Почему скрипка Страдивари такая дорогая?

Миллион евро - вот тот минимум, который придется выложить за скрипку работы Антонио Страдивари. Но что делает эти скрипки особенными? Американские ученые нашли на этот вопрос неожиданные ответы.

Почему скрипка Страдивари такая дорогая?

"Die Welt", Германия, 27 марта.

Миллион евро – вот тот минимум, который придется выложить за скрипку работы Антонио Страдивари. Но что делает эти скрипки особенными? Американские ученые нашли на этот вопрос неожиданные ответы.
Американским исследователям удалось раскрыть тайну скрипичного мастера при помощи дендрохронологии.
Речь идет о научном методе, при помощи которого изучают историю климата и роста деревьев по годичным кольцам.
С 1645 по 1715 год, как выяснили ученые, установился непродолжительный период похолодания, когда температура была гораздо ниже климатической нормы.
От этого и выиграл Антонио Страдивари: при создании своих инструментов он использовал такие сорта деревьев, которые из-за прохладного климата росли медленнее и обладали наиболее чувствительной структурой.
В ходе предыдущих исследований предполагалось, что особое звучание скрипок Страдивари и Гварнери связано с предварительной химической обработкой дерева. Ученые из Техасского университета исследовали образцы клена, использованного Страдивари для изготовления одной из его скрипок и виолончели, а также для скрипок мастера Джузеппе Гварнери, жившего, предположительно, с 1698 по 1745 годы. Образцы были получены в ходе реставрационных работ.
При сравнении с другими старинными инструментами из Парижа и Лондона, а также с современными образцами деревьев в инфракрасном спектрографе стали очевидными отличия в химических структурах дерева, использованного скрипичными мастерами. Однако о том, как возникли эти отличия, исследователи гадают до сих пор.

Россия снова в игре. Американцы раздражены тем, что наше оружие вновь нарасхват идет на международных рынках

"Business week", США, 10 апреля.

Десятилетия Америка и СССР яростно отстаивали свое влияние на международной арене за счет поставок самолетов, ракет и танков противоборствующим сторонам конфликтов по всему миру. Однако после распада СССР российская оружейная промышленность пришла в упадок.

Ренессанс России
Теперь Россия снова вернулась в оружейный бизнес, и к ней потоком хлынули заказы со всех концов света.
– Многие страны хотят покупать наше оружие, – говорит Виктор Литовкин, замредактора журнала "Независимое военное обозрение".
Для президента Путина возрождение оборонного экспорта – эффективный способ повысить уважение международного сообщества к России. Он считает это хорошим бизнесом. Продажи российского оружия стабильно росли с тех пор, как в 2001 году Путин пришел к власти, и в этом году должны дойти до $7,5 млрд. Россия сейчас экспортер оружия №2 в мире после США, которые продали в прошлом году оружия на $21 млрд.

Однако список клиентов Кремля заставляет Вашингтон недовольно морщиться. В январе российская компания-экспортер "Рособоронэкспорт" поставила Ирану 29 зенитно-ракетных комплексов "Тор М-1" на $700 млн. Это усилило воздушную оборону Ирана как раз тогда, когда США пытались добиться поддержки жестких санкций ООН в отношении этой страны.

Фундаментальный вопрос
Благодаря контракту на $3 млрд. в прошлом году президент Венесуэлы Уго Чавес, который не делает секрета из своего антиамериканизма, заказал 100 тысяч автоматов Калашникова, 24 истребителя Су-30 и 53 военных вертолета.
Госдеп США возражал против этих сделок, как и против экспорта оружия в Сирию. В связи с продажами оружия Ирану и Сирии Вашингтон запретил "Рособоронэкспорту" и другим российским компаниям, ведущим торговлю в области обороны, заниматься бизнесом в США или подписывать контракты с американскими компаниями. США озабочены тем, что произведенное в России оружие, проделав путь из Ирана или Сирии, может оказаться в руках иракских повстанцев или террористов "Хезболла" или "Хамас".

Старые связи
Россия заявляет, что продает таким клиентам, как Сирия и Иран, только средства обороны, и что эти продажи не подпадают под международные санкции.
– Это не политическое решение для России, это бизнес, – говорит Литовкин. Представители оборонной промышленности отмечают, что их крупнейшими клиентами являются Китай и Индия, на долю которых приходится 70% доходов от продаж оружия с 2001 года.
Военные связи Москвы с Индией уходят корнями в эпоху холодной войны, в то время как сделки с Китаем Россия заключила потому, что США и ЕС запретили продажи оружия в Китай после бойни на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. В октябре прошлого года Китай подписал контракт на $1 млрд. на покупку российских ракетных пусковых установок С-300. В феврале Индия купила 40 истребителей Су-30 за 1,6 млрд. долларов.
Самолеты "Сухой" – основа возросшего оборонного экспорта России. На них приходится четверть всех продаж. Последняя модель истребителя Су-30-МКИ оборудована французской и израильской авиаэлектроникой и при этом стоит около $50 млн. – на 1/3 дешевле, чем сопоставимый по качеству F-16.

Забота о клиентах включена
– Это главный бриллиант в короне российско-советской авиационной промышленности, – с гордостью говорит заместитель генерального директора компании "Сухой", занимающейся разработкой и производством самолетов. Помимо усовершенствования наиболее популярных моделей, включая самолеты марки "Сухой" и подводные лодки класса "Кило", "Рособоронэкспорт" отточил свою тактику продаж в последние годы по предложению финансирования и долгосрочного обслуживания.
Теперь Россия надеется воспользоваться успехом в Венесуэле, чтобы заполучить большую долю на латиноамериканском рынке. Через несколько месяцев после того, как Чавес в июле прошлого года подписал контракт, Мексика купила 10 истребителей Су-27 за $410 млн.
"Рособоронэкспорт" также обхаживает Аргентину, чтобы та купила вертолеты и противоракетное оборудование.
Нравится это или нет администрации, но Белому дому Буша, похоже, придется привыкать, что на заднем дворе расположился российский – и эффективный – торговец оружием.
Джейсон Буш.

Русский налог на экспорт леса – закат Финляндии?

"Financial Times", Великобритания, 12 апреля.

От Иматры до Санкт-Петербурга ближе, чем до Хельсинки, и через город идут 50-вагонные составы, груженные бревнами из российских лесов, которые затем попадают на завод Stora Enso в 10 км от границы.

Финны производят там бумагу уже 70 лет, но сейчас финская глубинка погрузилась в кризис после того, как Россия обнародовала планы повышения налогов на экспорт леса к 2009 году в 10 раз. Это угрожает подорвать жизненно важную для Финляндии бумажную промышленность.
С точки зрения финнов, Россия пытается сделать с лесом то, что уже сделала в области нефти и газа – установить контроль над производством. Первое крупное повышение – с 4 до 10 евро за кубометр – вступит в силу 1 июля. За этим последует повышение до 50 евро в 2009 году. Маркус Люра, бывший посол Финляндии в Москве, проводит параллели с российской энергетической политикой.
– Россияне не хотят быть поставщиками, они хотят быть производителями. Они хотят, чтобы заводы перекочевали из Финляндии в Россию.
Финские заводы импортируют около 20% леса из России. Stora Enso, крупнейшая целлюлозно-бумажная компания страны, указывает, что уже платит около 45 евро за куб российского леса.
– Налог в 50 евро разрушит экономические расчеты импорта леса из России, – замечает Матти Карджула, ее вице-президент по закупкам.
Если финские продукты станут менее конкурентоспособными на глобальных рынках, за этим последуют сокращение рабочих мест и закрытие заводов. Лесная промышленность, в которой задействовано около 200 тысяч человек, в 2005 году дала 16% объема промышленного производства и 20% экспорта.
Для страны, которая уже столкнулась со старением населения и безработицей в 7%, особенно высокой в удаленных районах, где расположены заводы, сокращение рабочих мест в целлюлозно-бумажной промышленности станет ударом.

Что поражает финских экспертов более всего, так это то, что у России более чем достаточно леса, чтобы экспортировать его в Финляндию и наращивать собственное производство. Россия, где произрастает 22% мировых лесов, может, не нанося урона окружающей среде, вырубать 600 млн. кубов леса в год, однако вырубает едва ли 1/3 этого объема. Для финнов, которые давно научились жить в тени России, это служит очередным доказательством того, что мотивация носит политический характер.
Финские дипломаты говорят, что в ходе встреч с россиянами они предлагали Москве использовать средства от экспорта леса для строительства собственных заводов – так, как поступила сама Финляндия. Однако в Москве интереса к этому не проявили.
Также финны объясняли, что Суоми не может просто открыть новые заводы в России, чтобы избежать налогов. Открытие завода требует инвестиций на 1 млрд евро – и даже после этого потребуются дороги, железнодорожные пути и другая инфраструктура. Нельзя ни с того ни с сего построить завод у черта на куличках.
Финляндия обращается за помощью к Евросоюзу. Хельсинки отмечает, что увеличение налогов нарушает действующее соглашение, которое Россия подписала с ЕС в преддверии запланированного вступления в ВТО: Россия пообещала, что повышения тарифов до вступления в организацию не будет.

В Иматре люди обеспокоены. На заводе работают 2400 человек, и от этих рабочих мест зависит местная экономика. Закрытие завода означает закат города. Йоханссон, управляющий завода, говорит:

– Но я не могу понять одного – почему российские миллиардеры готовы инвестировать в футбольные клубы по 500 млн. евро, когда они могли бы инвестировать в развитие лесной промышленности своей страны и заработать состояние?

Дэвид Ибисон.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике