Утро 27 июня для охранника порта Вязники началось с кошмара. Как обычно, мужчина собрался пройтись по берегу Клязьмы в поисках пустых бутылок, которые служили ему стройматериалом для теплицы.

Но об этом быстро пришлось забыть, когда мужчина обнаружил находки совсем другого рода. Между портом и спасательной станцией, на территории т.н <дикого> пляжа, были разбросаны фрагменты человеческого тела.
О страшных находках охранник сообщил в ОВД. Оперативная группа зафиксировала факт обнаружения следующих фрагментов: кожно-мышечного лоскута головы, который охватывал нос, половину губы и ушную раковину; кисть левой руки, фрагмент тела от пояса до колен и всевозможные рубленые части из области грудной клетки.
Страшный список получил продолжение 28 июня. От сторожа порта поступила новая информация: спустя сутки на берег были выброшены нога, кисть правой руки и отдельные кожно-мышечные лоскуты правой ушной раковины.
В этот же день в ОВД обратилась некая Ольга Патрикеева. Она просила милицию принять меры к розыску её брата, 19-летнего Игоря Степанова, который ушёл из дома 24 июня и не вернулся. По факту пропажи человека инспектор угрозыска Ольга Осокина завела оперативное дело.
Тем временем, сразу после обнаружения первых фрагментов тела неизвестного Вязниковская прокуратура обратилась за помощью в областное УВД. Эксперт-криминалист Орлов в помещении морга снял с кистей рук образовавшуюся на них <перчатку смерти> (отделившийся слой эпидермиса) и, благодаря специальной методике, которой его обучили питерские коллеги, получил отпечатки пальцев.

Было известно, что фрагменты тела принадлежат молодому человеку. Стала отрабатываться версия пропавшего Степанова. Оперативно-следственная группа отправилась в квартиру, где жил Игорь. Здесь были взяты отпечатки пальцев с предметов, которыми часто пользовался Степанов: с акустической системы, с аудио- и DVD-дисков и коробок из-под них.
Появился и первый серьёзный результат: после кропотливой работы вязниковские эксперты вместе с Орловым объявили, что отпечатки пальцев с имеющейся в наличии кисти совпадают с <домашними>. А когда 28-го июня была обнаружена вторая кисть, совпали уже отпечатки четырёх пальцев.
Эксперты сделали заявление: со 100-процентной уверенностью можно сказать, что обнаруженные фрагменты тела принадлежат Игорю Степанову.
Этот факт был подтверждён результатами экспертизы по ушной раковине. Был использован снимок Игоря, сделанный одним из его друзей на сотовый телефон, где ушная раковина была в хорошем обзоре.
Вместе с фотографиями, предоставленными родственниками Степанова, снимок был отослан во Владимир. Ответ экспертов гласил – с большой вероятностью ушная раковина на предоставленных фотографиях идентична той, что является частью кожно-мышечного лоскута.
Что касается опознания родственниками, то приглашённые в морг 28 июня брат Игоря Олег и муж его сестры не смогли по предоставленным им фрагментам, в том числе – и по кожно-мышечному лоскуту головы – точно утверждать их принадлежность. Но и не отрицали такой возможности.

Важную информацию для восстановления картины происшедшей трагедии сообщили друзья Игоря. 24 июня он действительно отправился праздновать День молодёжи, который отмечался в городе. В полтретьего ночи встретился со своей знакомой. Между ними состоялся примечательный разговор. Молодой человек жаловался, что у него не сложились отношения с подружкой, поэтому он хочет утопиться из-за этой, по его словам, "шалавы".
Как сообщила свидетельница, Степанов был настроен серьёзно, причём был сильно пьян. Менее чем через полчаса после встречи с ним девушка на всякий случай отправилась к порту. У кустов возле <дикого> пляжа она обнаружила его аккуратно сложенную одежду.
Побродив с полчаса по берегу, она вернулась на прежнее место: джинсы и ботинки лежали там же. На обратном пути девушка позвонила сестре Игоря Ольге и сообщила о его намерении утопиться. Ольга также отправилась на его поиски.
Был пятый час утра, но в столь раннее время суток <дикий> пляж не пустовал: компании молодых людей распивали спиртное. Ольга побоялась подойти, чтобы спросить об Игоре. И её поиски не увенчались успехом. А одежда брата исчезла: по-видимому, была украдена, потому что была практически новой.

Характер повреждений на фрагментах тела говорил в пользу того, что убийства, связанного с расчленением, не было. Скорее всего, человек (или уже труп) попал под винт мотора транспортного судна. Прокуратура взяла объяснение со сменного капитана Торгашова, работающего в этой должности в порту Вязники на теплоходе <Гороховец> с 1987 года.
И догадка прокуроров подтвердилась. По словам капитана, 24 и 25 июня теплоход был причален к берегу, а вот 26-го, около 12 часов, приступил к выполнению устного задания главного инженера порта о перестановке плавучего крана другим бортом к пирсу. После начала движения, на подходе к пирсу теплоход затрясло, и Торгашов включил винт на обратный ход для продувки. Через 2 минуты, когда винт снова был включён на ход, трясти теплоход перестало, и маневровые работы продолжились.
Как рассказал капитан, под днищем теплохода имеется турбина, в ней – винт, а сзади него – колесо для спрямления водяной струи. На фоне турбины должна крепиться решётка (вертикальные куски арматуры с расстоянием между ними 30-40 см), чтобы в винт не попадали крупные твёрдые предметы и чтобы не заглох двигатель. Но, по словам Торгашова, эта решётка отсутствовала на теплоходе с момента начала его эксплуатации. Её отсутствие облегчает дальнейшее движение теплохода при попадании в турбину каких-либо предметов, поскольку имеется возможность продуть турбину, включая винт вперёд-назад.
В практике капитана был случай, когда в турбину попало бревно, двигатель заглох, и бревно пришлось распиливать, чтобы вытащить его.
По сравнению с тем случаем 26 июня теплоход трясло меньше, и было достаточно совершить одну продувку, чтобы продолжить движение. Какой именно предмет попал в турбину, Торгашов не видел, но допустил, что это мог быть утопленник (такие случаи <улова> у него уже были). Продувка привела к его расчленению. Слова капитана о том, что у теплохода имеется достаточно мощный винт, способный перерубить человеческое тело, подтвердили предоставленные в прокуратуру схемы теплохода.

В итоге уголовное дело по данному факту прокуратурой возбуждено не было: признаков совершения преступления не усмотрено. Всё говорит в пользу того, что Игорь Степанов сам пошёл на смерть из-за несложившихся отношений с девушкой.
По словам всех, кто его знал, он был спокойным и общительным человеком и даже в состоянии алкогольного опьянения не провоцировал конфликтных ситуаций. Любил жизнь и мыслей об уходе из неё никогда не высказывался.
Почему он изменил своим принципам и совершил непоправимое той июньской ночью, – мы уже никогда не узнаем.
Лана КОМПАНИЕЦ.
г.Вязники.

Автор благодарит за предоставленные материалы старшего следователя Вязниковской прокуратуры Михаила Щадрина.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике