Просто бытовуха

Так прокомментировали сыщики Гусь-Хрустального УВД двойное убийство в одной из квартир на улице Садовой. Чету пенсионеров, некогда благополучную семью, насмерть забили ногами.

Просто бытовуха

Так прокомментировали сыщики Гусь-Хрустального УВД двойное убийство в одной из квартир на улице Садовой. Чету пенсионеров, некогда благополучную семью, насмерть забили ногами.

Как все было

Около 6 вечера 2 февраля в дежурной части УВД Гусь-Хрустального позвонили. Следственно-оперативная группа обнаружила в 2-комнатной квартире пятиэтажки два трупа. У 69-летнего главы семьи и его 68-летней супруги на головах были следы побоев и спекшаяся кровь. В квартире стоял запах спиртного, царил беспорядок, свойственный пьющим семьям. Осмотр тел показал – люди умерли как минимум сутки назад. Соседи рассказали, что в квартире пенсионеров живет еще и их 39-летний сын.

Много лет здесь вместе пили отцы и дети. Начинают сразу, как получат пенсии. Длится оргия до тех пор, пока деньги не кончатся.

В 20-х числах января старики получили очередную пенсию. Вечером 29 января из квартиры еще доносился привычный шум гулянки. Тут часто при выяснении родственных отношений главным аргументом был кулак. Поэтому никто из соседей не обратил особого внимания на крики. Тревогу забили позже, когда несколько дней кряду здесь стояла непривычная тишина.

Безработный сын, пивший вместе с родителями, рассказать ничего не мог – пьяный угар затмил разум. Его, единственного выжившего в кровавой драме свидетеля, отправили в больницу на экспертизу, а трупы остальных – для установления причины смерти.

– А вдруг смерть наступила не от побоев, а от алкогольной интоксикации, – говорит начальник отделения межрайонного отдела по раскрытию убийств Борис Аванесян.

Судмедэксперты, впрочем, развеяли сомнения – люди погибли от черепно-мозговых травм. У главы семьи были сломаны ребра. Пенсионеров забили ногами.

Сын погибших стал единственным подозреваемым в двойном убийстве. Через два дня пенсионеров похоронила дочь, известный в городе человек, некогда – депутат Верховного Совета.

– Получается, пенсионеры не смогли постоять за себя? – спрашиваю у милиционера.

– Ничего удивительного, – рассуждает Борис Аванесян. -Задержанный сын не атлет. Разве горький пьяница может быть крепким человеком? Однако "квартирным боксером" он слыл, во хмелю махал кулаками. Родители были сильно пьяны и не могли сопротивляться. Свидетелей драмы нет, следствию предстоит установить, как все произошло. Нельзя исключать и того, что муж забил жену, а сын отца.

Алкоголики – они и есть алкоголики. Сыну лечение от алкоголизма не помогло. Он нигде не работал. В свое время у него была семья. Сейчас его ребенок и жена живут в доме напротив. Внук приходил в эту квартиру в пятницу. Дед и бабка, как обычно после пьянки, спали. Мальчик рассказал, что были живы – слышал, что дышали, хоть и были побиты. Он даже лицо деду от крови протер. Думал, все пройдет.

В субботу еще заходил. Дверь открыл отец. Передал ему что-то из вещей на пороге, в квартиру заходить было противно.

Анамнез

В доме до сих пор не могут прийти в себя от шока. Не верят, что жестокое убийство произошло у них под боком. Соседка по площадке, педагог со стажем, с трудом удерживаясь от слез, рассказывала:

– Это была замечательная семья, если отбросить пьянки. Мы въехали в дом вместе 20 лет назад. Соседи – работящие люди. Оба пользовались уважением на работе. Жили в достатке. Их сын закончил училище, работал на хрустальном производстве.

Я человек одинокий и больной, редко выхожу из дома. Потому чуть что, они мне звонили: беспокоились, жива ли. Покупали мне продукты и лекарства. А 10 лет назад, когда вышли на пенсию, в их квартире стал появляться самогон. Сначала пили отец с сыном. Потом втянулась и хозяйка. И каждую пьянку отец пилил сына: "Нахлебник!" Его крик стал привычным для дома. Ссоры перерастали в потасовку, мать вступалась за сына. Сначала она это пыталась скрыть, приходила ко мне с синяками. А потом стала во время "разборок" прятаться у меня. Я ей говорила – пьянка до добра не доведет! Она в ответ: "Больше не буду". Супруг искал свою половину: "Я ее люблю!". Я в ответ: "Не так надо любить!" А в последнее время я не стала пускать ее пьяную.

Они платили за квартиру, а если и занимали деньги, то в день выдачи пенсии тут же расплачивались с долгами. Хозяйка подрабатывала торговлей семечками. В холодильнике всегда в изобилии были продукты. Питались они неплохо. Хозяйка была чистоплотная: как протрезвеют, в квартире наводят идеальный порядок.

Соседка не может поверить, что сын мог такое сотворить. Особенно с матерью:

– У нее было изуродовано лицо! А ведь сын, как и мать, -добрейшей души человек. Чужую беду воспринимали, как свою, не жестокие люди, доброжелательные…

Григорий ПЕЧОРИН.

Фото автора.

г. Гусь-Хрустальный.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике