Без вины осужденный

За преступление, которого не совершал, владимирец провел за решеткой один год, девять месяцев и три дня

За преступление, которого не совершал, владимирец провел за решеткой один год, девять месяцев и три дня
Когда жителя областного центра Максима Будыкина посадили под стражу, он надеялся: нелепая ошибка вот-вот откроется, и его немедленно выпустят. Ведь он ничего не совершал. Разве его вина, что он живет на той же улице, где в этот злополучный вечер какой-то прохожий подвергся разбойному нападению? Максим в тот вечер просто возвращался домой с работы:

"Смотрите, как это делается!"
Инцидент случился в феврале 2007 года на ул. Диктора Левитана, возле здания, где прежде находилась редакция газеты "Призыв". Поздним вечером под окнами нежилого дома на прохожего (назовем его Антон) напал неизвестный парень. Антон еще издали заметил, что к нему приближается странная компания – явно подвыпивший парень и две девушки. Прохожий хорошо запомнил одну из спутниц незнакомца – красивую блондинку с длинными волосами. Позже именно эта блондинка и сыграла решающую роль в деле, по которому был осужден абсолютно не причастный к преступлению человек:
Поравнявшись с Антоном, незнакомец крикнул девушкам: "Смотрите, как это делается!" и несколько раз ударил прохожего кулаком по лицу. Антон, пытаясь защититься, достал из кармана нож. Но незнакомец сумел выбить оружие у него из рук, схватил Антона за воротник и потащил к гаражам, по дороге продолжая избивать его. Затем преступник приставил к его горлу нож и потребовал, чтобы Антон отдал ему сотовый телефон. Опасаясь за свою жизнь и здоровье, Антон достал мобильник и отдал парню. Преступник сделал по телефону один звонок, после чего
скрылся – наверно, выяснил, где сейчас его спутницы, и направился к ним.
Пострадавший кое-как добрался до ближайшего отделения милиции и сделал заявление. Антон описал приметы нападавшего. Правда, в тот момент в темноте, заслоняясь от ударов, он не очень хорошо разглядел, как выглядел и во что был одет преступник, и смог припомнить лишь незначительные детали:
Оперативники решили задержать разбойника по "горячим следам", и дежурный наряд милиции сразу выехал на место, указанное Антоном. Сотрудники УВД привлекли к поискам преступника инспекторов ДПС, дежуривших в том районе.
Ничего не подозревающий Максим Будыкин тем вечером, как обычно, возвращался с работы привычной дорогой. Несколько свидетелей видели его в районе улицы Диктора Левитана. Максим работал на автомойке и смену заканчивал поздно. Придя домой, он лег спать.

Назначен разбойником
Когда Максима обвинили в преступлении, он не мог понять, как стала возможной эта жестокая ошибка. Разве он виноват, что по возрасту и некоторым внешним приметам подходил под фоторобот преступника? На месте Максима в тот вечер мог быть любой молодой человек, тоже возвращавшийся домой по ул. Диктора Левитана:
Еще больше Максим был шокирован, когда выяснил: доказательства по делу следователи строят не только на случайном совпадении примет и "обстоятельств места и времени". Главную роль в обвинении играет одна его знакомая, блондинка с длинными волосами. Именно ей в тот вечер разбойник звонил с мобильника, который отобрал у своей избитой "жертвы". Милиционеры нашли девушку по распечатке звонков. Оперативники сразу явились к "свидетельнице" и потребовали от нее сказать, кто же звонил ей в тот вечер. Она, недолго думая, назвала имя Максима Будыкина. Прикрывая настоящего преступника, девушка свалила всю вину на первого попавшегося случайного знакомого. "Роковая блондинка" сообщила милиции: в тот вечер она гуляла по городу с Максимом. По всему выходило, что разбойное нападение совершил именно он:
Девушка ввела сотрудников прокуратуры в заблуждение, но ее слова почему-то не заставили следствие засомневаться. Хотя нестыковок в деле было много, другие версии преступления не рассматривались. А ведь милиционеры провели в доме Максима обыск, пытаясь найти одежду, похожую на ту, которую носил настоящий преступник, но ничего не нашли. Мама и бабушка Максима тоже утверждали, что таких вещей у него никогда не было, но показания родственников во внимание не приняли. При Максиме не было и украденного телефона. А сотрудники автомойки сообщили, что Максим ушел с работы в десятом часу вечера. Преступление было совершено около 21.20. Чтобы добраться от автомойки до ул. Диктора Левитана на маршрутке, ему потребовалось бы как минимум полчаса, а между его уходом с работы и разбойным нападением прошло каких-то десять минут. За это время до места преступления Максим мог разве что долететь:
Раскрыть истину мог бы сам пострадавший. Антону предложили опознать грабителя, напавшего на него с ножом. Мужчина долго сомневался: "Вроде похож. А вроде бы и не он: Ну, раз все так уверены, то да, наверно, он", – ответил Антон.

Муки совести
Следствие длилось около года. Все это время невиновный Максим Будыкин находился под стражей. Он отрицал свою вину и в ходе следствия, и на очной ставке с пострадавшим, и потом на суде. Но суд счел доводы обвинения вполне убедительными. Максима Будыкина осудили на пять лет и отправили за решетку.
Все это время адвокат Александр Лачин отстаивал невиновность подзащитного. Он изучал документы, разговаривал со свидетелями, с потерпевшим и их родственниками, пытаясь докопаться до истины. Даже мама пострадавшего Антона сомневалась: "Мне постоянно кажется, что Максим тут ни при чем. Такое чувство, что мы отправили в тюрьму невиновного человека:".
"Роковая блондинка" после приговора долго уходила от бесед с адвокатом. Но в конце концов девушка не выдержала. Она понимала, что из-за нее жестоко наказан невиновный. Максим отбывает срок в тяжких условиях, в то время как истинный преступник на свободе и радуется жизни.
Девушка отправила Максиму письмо. "Пожалуйста, если сможешь, прости меня, – писала она. – Я знаю, что ты не виноват. Я дала против тебя показания, но сначала не думала, что все так получится. Настоящий преступник меня запугал – пригрозил, что расправится со мной, если я его выдам, поэтому я назвала твое имя. Сейчас меня мучает совесть. Я только теперь поняла, что же наделала. Надеюсь, что все выяснится, и тебя скоро освободят".
Девушка разыскала Александра Лачина и все ему объяснила. Потом она пошла к маме Максима и попросила прощения у нее. Она рассказала правду также родственникам пострадавшего Антона. Вместе они решили добиться пересмотра дела и вернуть Максима на свободу.
Александр Лачин подал кассационную жалобу. Но суд не торопился с оправдательным вердиктом. Потребовалось еще несколько месяцев, и только когда дело дошло до Верховного суда РФ, адвокату удалось доказать непричастность Максима к преступлению. В августе 2008 года Верховный суд отменил обвинительный приговор по делу Будыкина из-за "несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам", направив дело на новое рассмотрение в Ленинский районный суд Владимира. И 30 декабря прошлого года районный суд полностью оправдал Будыкина. Его освободили из-под стражи прямо в зале суда.
Все участники дела уже были уверены: правда, наконец, восторжествовала. Теперь можно вздохнуть спокойно. Но владимирская прокуратура оказалась категорически не согласна с решением Ленинского суда. Ведь если Максим оправдан, значит, нападение совершил кто-то другой. Спутница преступника назвала его. Кстати, в тот февральский вечер 2007 года патруль ДПС задерживал в районе улицы Диктора Левитана настоящего преступника, но тогда парень сумел усыпить бдительность правоохранителей, и его отпустили. И теперь разбойник приготовил себе "железное" алиби: в тот день он был у родственников, в поселке Оргтруд, отмечал день рождения в семье тети. Вероятно, сотрудники прокуратуры видели, что не могут доказать вину истинного злоумышленника. И: подали на пересмотр дела, желая убедить суд, что Максим Будыкин оправдан несправедливо, что настоящий преступник – именно он, и его следует снова отправить за решетку.
Но адвокату Александру Лачину удалось выяснить, что "подозреваемый №2" справлял праздник в семейном кругу лишь до восьми вечера, а затем его родня отправилась "продолжать банкет" в кафе, оставив парня дома. Тетя вернулась из кафе только после трех часов ночи, племянник действительно был дома и спал. Но что он делал с восьми до трех, точно знать она не может. Разыскали и инспекторов ДПС, которые задерживали парня во Владимире. Так алиби настоящего преступника было разрушено. За вооруженное ограбление он ответит по закону. А Максима Будыкина Ленинский суд на днях окончательно оправдал.

Истина где-то рядом
Максим провел за решеткой в общей сложности один год, девять месяцев и три дня. Он сумел простить знакомую, которая дала против него ложные свидетельские показания, и попытался как-то ее понять. Ведь она полностью раскаялась. Девушку теперь ждет судебное разбирательство. Хотя она чистосердечно призналась во всем, не выдержав угрызений совести, ей тоже, видимо, предстоит понести за свой поступок наказание.
Огромную роль в деле Максима Будыкина сыграл его адвокат Александр Лачин. Именно благодаря настойчивости правозащитника и его профессиональным качествам в итоге была восстановлена истина. Доказывая непричастность Максима к делу, адвокат долгие месяцы упорно направлял письмо за письмом в официальные инстанции. Он писал жалобы в городскую, областную и Генеральную прокуратуру, дошел до Верховного суда. Сам занимался расследованием дела, собирал и анализировал факты, чтобы оправдать невиновного человека.
Причем в какой-то момент адвокат решил продолжать свою работу бескорыстно. Он видел, что его подзащитный – из обычной семьи, работал простым мойщиком машин. Кроме мамы и бабушки, у парня больше никого нет, а доход его родни не позволял дальше оплачивать услуги адвоката. В первый год следствия женщины уже потратили все свои сбережения. Но Александр Лачин был убежден в невиновности Максима, поэтому решил, что оправдать не причастного к преступлению человека для него просто дело чести.
:Максим, наконец, вышел на свободу. Но после пережитого горького опыта уже само понятие свободы кажется ему относительным. Он не знает, сможет ли теперь чувствовать себя свободным в обществе, где он столкнулся со своим бессилием перед несправедливостью, предательством и ложью, где до сих пор возможны судебные ошибки, и каждый из нас может оказаться бесправным. Эта внутренняя несвобода, наверное, навсегда останется с ним.
Скорее всего, Максим потребует от властей компенсации причиненного ему морального и имущественного вреда. На фоне тяжелых переживаний и тюремных условий молодой парень потерял здоровье. За решеткой у него открылась язва желудка, и теперь ему необходимо длительное лечение. Кроме того, за время заключения Максим лишился работы, а новых перспектив у него сегодня мало. Мама и бабушка Максима тоже серьезно пострадали. Конечно, семья счастлива, что все злоключения наконец-то позади. Но последствия того февральского "стечения обстоятельств" будут "аукаться" еще долго.

Жестокие ошибки
По негласной статистике, в России на сто законно осужденных приходится минимум два-три невиновных. Громкие примеры "судебных ошибок" звучат по всей стране. Недавно в Калининграде человеку дали 13 лет за убийство, которого он никак не мог совершить – в тот день был на похоронах у родни, где его видело множество народу. Но доказать свою невиновность он смог лишь через два года тюрьмы, возмещение морального вреда требовать не взялся.
В Казани семерых местных жителей осудили за вооруженное нападение на семью начальника налоговой инспекции. Им дали от 8 до 14 лет тюрьмы, а позже выяснились истинные виновники. Пострадавшие от "правовой системы" выиграли иски о возмещении вреда на суммы в 100, 350 и 450 тысяч рублей. Также в Татарстане за убийство охранника местного предприятия невиновный был осужден на 15 лет. Он провел в тюрьме около четырех лет, а в это время настоящий убийца совершил новое преступление, за которое в итоге и был задержан. Минфин выплатил пострадавшему 3 млн рублей. Но за годы неволи "без вины осужденный" потерял семью и свое здоровье. Поэтому даже такая высокая компенсация вряд ли искупит причиненный ему ущерб.
В связи с масштабностью проблемы в крупных городах открываются общественные организации по защите прав осужденных. Так, Правозащитный центр недавно открылся в Казани, а в Екатеринбурге создана общественная организация, объединившая родственников тех, кто безвинно пострадал "от рук правосудия". Инициатор движения Алексей Соколов сам отсидел семь лет за преступление, которого не совершал. Жена его знакомого решила избавиться от мужа и подбросила ему краденые вещи. Алексей тоже оказался в "ненужное время в ненужном месте" – зашел к приятелю в тот момент, когда милиция орудовала в квартире. Его взяли "за компанию", а на суде мать настоящей преступницы дала против парня показания. Он просто не мог поверить, что так бывает. В 27 лет Алексей вышел из тюрьмы с тяжелой формой туберкулеза. Сейчас ему за 30, победил болезнь, нашел хорошую работу, создал семью. Поэтому в своей "второй жизни" все свободное время помогает "собратьям по несчастью". В правозащитный центр Соколова обращаются "без вины осужденные" со всей страны.
Максим Будыкин сейчас, как и все, кому так же довелось стать случайной жертвой обстоятельств, понимает: доказать правду в таких случаях почти нереально. С помощью официальных рычагов, обычных писем и хождений по инстанциям судебную систему пробить крайне сложно. Даже если собраны все доказательства, и всем вроде бы ясно, что истина "где-то рядом", принятие финального решения растягивается на долгие годы. Слишком тяжело и неповоротливо у нас пока крутится это самое "колесо справедливости". Не беря в расчет, что за каждой ошибкой системы стоят человеческие жизни:

Елена Певцова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике