Кровавые разборки у станка

Предприятие "Меленкипромлес" хоть и не самое большое в городе, но на нем, как на большинстве заводов, работают целыми семьями. Вот и у Евгения Бандюгина здесь трудились сожительница и...

Предприятие "Меленкипромлес" хоть и не самое большое в городе, но на нем, как на большинстве заводов, работают целыми семьями. Вот и у Евгения Бандюгина здесь трудились сожительница и ее мать. Так что контроль за Евгением со стороны близких был постоянным.

А контролировать 27-летнего мужчину было необходимо: уж слишком злоупотреблял он спиртными напитками. И, невзирая на контроль, умудрялся даже на работе доставлять себе <маленькие радости>.
Выпивал Бандюгин в любое время, в любой компании и под любым предлогом. Вот и в тот злополучный день – 15 апреля – возлияния начались с шести часов утра. Еще не все сослуживцы Бандюгина успели выпить утренний кофе, а он уже принял на грудь более <горячий> напиток. После чего отправился на работу.
Работал он помощником рамщика и, соответственно, имел дело с режущим инструментом. При такой работе требуется большое внимание: одно неверное движение – и быть беде, в состоянии же алкогольного опьянения все движения неверные. Однако Бандюгина никто от работы не отстранил. Полдня он выполнял сменное задание и еле дождался обеда, чтобы продолжить выпивку. Его и еще нескольких рабочих в бытовке ждали разбавленный спирт и скромная закуска. Дождавшись обеда, вся компания села за стол – выпивать, закусывать и играть в домино.
В самый разгар застолья в бытовку заглянули бывший работник цеха с каким-то мужчиной. На импровизированном банкете правил бал Бандюгин. Бывшего коллегу гостеприимно пригласили к столу, незнакомца же проигнорировали. Но тот скромничать не стал, напросился на угощение сам. Такая <невоспитанность> Бандюгину не понравилась. А когда гость попросил добавки – еще 50 граммов спирта, то <хозяин> и вовсе возмутился.
Евгений Бандюгин – человек, интеллектом не обремененный, закончил только шесть классов. Зато прошел <тюремные университеты>. Ему ничего не стоило ударить человека, по возрасту годившегося ему в отцы, только за то, что тот не так себя ведет… Первый удар пришелся по лицу и сразу сбил с ног чужака. Потом один за другим посыпались еще удары.
Разгоряченный спиртным, Бандюгин бил упавшего мужчину и руками, и ногами. Поверженный <неприятель> даже не пытался сопротивляться, а вошедший в раж рабочий продолжал жестоко его избивать.
Кровавая бойня продолжалась около часа, и никто не решился ее остановить. Двое собутыльников Бандюгина попытались было оттащить его от жертвы, но не смогли.
Остановился разбушевавшийся пьяница только когда устал, тогда он смог оценить содеянное. Бездыханный бедолага был весь в крови, лицо распухло от побоев и превратилось в сплошную маску. Тогда Евгений решил оказать пострадавшему <первую помощь> – немного умыть. Но в цеховом питьевом бачке воды не оказалось, и жертву понесли на берег реки Унжа, что протекает неподалеку. Потерпевший не мог передвигаться – его тащили волоком. И никого из руководства предприятия не насторожила эта картина…
Избитого мужчину решили окунуть в ледяную воду Унжи (только неделю назад на реке сошел лед). Вытаскивать из воды пришлось обоих – и обидчика, который не стоял на ногах, и жертву. Первый после <водной процедуры> пришел в себя, пострадавший же так и не подавал признаков жизни. Тем не менее, Бандюгин решил, что выполнил свою миссию по реанимации и, оставив жертву на берегу, отправился за новой порцией спиртного. В магазине он был задержан работниками милиции.
Спустя некоторое время потерпевший был доставлен в меленковскую центральную районную больницу, где, не приходя в сознание, умер от многочисленных травм.
– Преступление было раскрыто по горячим следам, – рассказывает старший следователь следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Владимирской области младший советник юстиции Анатолий Рожков, занимавшийся расследованием этого дела. – Отпираться преступнику не имело смысла – слишком много свидетелей случившегося. Удивляет другое: как на предприятии, где столь опасные условия труда, могло произойти такое?
Согласно заключению амбулаторной психиатрической судебной экспертизы, у Бандюгина выявлено психическое расстройство в форме легкой умственной отсталости (олигофрении в степени легкой дебильности). Однако в период совершения преступления у него не было какого-либо временного психического расстройства, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Он находился в состоянии алкогольного опьянения, но верно ориентировался в окружающем.
На недавно прошедшем судебном заседании Бандюгина признали виновным в совершении преступления, ему вынесен приговор: восемь лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Екатерина ГАЛАНИНА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике