Также с появлением нашего филиала сотрудники милиции, прокуратуры, таможни, наркоконтроля, судебных органов и управления исполнения наказаний получили возможность по каналам Интерпола проверять иностранных граждан, фирмы, автотранспорт и другие объекты. Кстати, в последнее время стало поступать больше запросов экономического характера: например, о скупке нашими земляками недвижимости за рубежом.
– Может ли к вам обратиться обычный человек? Скажем, бизнесмен, который хочет проверить своих иностранных партнеров?
– Нет, с частными лицами мы не работаем. Только с правоохранительными органами. Хотя обращения от "гражданских" бывают: недавно, например, позвонила женщина – она через Интернет познакомилась с иностранцем и решила узнать, не числится ли он среди брачных аферистов. Но такими просьбами мы не занимаемся.
– Какие перспективы открываются у владимирского филиала через год работы? Планируете расширяться или разрабатывать новые направления?
– Регион у нас непростой: исторический и культурный центр, ежегодно приезжают сотни тысяч туристов, в том числе и из-за рубежа. Так, только за прошлый год область посетили около 40 тысяч иностранцев – это и "организованные" туристы, и "дикари", и бизнесмены, и т.д. И не все приезжают к нам с честными намерениями. Встречаются и фальшивомонетчики, и мошенники, и прочие несознательные люди. Так, в прошлом году – правда, не в нашей области – были задержаны члены одной международной преступной группировки. Они устанавливали на банкоматы считывающие устройства, изготавливали дубликаты пластиковых карт и похищали деньги российских граждан. В общем, работы хватит.
В филиалах, которые начали работать раньше, чем мы, уже есть удаленный доступ к базам данных Генерального секретариата. И там можно, к примеру, проверить одно имя или целый список на тему соответствия с уже зарегистрированными нарушителями закона. У Владимирской области такого доступа пока нет, но со временем планируем его установить. Все-таки мы совсем молодой филиал – нам есть, куда расти.

Валентина КУДРЯВЦЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике