Условное, но тоже наказание

Педагогами в погонах называют сотрудников 19 уголовно-исполнительных инспекций УИН, действующих на территории области. Наш корреспондент задал несколько вопросов начальнику уголовно-исполнительной инспекции УИН Фрунзенского района Владимира Татьяне Лисиной.

– Татьяна Борисовна, каков объем работы у вас и ваших инспекторов? Велик ли ваш штат?
– Кроме меня в инспекции трудятся еще три человека: старший инспектор Неля Рашидовна Зиннатуллина, инспекторы Надежда Александровна Рогожкина и Дмитрий Владимирович Евсеев. А опекаемых или поднадзорных у нас 496 человек. Все они решением суда приговорены к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, за хулиганство, кражу, лжесвидетельство и другие правонарушения.
При этом, как правило, судом учитываются смягчающие обстоятельства. Это может быть первая судимость, наличие малолетних детей, правительственные награды за работу или службу в армии, отличные характеристики трудовых коллективов.
– За кого из поднадзорных больше всего болит душа инспектора?
– Душа болит за всех. Вот случай с солдатом А. Он воевал в Чечне, многое пережил и в какое-то время воспоминания лишили его покоя. Стал выпивать, “качать права” в общественных местах, в семье. В результате за одну из драк попал под суд, а жена, устав от дебошей мужа, забрала ребенка и ушла из дома.
После суда А.остается чересчур вспыльчивым, горячим. Мы понимаем, что ему с бедой без помощи врачей не справиться. Пришлось провести с А. трудный мужской разговор. Он все правильно понял и прошел курс лечения в специализированной клинике. Теперь устроился на работу, перестал пить, вернулась жена. Мы так за него рады.
– Однако мужской разговор возможен не всегда. Например, когда вы работаете с подростком, на которого жалуется мама или бабушка, важно не “пережать”?
– Был у нас такой случай. Бабушку внук так затерроризировал, что пришла она к нам и сказала:
– Посадите вы его. Зря ему отсрочку дали. Не исправится он.
С подростком мы попросили поработать психолога УИН Светлану Вячеславовну Матвееву. Проведя тесты, она выяснила, что внук любит бабушку, считает ее самым родным человеком. Когда мальчик узнал о результатах, он стал мягче, добрее относиться к бабушке. Психолог помог ему лучше понять себя. Надеемся, что срок условного осуждения подросток пройдет без происшествий.
– Татьяна Борисовна, с кем все-таки больше проблем: со взрослыми или с детьми?
– Пожалуй, с подростками. У нас на учете сегодня 30 молодых людей, осужденных условно за хищение сотовых телефонов. Это бич какой-то.
Еще проблема – ложные показания. Ребята стремятся выгородить друзей, попавших в неприятные истории. Судья таким на первый раз назначает обязательные работы на безвозмездной основе: от 40 до 240 часов. Их используют на работах по благоустройству города. Трудятся они по 3,5 – 4 часа в день, включая субботу и воскресенье. Одного такого подростка на работу дворником все дни сопровождала мать. Ее сын дал ложные показания в пользу друга в суде.
– А что тревожит больше всего?
– Работая с матерями, осужденными за правонарушения условно в интересах малолетних детей, мы часто видим, что сама мать этого послабления со стороны общества не ценит. В отношении одной такой особы мы даже обратились в суд с просьбой предупредить женщину, что условная мера наказания может быть изменена не в ее пользу. Своих ребят мать сдала в детские дома, а сама ведет разгульный образ жизни.
Даже судья сказала женщине резкие слова о том, что нет пользы детям от того, что мать оставили на свободе. Она о них все равно не заботится.
Нянчиться с такими мамами неправильно. Возможно, это я говорю не как женщина и мать, а как майор милиции. Педагогами в погонах нас можно назвать, а вот няньками в погонах нельзя. Мы – исполнители закона.

Беседовала Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике