Жестокая цена наследства

Пятый год ковровчанка Нина Аникина пытается через суд вернуть себе дом, доставшийся ей по наследству от отца. Женщина утверждает, что продать "родные пенаты" за бесценок ее вынудили угрозами...

Пятый год ковровчанка Нина Аникина пытается через суд вернуть себе дом, доставшийся ей по наследству от отца. Женщина утверждает, что продать "родные пенаты" за бесценок ее вынудили угрозами и обманом. Покупательница грубо воспользовалась беспомощным состоянием наследницы – Нина Аникина одинока и страдает тяжелым заболеванием.

Сделка на совесть
Говорят, никакая собственность не стоит дороже потерянного здоровья, пережитого страха, горечи и обмана. Для Нины Аникиной с унаследованным домом связаны воспоминания о детстве, о родителях, о том счастливом времени, когда вся ее жизнь была размеренной и спокойной. Но "родовое имение" представляет собой еще и материальную ценность, причем немалую. За время судов стоимость дома в центре Коврова с землей и хозяйственными постройками выросла многократно и сегодня составляет более двух миллионов рублей.
Так или иначе, новая хозяйка "имения" Елизавета Бояринова решила, что за ценную собственность стоит бороться. Возможно, покупательница рассчитывала, что легко выиграет суд у больной, которая практически не может обходиться без посторонней помощи и еле в силах сформулировать свои показания. Елизавета упорно называла себя в суде "добросовестным приобретателем" и настаивала на полной законности сделки, совершенной пять лет назад. Но добросовестность ее намерений вызвала у судей большие сомнения.
Ковровский суд трижды вставал на сторону больной Нины Аникиной. Судьи соглашались: договор, который она подписала не по своей воле, надо расторгнуть, а дом вернуть наследнице. Но покупательница добивалась пересмотров дела…

В здравом уме и трезвой памяти
Почти сразу после заключения сделки, придя в себя, Нина Аникина попыталась вернуть отчий дом. Она обратилась за помощью к юристу. Женщина рассказала: в какой-то момент, начав сделку, она хотела от нее отказаться и сообщила об этом покупательнице. Но Елизавета Бояринова настойчиво предлагала ей согласиться на продажу дома. Нине Аникиной ничего не оставалось делать, как только подписывать все документы, предложенные Бояриновой. Еще до окончательного оформления сделки Елизавета переехала в новое жилище и сразу начала делать там ремонт, хотя дом еще принадлежал Аникиной. Причем покупательница желала платить по счетам частями, каждый раз передавая Нине Петровне лишь небольшие денежные суммы под расписку.
По словам Аникиной, покупательница давала ей одни суммы денег, а расписываться вынуждала под другими – вдвое большими. Больная женщина попыталась доказать, что на самом деле денег не получала, а свои подписи под расписками ставила под давлением – Бояринова с помощниками грубо оскорбляли ее, били и постоянно ей угрожали, пользуясь ее беспомощностью.
Конфликт накалился до предела. Видимо, сильный стресс спровоцировал у Нины Петровны обострение заболеваний. Ее психика не выдержала. В день завершения сделки Аникина очень плохо себя чувствовала и вновь сообщила Бояриновой, что не намерена продавать дом и не будет сейчас подписывать договор. Но покупательница, по словам Нины Петровны, снова начала оскорблять ее, а потом набросилась с кулаками. Бояринова-де угрожала, что если Аникина немедленно не подпишет договор, она с ней разберется "по-плохому". Обратиться за поддержкой и защитой было не к кому. От страха женщина все подписала.
После оформления договора сразу от Бояриновой Аникина направилась в милицию и попыталась рассказать правоохранителям, что ее только что избили, заставив подписать договор. Но у женщины произошел нервный срыв, и она даже не смогла связно объяснить милиционерам, что случилось. Видя неадекватное состояние Нины Петровны, милиционеры не восприняли всерьез ее заявление, а вызвали "скорую". Аникину в тяжелом состоянии увезли в психиатрическую больницу.
Когда Нина Петровна вышла из стационара, она все-таки написала заявление в УВД с просьбой возбудить уголовное дело. Но по результатам проверки милиция ей отказала. К тому же Бояринова в ответ подала "встречное" заявление на Аникину – якобы это сама больная постоянно угрожает ее семье, намереваясь поджечь дом, если Бояринова не съедет с ее жилплощади по доброй воле. Милиция и в этом случае предпочла не вмешиваться в "женские ссоры".
Почти сразу после пережитого шока Нина Петровна попала в больницу во второй раз. Когда она выписалась, решила действовать по-другому. Аникина понимала, что "покупатель" добровольно не покинет ее дом, тем более, что договор уже подписан. А в одиночку Нина Петровна "незваной гостье" противостоять не сумеет. Помочь ей, очевидно, может только суд.

Суд встал на защиту больной трижды
Юрист помог Нине Петровне сформулировать иск в отношении Бояриновой. Аникина рассказала суду все – и про то, как Бояринова еще до оформления сделки заняла дом. И как "добросовестная приобретательница" оскорбляла, унижала и била ее, требуя подписать ложные расписки и договор. И про то, что после пережитого шока несколько месяцев Аникина пролежала в больницах.
На судебных слушаниях Нине Петровне снова и снова приходилось доказывать очевидное: находясь в тяжелом состоянии, в момент сделки она не понимала значения своих действий, а Бояринова оказывала на нее сильное давление. Причем покупательница потом даже не выплатила ей полную стоимость дома, указанную в договоре, то есть не исполнила свою часть обязанностей по этой сделке.
В суд был вызван специалист одной из городских больниц. Врач подтвердил информацию о состоянии пациентки: в тот период, когда заключалась сделка, Аникина не раз обращалась за медицинской помощью. Она выглядела неадекватной: была сильно напугана, испытывала страх, опасалась преследования. Получалось, что Нина Петровна не отвечала за свои действия, подписывая договор купли-продажи дома. Ведь сделка была окончательно оформлена как раз в перерыве между пребываниями Аникиной в стационаре. В тот момент ее состояние можно было охарактеризовать как нестабильное, "непрерывно и тяжело текущее". Это подтвердили и выписки из ее медицинской карточки.
Суд решил еще раз перепроверить через экспертов, можно ли утверждать, что Аникина ставила свои подписи под договором и расписками не по своей воле. Но владимирские медицинские эксперты сделали неоднозначный вывод. Чтобы окончательно выяснить вопрос, суд назначил повторную экспертизу, и эксперты Московского научного центра им. Сербского сделали вывод: да, Аникина была неадекватна на протяжении нескольких месяцев оформления дома, ее преследовала постоянная тревожность, логичность мышления у нее нарушилась. Очевидно, что и в день продажи она не руководила своими действиями.
Снова и снова пересматривая все обстоятельства дела, в течение пяти лет ковровский суд трижды вставал на сторону Нины Аникиной – постановлял расторгнуть сделку и вернуть больной женщине отцовский дом. Но Елизавета Бояринова упорно обжаловала эти решения через областной суд.

Плата за справедливость
Новое заседание по этому неоднозначному гражданскому делу состоится в конце февраля. А пока на спорную собственность суд наложил арест, чтобы Бояринова не смогла продать ее до вынесения итогового вердикта. Скоро областному суду в третий раз предстоит рассмотреть суть этого конфликта и решить, отменять ли снова решение ковровского суда по жалобе Бояриновой или все-таки оставить его в силе.
Принимая три предыдущих решения в пользу Нины Аникиной, ковровский суд прежде всего основывал свои заключения на нормах права. Но в выводах судей наверняка играет роль и "человеческий фактор", соображения этики и морали. И по закону, и по совести, в защите суда больше нуждалась Нина Аникина: она больна и беспомощна.
Но с другой стороны, угрозы Бояриновой в адрес Аникиной судом не доказаны. И покупательница утверждает, что о проблемах со здоровьем хозяйки дома даже не догадывалась, а значит, и не желала пользоваться ее состоянием, чтобы к чему-то принуждать. По словам Елизаветы, она совершила обычную законную сделку. Аникина выглядела вполне здоровой, была согласна с условиями договора и подписала его по доброй воле. А теперь из-за действий Нины Петровны семье Бояриновых угрожает перспектива оказаться на улице.
Компромисса, удобного и самой наследнице, и ее покупателям, в этом жестоком конфликте, наверное, быть просто не может. И поэтому, каким бы ни был окончательный вердикт судей, он может стать слишком жесткой платой за справедливость для любой из сторон.
Фамилии фигурантов изменены.

Елена Певцова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике