Лечим или калечим?

Два года назад к врачу-травматологу поликлиники “Точмаш”-”Автоприбор” Сергею П. обратилась некая Татьяна Нечаева. У нее были боли в локте левой руки. За два дня до этого Татьяна упала...

Два года назад к врачу-травматологу поликлиники “Точмаш”-”Автоприбор” Сергею П. обратилась некая Татьяна Нечаева. У нее были боли в локте левой руки. За два дня до этого Татьяна упала в подвале дома и ударилась рукой.

Боли появились на следующий день. Татьяна поехала в травмпункт. Врач осмотрел руку, сказал, что это просто сильный ушиб, и отправил домой. Но рука болеть и ныть не переставала, и женщина обратилась к фельдшеру пос. Богослово. Тот рекомендовал обратиться к врачу – возможен перелом. Наложив повязку, фельдшер дал ей направление в поликлинику “Точмаш”-”Автоприбор” к хирургу, в кабинет №608. Доктор П. осмотрел руку и направил больную на рентген в детскую больницу – в его поликлинике не работал томограф.
Получив снимок, П. сказал – у больной небольшой перелом лучевого запястья. Наложив гипс от кончиков пальцев и выше локтя, врач выписал лекарство “Траксивазин”, снимающий отечность, и обезболивающее. До наложения гипса пальцы руки двигались, только рука была слегка припухшей. Амбулаторную карту П. не заводил, а свои рекомендации записывал на отдельных листочках.
Уже через день больная почувствовала, что гипс сжимает руку, пальцы стали синеть, в области локтя была постоянная боль. Свои жалобы и опасения она высказала врачу. Тот ответил – ничего страшного, так и должно быть, скоро все пройдет.
Еще через сутки из-под гипса выглядывали только большой и средний пальцы, сдавливание руки было невероятным. Врач посоветовал разжать гипс и разрабатывать пальцы. Медсестра разжала гипс и стала разогревать руку, на которой уже двигался только средний палец. Врач вновь посоветовал разрабатывать руку. После часа такой разработки медсестра не выдержала и позвала другую медсестру, которая после увиденного высказала свое возмущение запущенностью руки и посоветовала колоть никотиновую кислоту. Ее Татьяне кололи несколько дней.
Не выдержавшая мучений невестки свекровь повезла больную опять к доктору. “Поставьте мне хоть капельницу”, – попросила она.
– Ничего не нужно, – сказал врач и выписал Татьяне мочегонное и какое-то внутривенное средство.
Прошло еще два дня. Терпеть боль совсем не было сил. Больная пришла опять к П., ей сняли, наконец, гипс, но рука уже была сине-черной, двигался только средний палец. Но врач вновь порекомендовал повязку, пытаться “разрабатывать” руку и делать водочные компрессы. Но без толку – рука болела, распухла. Боли не давали Татьяне спать более двух недель. Только когда Татьяна пришла к П. со страховым полисом, он забрал у нее все листки, на которых были выписаны его лекарства и рекомендации, и велел прийти на следующий день. Госпитализацию ей не предлагал, а на просьбу свекрови ответил, что нет необходимости.
Но через сутки у Татьяны поднялась температура – до 39 градусов. Свекровь настояла на посещении БСП. Татьяну осмотрел зав. травматологическим отделением Певунов, который после осмотра срочно собрал коллег. После изучения снимков врачи БСП определили серьезность положения.
На самом деле перелома не было, все произошло из-за длительного сдавливания руки гипсом. После надреза и откачки гноя врач Тощеев определил, что рука мертвая, а анализы показали сильную интоксикацию крови. Консилиум врачей убедился – рукой больная не владеет и совсем ее не чувствует.
В больницу пришел отец Татьяны. Врач Добронравов попросил его собрать всех родственников – речь шла уже о жизни и смерти больной. Необходима срочная ампутация руки. У родственников взяли письменное согласие на это, и через 30 минут операцию сделали. На третий день после операции у больной спала температура, анализ крови дал хорошие результаты, заработали почки.
Татьяна получила 3-ю группу инвалидности с пенсией в 1600 рублей. Работать как прежде, продавцом, она теперь не может. В довершение ко всему, развелась с мужем – ему не нужна жена-инвалид.
Затем начались разбирательства. Врач П. в присутствии зав. поликлиникой, отца потерпевшей, эксперта и юриста больницы согласился выплатить за причиненный Татьяне вред 100 тысяч рублей, и выдал ей расписку. Но обещание не сдержал и выплатил только 5 тысяч.
Мировой судья судебного участка №5 Фрунзенского района Ольга Емельянова вынесла решение по ч.2 ст. 118 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей и приговорила П. к 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, с лишением права заниматься медицинской деятельностью сроком на 2 года.
Апелляционной инстанцией приговор оставлен без изменения, апелляционная жалоба – без удовлетворения.
П. обжаловал это в кассационную инстанцию Владимирского облсуда. С момента совершения преступления до вступления приговора в силу прошло более 2 лет, и дело было прекращено в связи с истечением срока давности. П. был освобожден от уголовной ответственности.
Но вот у Татьяны новая рука уже не вырастет никогда.
Редакция благодарит прокурора отдела прокуратуры Владимира Светлану Кривову за помощь в подготовке материала.

Текст: Владимир СОПУНОВ.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике