Александровские милиционеры пытались смыть пятна с мундира кровью. Чужой

23 мая этого года Александровский городской суд Владимирской области под председательством судьи Е. Казарцевой, казалось бы, поставил точку в уголовном деле бывшего начальника уголовного розыска ОВД по Александровскому...

23 мая этого года Александровский городской суд Владимирской области под председательством судьи Е. Казарцевой, казалось бы, поставил точку в уголовном деле бывшего начальника уголовного розыска ОВД по Александровскому району Владимира Романова. Но история получила свое криминальное продолжение.

Спасли мальчишке руку
Но сначала вернемся почти на двадцать лет назад. 3 августа 1990 года восьмилетний Женя Сенотрусов, отдыхавший в Подмосковье у своей бабушки, в поисках грибов случайно наткнулся на оголенный кабель с напряжением в 35 тысяч вольт, беспечно оставленный электриками. Две клинические смерти перенес мальчишка, подмосковные врачи буквально с того света вытащили его, но спасти обгоревшую правую руку оказалось невозможно.
Совершить чудо смогла лишь Женина мама Алена Сенотрусова. Через администрацию президента и посольство России во Франции удалось определить Женю на лечение в детский госпиталь <Армандо Труссо> в Париже. Пострадавшая рука, на которой полностью сгорел участок в 15 см, – голая кость без сухожилий, мышц и сосудов – потребовала тридцати операций. Лечение растянулось на несколько лет, подвижность руки смогли частично восстановить за счет вшитых инородных тел, но она осталась изуродованной, и Женю признали инвалидом. Хотя он мог протягивать руку друзьям для приветствия – до встречи с сотрудником УГРО Романовым.

Сына опять изувечили
Алена не скрывает, что Женя был не пай-мальчиком. В подростковом возрасте он привлекался к ответственности за угон автомобиля, баловался Женя и спиртным. Известный в Александрове предприниматель, Алена, желая оградить сына от дурного влияния друзей, для присмотра за ним определила его на работу в свой магазин, где работает и отец Жени. Сын женился, появился ребенок, его жизнь выровнялась. Однако из-за неспокойного характера Алены – члена городского совета предпринимателей, из-за ее резких выступлений, в том числе и в адрес представителей силовых структур, у Сенотрусовых начались проблемы. Милиция не обходила своим вниманием Сенотрусова-младшего. Но в июле 2006 года произошло нечто из ряда вон выходящее, событие, которое перечеркнуло несколько лет Алениной жизни, все усилия французских врачей и людей, помогавших в лечении Жени.
Поздно вечером взволнованный Женя позвонил маме из милиции.
– Мама, приезжай, а то я не знаю, что они тут со мной сделают, – успел прокричать он в трубку.
Как Алене удалось через решетки пробиться к сыну, она уже и не помнит. Отрывочно она помнит друга Жени, просившего не бросать его здесь одного, человека, лежащего на полу с пеной у рта, и самое страшное – сломанную Женину руку. Она опять как неживая, начинала отекать и синеть.
Женю и его друга забрали по подозрению в краже сотового телефона. Следствие и суд установят, что к задержанным применялось насилие – избиение. Обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного пунктом <а> ч.3 ст. 286 УК РФ – превышение должностных полномочий, – Владимир Романов признан виновным. Ему было назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ, более мягкое, чем предусмотрено за данное преступление: в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности в системе правоохранительных органов в течение трех лет.
В период судебного разбирательства возбуждалось дело <на неустановленных лиц> по эпизоду вывоза свидетеля, Аргуна Гурама, людьми в форме ночью на кладбище, где его перед видеокамерой заставляли отказываться от прежних показаний, а в октябре 2007 года избили и вынудили покинуть Александров. В суде он больше не появлялся. Отснятые на видеокамеру материалы также не удалось отыскать. Однажды Гурам позвонил Сенотрусовой из Абхазии и сказал, что в "криминальном Александрове" он больше не появится. У Алены продолжались неприятности с бизнесом, инспирировались жалобы жителей района, бесконечные проверки следовали одна за другой…

Пытки свидетеля
Предстоящее слушание по кассационной жалобе Владимира Романова в областном суде, которое планировалось на 22 июля этого года, активизировало действия некоторых сотрудников районного уголовного розыска. Из пяти потерпевших и свидетелей по делу Романова с тремя <примирились>, один исчез неизвестно куда. Остался лишь Иван Арбузов, проживающий в своей квартире с отцом.
27 июня, примерно в 22 часа, Иван возвратился домой. Там кроме отца находились сотрудники милиции, одним из них был сотрудник уголовного розыска Евгений Пичугин. Прибыли милиционеры по заявлению отца. Иван накануне продал другу свой телевизор, чтобы возвратить денежный долг. Оперативник Евгений Пичугин надел Ивану наручники, и его повезли в ОВД. Там стали требовать новые показания по делу Романова: что якобы 19 июня прошлого года, когда на берегу реки Женя Сенотрусов отмечал свой день рождения, он подрался со свидетелем обвинения Равилем Гильмановым, и тот сломал Жене руку. По словам Ивана, за отказ от дачи необходимых показаний его начали избивать четыре сотрудника в милицейской форме, опознать которых он смог бы и сейчас.
Потом непокорившегося Ивана в наручниках положили на стол. Двое держали за руки, а оперативник Евгений Пичугин снял с закованного парня брюки и плавки, стал фотографировать на свой мобильник оголенные части тела.
По окончании <фотосессии> Пичугин пояснил Ивану, что снимки попадут в Интернет и станут достоянием обитателей тюрем, – всем станет известно, что Иван <голубой> и с ним можно познакомиться. После такой угрозы Иван согласился писать под диктовку. Обрадовавшись, пившие пиво <Балтика> сотрудники розыска даже угостили Ивана…
Из-за пыток Иван попал в больницу с повреждением 9-го и 10-го позвонков, переломом ребра, сотрясением мозга, разбитым носом и гематомами по всему телу, синяками в ушах – все это было зафиксировано врачами. При встрече с корреспондентом Иван с трудом волочил одну ногу, ему срочно необходим корсет для стабилизации позвоночника, которого, к сожалению, нет в больнице Александрова.
Рассказывая о случившемся с ним, 27- летний молодой человек плакал. Он настолько запуган, что о визите в больницу сотрудника милиции, который оставил Ивану номер своего мобильника, на случай если Иван <одумается> и пойдет на примирение, рассказывал с неподдельным страхом.
Несмотря на сильный испуг, при нашей беседе Иван сказал, что в суде и на следствии он расскажет все, как было в действительности, как его избивали и угрожали, а участвовавших в этом сотрудников милиции он опознает.
Гудевший от "дела Романова" город вновь всколыхнули последние события, связанные с действиями сотрудников ОВД.
Глава администрации Александровского района Владимир Коркин сказал: <Суд над Романовым состоялся и приговор вынесен вполне закономерно. Этот инцидент пятном ложится на ОВД. Продолжающееся силовое давление на свидетелей по делу Романова - это, прежде всего, должно стать делом прокуратуры, а не исполнительной власти. Разговор по этому вопросу с начальником ОВД был, но у них на этот счет есть своя точка зрения. Поэтому во всем должен разобраться суд>.
Следователь следственного отдела следственного комитета при прокуратуре Андрей Егоров по поводу нанесения физического вреда здоровью Ивана Арбузова ничего конкретного сказать не смог. Хотя прошло уже две недели с момента нанесения побоев, у следователя нет заключения судебно-медицинской экспертизы, со всеми сотрудниками милиции, фигурирующими в данном деле, он еще не встретился.
Прокурор Александрова Александр Шайкин согласился с тем, что расследование дела необоснованно затягивается. <Если факт причинения вреда здоровью подтвердится, то это действительно серьезное преступление>, – сказал прокурор.
Заведующий Александровским отделением судебно-медицинской экспертизы Владимир Богунов подтвердил, что проводилось освидетельствование Ивана Арбузова с фиксацией наружных повреждений тела. Однако:… <Заключение экспертизы будет готово только после окончания лечения потерпевшего", - сказал эксперт.
Руководитель службы собственной безопасности при УВД области Владимир Теровкин пояснил, что исчерпывающие сведения о происшедшем можно получить по окончании расследования, не ранее чем через месяц. Но половина месяца уже истекла, а воз и ныне там. Однако Алена Сенотрусова не намерена отступать и надеется добиться справедливости.

Документально
Из заявления Ивана Арбузова: <Руководителю следственного отдела при прокуратуре г. Александрова. Прошу привлечь к уголовной ответственности сотрудников ОВД за прослушивание моего телефона, за нанесение мне побоев и незаконное лишение свободы>.

Владимир СОПУНОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике