Текстильщиков допустили к институтам развития

Впервые за последние 20 лет о текстильной отрасли заговорили на самом высоком государственном уровне. Летом этого года проблеме развития текстильной промышленности был посвящен президиум Государственного совета РФ, а...

Впервые за последние 20 лет о текстильной отрасли заговорили на самом высоком государственном уровне. Летом этого года проблеме развития текстильной промышленности был посвящен президиум Государственного совета РФ, а недавно в Иванове состоялись Международный "Текстильный салон-2008" и приуроченный к нему III Межрегиональный экономический форум "Золотое Кольцо". Обозреватель "Призыва" расспросил о происшедших переменах президента Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Бориса Фомина и сделал вывод, что при сохранении сложившейся тенденции через 5-10 лет российская текстильная промышленность может прекратить свое существование.

– Сейчас в связи с экономическим кризисом в стране наметился спад промышленности. Предложения Союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности, озвученные вами на госсовете, наверняка стали еще более актуальными. Расскажите, каковы они?
– На Государственном совете 20 июня 2008 года, состоявшемся в Иванове по инициативе губернатора Михаила Меня, Президент РФ Дмитрий Медведев проявил политическую волю и заявил, что текстильная промышленность в России должна быть. Наш союз участвовал в выработке предложений по решению проблем текстильной отрасли, и теперь мы все вместе должны выполнять поручения президента.
Во-первых, мы просили президента, чтобы в "Стратегии-2020" обязательно появился раздел текстильной и легкой промышленности. До 12 декабря первоначальный вариант стратегии будет готов, его разместят на сайте Минпромторга для всенародного обсуждения.
Во-вторых, мы просили увеличить субсидии по погашению процентных ставок по кредитам Центробанка на закупку сырья с одной второй до двух третей ставки и перераспределить деньги таким образом, чтобы сделать акцент на техническое перевооружение.
Затем мы внесли поправки в трехлетний бюджет 2009-2011 годов по увеличению объемов субсидирования сырья и оборудования, но теперь в связи с кризисом и начавшимся спадом промышленности хотим эти цифры увеличить. В январе это будет сделано: бюджетное финансирование "текстильных статей" вырастет соответственно в 2-5 раз. Кроме того, мы ожидаем уточнений бюджета и дополнительных поступлений в течение финансового года.
Но при всех положительных изменениях есть неблагоприятный момент: предприятия оказались не готовы к осуществлению масштабных программ, у них нет бизнес-планов закупок нового оборудования и технического перевооружения. Мы уже обсуждали сложившуюся ситуацию в Минпромторге и Торгово-промышленной палате России. В планах развития предприятий обязательно должны быть предусмотрены направления модернизации производства, чтобы банки понимали, как будут расходоваться средства, и охотнее шли нам навстречу. Кстати, в меморандумах Внешэкономбанка и Россельхозбанка теперь появятся новые разделы – финансирование и кредитование текстильного и льняного комплекса. Нас допускают к институтам развития, что очень важно.
Ну и одно из самых наглядных достижений госсовета – запуск пилотных проектов, в которых приняли участие пять областей ЦФО, с общим финансированием 52 млрд рублей.
– Перечислите, пожалуйста, области, которые получили гранты на осуществление пилотных проектов.
– Это Вологодская, Волгоградская, Ивановская, Тверская и Ярославская области. Вашей – Владимирской – среди них почему-то нет, хотя она входит в "Золотое кольцо России". Почему-то и здесь, на выставке, нет ваших стендов. Это очень странно.
– Что включают в себя пилотные проекты – строительство предприятий, модернизацию оборудования, научно-исследовательские работы?
– Для строительства предприятия нужен инициатор, то есть инвестор, который просчитает экономическую выгоду, выстроит технологическую цепочку. Пилотные проекты призваны простимулировать прежде всего кластерный подход к развитию текстильной и легкой промышленности. В частности, льняная промышленность должна работать по принципу "поле – магазин", то есть исключая посредников от этапа изготовления сырья до готового товара.
Идея кластерного подхода вынашивалась очень давно. Нас в свое время поддерживал Николай Иванович Рыжков. Если говорить о готовой продукции, то добавленная стоимость увеличивается в 100 раз. К сожалению, сегодня мы сырую нефть гоним в Китай, а Китай везет к нам тот ширпотреб, которым контрафактно и контрабандно торгуют на рынках. Спасибо губернатору Меню, который вместе с сенаторами от Ивановской области подхватил идею создания кластера.
Формирование промышленных кластеров в Ивановской, Вологодской, Костромской, Ярославской областях должно обеспечить текстильное производство современной инженерно-технической, транспортной и социальной инфраструктурой и помочь наладить выпуск совершенно других видов продукции. Тот, кто правильно читает эту программу, начинает заниматься глубокой переработкой и ориентироваться на конечный продукт.
– Есть ли в нашей стране перспективы развития у льняной промышленности?
– Как отметил на Госсовете президент, особое значение имеют восстановление и развитие льняного производства, востребованного как в России, так и за рубежом. Причем за рубежом, может быть, даже в большей степени, потому что там выше покупательский спрос. В сельскохозяйственной программе до 2012 года есть специальный раздел по льняному комплексу, там предусматривается ежегодно до 600 млн рублей из бюджета, но нет стыковок с перерабатывающей и текстильной промышленностью. В этом-то вся и ошибка.
– Согласны ли вы с утверждением, что емкость российского рынка 2,3 трлн рублей, и что, на ваш взгляд, нужно делать для его развития дальше?
– По нашей оценке, емкость рынка в 2007 году составила 1,6 трлн рублей. Мы на нашем рынке гости и контролируем только 23% товарооборота. Разговоры о том, что существует перепроизводство товаров, – бред. Перепроизводства нет, надо отвоевывать 77% влияния. В последние годы спрос на текстиль устойчиво растет. И, по оценкам экспертов, такая тенденция сохранится в ближайшем будущем.
В то же время, и это очевидно сегодня, наша текстильная промышленность пока не в состоянии обеспечить даже внутренние потребности. Ее сырьевая база во многом зависит от импорта, не говоря уже о том, что хлопковое волокно полностью ввозится из-за рубежа.
Стратегия развития, которая разрабатывается, предусматривает увеличение российской ниши до 51%. Если мы этого достигнем в результате осуществления стратегии – это большой плюс и задел на перспективу.
Меня удивляет сегодняшнее благодушие: утверждается, что мы все решим с помощью кластерного подхода. Да, мы решим в тех областях, которые участвуют в пилотных проектах и подтянут за собой 52 млрд рублей. Но необходимо создать экономические условия, при которых отечественные производители текстильной и легкой промышленности смогут реально конкурировать с зарубежными как на внешнем, так и на внутреннем рынке. Для этого нужно использовать опыт Китая. Об этом много говорится. Но никаких усилий не предпринимается.
Первое, что нужно сделать, – освободить предприятия текстильной и легкой промышленности от налога на прибыль. Сегодня для всех он 23%. Вот уже на 4% освободили – спасибо, но будет ли теперь прибыль? Китайцы дают своим предприятиям спокойно дышать 5 лет.
Второе – льготы по аренде земли. В период строительства в Китае предприятия земельный налог не платят. Мы говорим о том, что есть 10 проектов в Ивановской области. Они должны строиться на какой-то земле. Хорошо, если губернатор освободит их от налога на землю, а если нет? За неосвоенную строительную площадку надо платить!
Третье. После пуска производства первые пять лет китайские предприятия недоплачивают 10% НДС, освобождаются от налога на недвижимость. У нас НДС платится со всего – даже с того, чего нет. Мы покупаем оборудование за рубежом, нам говорят: заплатите 18%. За что? С воздуха нельзя брать НДС! То же самое с сырьем: Нам говорят, что потом все вернут. Но для того, чтобы получить свое, нужно полгода обивать пороги.

Ольга РОМАНОВА
Фото автора

ВАЖНО

Больной скорее жив
За последние годы на фоне активно растущего внутреннего рынка текстиля динамика развития текстильного и швейного производства имеет неустойчивый характер. Если в 2005 – 2006 годах наблюдался рост на 3,6 и 12,1% соответственно, то в 2007 году произошел спад на 1,3%. В целом вклад легкой промышленности в промышленное производство России сократился с 1990 года более чем в 10 раз и составляет сегодня немногим более 1%. За аналогичный период число занятых в текстильной промышленности сократилось практически вдвое, а за первый квартал только текущего года их число уменьшилось еще на 10%.
Износ основных фондов сегодня превышает 50%. При этом коэффициент обновления оборудования в 2006 – 2007 годах не поднимался выше 3 – 4%. В то время как в развитых странах он составляет не менее 15 – 17%.
Несколько лет назад российский лен занимал порядка 50 – 60% европейского рынка. Сегодня – всего 14%, 60% поставляют китайские предприятия.
Только в одной Ивановской области сосредоточено две трети отечественных производственных мощностей по выпуску хлопчатобумажного текстиля. С работой в отрасли связано более половины населения области.

Больной скорее мертв
Динамика развития текстильной и льняной промышленности во Владимирской области тоже весьма неутешительна. По данным, предоставленным комитетом по промышленной политике администрации области, в 90-е годы перед началом процесса либерализации ее доля в структуре промышленного производства области составляла 42 – 43%. Но выпускаемый ассортимент, ориентированный в основном на оборонную промышленность (марля, брезент, фланель, мешкотара, шпагат), сократил в "нулевые" ее долю до 2%. Для экономики Владимирской области в отличие от Ивановской текстильная и льняная отрасли перестали быть бюджетообразующими.
Большинство текстильных предприятий в нашей области являются градообразующими. Для населения многочисленных поселков в Вязниковском, Камешковском, Муромском, Собинском районах это иногда единственное место работы. Именно потому, что вокруг предприятий текстильного сектора сложилась разветвленная социальная инфраструктура, до последнего времени администрация нашего региона поддерживала текстильную отрасль. Однако по этой причине в бюджете области образовался внушительный внутренний долг, который списывается до сих пор. А большинство текстильных предприятий тем не менее обанкротилось.
Сейчас область поддерживает тех, кто еще держится на плаву. Таких немного: швейное предприятие ОАО "Сударь" (Ковров), швейно-ткацкое предприятие ООО "Детская одежда" (Владимир, Киржач, Камешково), ОАО "Юрьев-Польская ткацко-отделочная фабрика "Аванград", ОАО "Городищенская отделочная фабрика". Остальные предприятия сегодня находятся либо в собственности ивановцев, использующих наши производства в качестве перерабатывающих, либо имеют статус муниципальных – МУП "Лакинская мануфактура".
Из множества льноперерабатывающих предприятий в области сегодня сохранились несколько. Это ООО "Ассоциация "Сеньковская мануфактура" и промышленная группа ООО "Владимирский текстиль", включающая ОАО "Вязниковский льнокомбинат" и ОАО "Меленковский льняной комбинат". Но в промышленной группе начался процесс перемещения активов в пользу вязниковского предприятия, и с меленковским льнокомбинатом придется распроститься. Около тысячи человек в ближайшее время могут потерять работу.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике