Почему за долги родителей страдают дети?

В свои 42 года Ольга Саноровская нигде и никогда не работала, с первым мужем разошлась, дочь Аллу, которой исполнилось 15 лет, муж забрал с собой, Ольга не возражала....

В свои 42 года Ольга Саноровская нигде и никогда не работала, с первым мужем разошлась, дочь Аллу, которой исполнилось 15 лет, муж забрал с собой, Ольга не возражала. У нее оставалось еще 3 детей, старшей Наташе Ковязиной уже исполнилось 20 лет, Яше Саноровскому – 11 лет и Гале Тимофеевой – 6 лет.
Последние шесть лет Наташа Ковязина проживала со своей бабушкой Лидией Тимофеевной на проспекте Строителей. Яша и Галя жили с мамой Ольгой и ее гражданским мужем Андреем Тимофеевым, отцом Гали, на Добросельской. Андрей был моложе своей жены Ольги на три года, работал в фирме по установке пластиковых окон. Пил Андрей регулярно, втянул в пьянки и Ольгу, третьим собутыльником у них постоянно был друг Анатолий.
В июне прошлого года Андрей вернулся с работы и застал у себя дома отдыхающего после пьянки Анатолия. Вроде бы приревновав жену, затеял драку. Сначала избил собутыльника, потом пошел на кухню и взял нож. Маленький Яша видел всю эту драку и закричал от страха, когда отчим замахнулся ножом. У судебных экспертов возникли две версии, по одной из них, Андрей в приступе ревности ударил Ольгу ножом в грудь, нанеся ей смертельную рану. По другой версии, Ольга пострадала за Анатолия. Она была маленького роста, но встала между мужчинами, и удар пришелся ей прямо в сердце. <Скорая помощь> приехала только через 40 минут. До ее приезда Ольга не дожила. Тимофеев получил 10 лет тюремного заключения с отбыванием в колонии строгого режима.
К тому времени 20-летняя Наташа работала на заводе <Автоприбор> сборщицей, зарабатывала около пяти тысяч рублей. Потом на работу к себе ее взяла тетя – Светлана Анатольевна. Когда Наташа решила оформлять опекунство над младшими братом и сестрой, Светлана Анатольевна настойчиво советовала сдать сестру и брата в интернат. Возразившую ей племянницу уволила. Из запущенной, разоренной пьяными дебошами квартиры Наташа с детьми переехала жить к бабушке. Существовали все вместе на ее пенсию в 2600 рублей.
По потере кормильца Наташа стала получать за Галю 1700 рублей, за Яшу – 3400. Опекунские деньги за двоих детей составляли 8700 рублей. С учетом оплаты накопившихся долгов за коммунальные услуги в маминой квартире и оплаты текущих расходов по ЖКХ на питание оставались крохи.
29 июня Наташа родила дочь, которую назвала Викой. Отец Вики сбежал в Ульяновск, когда Наташа была на третьем месяце беременности. Беглец Наташе не помогает, а она не желает его разыскивать и подавать на алименты. <Вика никогда не узнает, кто ее отец, воспитаю сама и не хочу ни от кого зависеть>, – говорит Наташа. Сейчас трое детей и двое взрослых живут в квартире у бабушки, а трехкомнатная квартира в Добром требует косметического ремонта. Отчим по пьянке еще зимой выбил в ней окна.
<Нам хотя бы помогли косметический ремонт сделать, чтобы можно было там жить. Скоро Яша и Галя пойдут в школу, их надо одеть и закупить школьные принадлежности. Их школа находится в Добром, там и поликлиника, где они стоят на учете. Денег на ремонт нет, долги за <коммуналку> накапливаются. Почему нам сегодня приходится платить за пользование водой, когда мы не живем в Добром и услугами водоснабжения не пользуемся?> – грустно размышляет Наташа.
Из-за задолженности по квартплате родителей Наташа не может получить в паспортном столе справку о количестве проживающих в квартире, без которой, кстати, невозможно оформить субсидии, материальную помощь и иные виды дотаций. С места работы без ее ведома в счет уплаты долгов вычли 2400 рублей. Мэр города Александр Рыбаков подписал лицевой счет на право пользования квартирой, администрация города выделила материальную помощь детям в сумме 10 тысяч рублей, которые также ушли на оплату долгов за коммунальные услуги.
Резонно спросить: почему Наташа не сдает в аренду квартиру в Добром? Ведь в договоре можно предусмотреть ремонт квартиры силами жильцов, в счет арендной платы будущих периодов. Но, впрочем, советы давать всегда легче, чем им следовать. Сами-то мы в таком случае думали бы: не учите жить, а помогите реально. Вот и Наташа со слезами на глазах восклицает: <Кто бы помог нам с ремонтом для того, чтобы до первого сентября переехать в свою квартиру, чтобы дети пошли в свою школу? Или мы всю жизнь будем выплачивать долги мамы и отчима?> Сегодня она исправно платит за проживание на бабушкиной жилплощади, но перспективы завтрашнего дня ее страшат. Ей страшно не за себя, а за детей, которым она и за маму, и за папу…

Владимир СОПУНОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике