16+

Молилась ли ты на ночь?..

Молилась ли ты на ночь?..

…Войдя в темную комнату, он щелкнул выключателем и увидел "картину маслом": жена его мирно спала на кровати, а рядом сыто похрапывал чужой мужик. Называется, не ждали…

Жизнь
"пунктиром"

Петр и Лариса Максимовы были женаты уже 10 лет, но их семейная жизнь шла этаким прерывистым пунктиром, с перерывами на его отсидки в зоне и ее уходы к родителям. Петр смолоду отличался буйным нравом, особенно во хмелю. "Сначала бью, потом спрашиваю" – таково было его кредо.

За принципы пришлось отвечать. После одной из таких драк он и угодил на нары впервые. "Нанесение телесных повреждений средней тяжести", как пишут в протоколах, стало его фирменным стилем, а тюрьма – родным домом.

Разумеется, перепадало от него не только собутыльникам-противникам, но и супружнице. Ей-то как раз в первую очередь. Лара регулярно щеголяла "несмываемым макияжем", наведенным тяжелой мужней рукой. Однажды он так "подправил" ей личико, что сломал челюсть. Пришлось молодой еще женщине обзавестись зубным протезом.

Петр считал, что бьет жену за дело, и для радикальных мер у него есть уважительная причина: ее беспутное поведение. В поселке поговаривали, что, пока он "топтал зону", соломенная вдовушка не скучала и успевала наставить ему рога чрезвычайной ветвистости. Да и сам он примечал за благоверной кое-что, вот и учил уму-разуму. Кулаками вбивал понятие о женской добродетели.

Друг
или любовник?

Серега Зайцев давно был у Петра на подозрении. Жена слишком часто к нему захаживала, подолгу засиживалась. Говорила, что навещает старого друга лишь для того, чтобы выпить да поболтать, расслабиться. Так он и поверил! Его не проведешь такой отмазкой. Конечно, пока не пойман – не вор, но это – дело времени.

…Когда в тот вечер они с приятелем Витькой подошли к дому Зайцева, стояли уже глубокие сумерки, ни одно окошко не светилось. На стук не последовало ответа, входная дверь не поддавалась. Но Максимов был уверен: жена там. И не одна. Он обошел дом со двора, задняя дверь была не заперта.

Распахнул дверь – и тайное стало явным. Дрыхнут, голубки, а эта даже юбку одернуть не потрудилась! Сейчас он им покажет, как его рогатить!

Максимов совсем не держал в уме, что к этой кульминационной минуте они с Ларой уже четыре года были в разводе и формально друг другу – никто. Жили врозь, он с матерью в поселке Новый Быт, она с сынишкой – у родителей в Красной Горбатке. Фактически Лариса имела полное право встречаться с кем угодно, и он ей – не указ.

Отелло
разбушевался

Спящую женщину привел в чувство грубый толчок и сильный удар по лицу. Закричав: "Не надо!", – она попыталась закрыть голову руками, но через минуту оказалась на полу. Муж пинал ее ногами, и скоро крики перешли в слабый стон.

Жуткого зрелища не выдержали даже Петров с Зайцевым. Сначала они безучастно наблюдали за "семейной сценой", но потом Зайцев пробормотал: "Хватит, отстань от нее" Гневливый супруг развернулся и врезал ему в челюсть. Непрошеный защитник рухнул на пол, после чего поспешно спасся бегством. А Максимов продолжал начатое, пока не устал. Утомившись, послал друга Витьку Петрова за бутылкой самогона.

Пили мужики уже втроем. Отсидевшийся взаперти "соперник" Зайцев тоже присоединился к застолью. Максимов, свершив расправу, сменил гнев на милость и беседовал с дружком жены вполне мирно, без ругани. Но в какой-то момент Зайцев опешил, услышав от грозного гостя: "Ты зачем мою жену убил?"

Лишь заметив благодушную ухмылку, сопровождавшую вопрос, понял, что это шутка.

А ведь молодую женщину действительно убили. Впрочем, в тот момент она, возможно, была еще жива, вроде бы дышала, хрипела. Ее всего лишь переложили с пола на диван и оставили, продолжив пьянку.

Лишь утром пришедшая мать хозяина дома заявила похмельной компании: "Я иду звонить в милицию, у вас тут на диване – покойница".

Ревность
или месть?

На суде прозвучала совершенно другая версия событий, озвученная свидетелями. Она очень отличалась от той, что рассказана выше со слов обвиняемого. Третий участник "треугольника", Зайцев, уверял, что никакой измены не было, и ревность тут вовсе ни при чем.

С Ларисой Максимовой Зайцев действительно был знаком давно, но никогда не имел с ней близких отношений. Приятели, не больше. Или, если точнее, собутыльники. Выпить любили оба, но у Лариски никаких условий для "культурного досуга": родители рядом и сын. Вот и заходила к нему, бобылю, если взгрустнется. Винца попить, за жизнь пообщаться.

За этим же пришла и в тот раз, только вот выпила многовато. Дело житейское, с кем не бывает. Легла проспаться. А он, Зайцев, сидел и смотрел телевизор. Все чинно-блинно, никакого интима. Максимов, зайдя в дом, был совершенно спокоен, походя спросил, давно ли здесь его жена. Втроем мужики сначала распили на кухне бутылку самогона, и лишь потом экс-муж молча встал, прошел в комнату и начал бить бывшую жену. Хозяин дома не вмешивался минут десять, потом попытался прекратить расправу, за что и был побит.

Никакой он, Максимов, не Отелло. Изувечив Ларису, он не только не подумал оказать ей медицинскую помощь, но и другим запретил. Убедившись, что она умерла, он лег спать, а утром отпускал шуточки…

Районный суд под председательством Г.Назарова счел версию обвиняемого неубедительной. По мнению суда, в момент совершения преступления подсудимый не находился в состоянии аффекта, а действовал с целью умышленного убийства на почве мести. Приговор – лишение свободы на срок 12 лет с отбыванием наказания в ИТУ особого режима.

Нина АЛЕКСАНДРОВА.

Селивановский район.

Фамилии изменены,
события подлинные.

Просмотры: