16+

Второе рождение “Стакола”

Мы производим лучшее
– Александр Федорович, завод "Стакол" выпускает поршневые кольца для двигателей внутреннего сгорания. Но за более чем столетнюю историю ДВС кольца не претерпели существенных изменений. Чем же "Стакол" собирался удивить мир и завоевать место на рынке?
– Традиционный материал для поршневых колец – серый чугун. Графитовые включения делают его в какой-то степени самосмазывающимся.
На этом плюсы чугуна и заканчиваются. Из-за характера сил, действующих в кривошипно-шатунном механизме, цилиндры двигателя изнашиваются неравномерно. Появляются такие геометрические искажения, как эллипсность и бочкообразность. Чугунные кольца не могут приспособиться к этим дефектам – по мере износа цилиндров падает компрессия, растет расход масла на угар и прорыв газов в картер.
Стальные же кольца благодаря более высокой упругости успешно приспосабливаются к отклонениям от идеальной формы. Среди специалистов нет единого мнения относительно износа цилиндра, которое может отыграть стальное кольцо – называются цифры до 0,8 мм. Не все с этим согласны, но за "две десятых" можно гарантированно поручиться. Благодаря этому удается намного отодвинуть капитальный ремонт двигателя, обычно сопровождающийся такой дорогостоящей операцией, как расточка блока цилиндров на ремонтный размер.
Без ложной скромности скажу – в России лучшие стальные кольца производит завод "Стакол". А по многим характеристикам они превосходят зарубежные от лучших производителей – в сравнительной таблице приведены результаты испытаний двигателей ЗМЗ-4062.10 и ВАЗ-2106, которые провел ГНЦ НАМИ. Уникальная технология исключает лезвийную обработку, которая нарушает кристаллическую решетку металла.
Другой изюминкой является покрытие кольца. На "Стаколе" удалось избавиться от такого дефекта хромирования, как разнотолщинность.
Разработано также покрытие из мелкодисперсного легированного хрома, отличающееся более высокой температуростойкостью. Ниже у него и коэффициент трения – значит, меньше износ и механические потери в двигателе. Осваивается покрытие колец хромокерамикой, которая имеет более лучшие характеристики. Для этого уже изготовлено две установки, которые в скором будущем будут смонтированы в цехе.
Еще один пример. ГАЗ в свое время приобрел лицензию на дизель австрийской фирмы "Штайер", надеясь снабдить "ГАЗель" экономичным двигателем. Уж больно прожорлива оказалась эта популярная полуторка с бензиновым мотором от "Волги". С "родными" штайеровскими кольцами расход масла на угар составлял 0,6% от расхода топлива. Со стаколовскими, изготовленными в порядке эксперимента, он снизился до 0,1%, а ресурс цилиндрово-поршневой группы возрос до полумиллиона километров пробега.
– За такие кольца весь отечественный автопром должен был стать вашим заказчиком.
– Да, "Стакол" вошел на рынок комплектующих к автомобильным двигателям весьма успешно. Но вскоре после этого нам поставили условие – продать 51% акций, на что мы не могли согласиться. В результате сбыт колец на автомобильные и моторные заводы "Стаколу" был заблокирован.
Мы стали работать на рынок запчастей. Его ограниченная емкость не позволяла работать "Стаколу" в полную силу. В сочетании с попытками захвата завода это привело к банкротству. Предприятие было выставлено на торги. Но мы выкупили оборудование и здания, необходимые для возобновления производства. Можно сказать, "Стакол" пережил второе рождение.
– Намерения вернуть партнерство с моторостроителями у вас остались?
– Сейчас мы выпускаем кольца для компрессоров в пределах примерно 1/3 потребности российского рынка и стремимся к тому, чтобы стать на нем монополистом. Кольца для автомобильных двигателей делаем пока только под заказ.
К сожалению, отечественный автопром в последние годы сильно сдал свои позиции. Например, Заволжский моторный завод упал по объемам производства в 4 раза. Причина в том, что его двигатели отстали от мирового уровня примерно на 30 лет, и желающих покупать их находится все меньше и меньше. Держатся на плаву, по большому счету, только "ВАЗ" и "КамАЗ". С "ВАЗом", думаю, возобновим партнерство года через 2-3.
Из-за неблагоприятной экологической обстановки в Москве "Мостранс", занимающийся пассажирскими перевозками, был вынужден устанавливать на автобусы двигатели производства "МАН" и "Катерпиллер", соответствующие строгим европейским нормам на токсичность выхлопа. Сейчас ресурс этих моторов подошел к концу, и "Мостранс" построил завод для их капитального ремонта. Оригинальные запчасти весьма дороги, поэтому к нам поступило предложение наладить выпуск соответствующих ремкомплектов колец. "Мостранс" уверен, что они не уступят по качеству "родным".
К нам неоднократно поступали предложения об организации производства колец по нашей технологии в странах дальнего зарубежья. Но из-за непредсказуемости действий российского государства такие перспективные контакты не были реализованы.
Например, в Объединенных Арабских Эмиратах поначалу предложили финансирование на прекрасных, выгодных условиях – в течение срока, обусловленного договором, половина прибыли должна была идти в Россию. Средства на строительство завода уже перевели на мой счет, но после трагедии в Беслане вышел временный запрет физическим лицам на пользование счетами в зарубежных банках. Месяц решение проблемы в Москве натыкалось на бюрократические проволочки, в конечном итоге вопрос удалось решить во Владимире за 3 дня. Но было поздно. Инвесторы, раздраженные волокитой, отозвали деньги со счета. На меня же завели уголовное дело и сделали невыездным.
Около 4 лет назад поступало аналогичное предложение из Ирана. Было даже межправительственное соглашение по этому поводу. Но я от него отказался и предложил поставки колец для двигателей и компрессоров. Сейчас это предложение принято, и "Стакол" начал работать на экспорт.

Для российской "оборонки"
В данный момент кольца для автотракторных моторов не являются для "Стакола" главным направлением – на нас обратили большое внимание заводы, выпускающие двигатели для военной техники.
– Как "Стакол" попал в поле зрения оборонной отрасли?
– В ВПК России сложилась непростая ситуация. Многие его предприятия рухнули в годы перестройки, и выпускать продукцию по современным наукоемким технологиям сейчас некому.
Об этом свидетельствует то, что военный бюджет России в прошлом году не был выполнен. В 2006 году государство выделяет на нужды "оборонки" еще больше средств, но высока вероятность того, что они опять не будут освоены.
Неудивительно, что заводы, выпускающие двигатели внутреннего сгорания для бронетехники и скоростных судов, обратились к "Стаколу" с предложением изготавливать для них поршневые кольца. Тому две причины: во-первых, из-за увеличения оборонного заказа собственное производство этих заводов не может справиться с возрастающими объемами, а во-вторых, наши кольца лучше. Ведь двигатели для военной техники более форсированны, чем гражданские аналоги, и работают в более напряженном режиме. Они должны быть очень надежными – невозможно представить, чтобы во время атаки у танкового дизеля из-за колец неподобающего качества прихватило поршень.
– С кем из предприятий оборонного комплекса вы намерены сотрудничать?
– Со всеми производителями двигателей для бронетехники. Перспективное сотрудничество налаживается с заводом "Звезда" в Санкт-Петербурге – он выпускает двигатели для судов на воздушной подушке и другого скоростного флота мощностью до 10 тысяч л.с. Многие корабельные двигатели отличаются большим диаметром цилиндра, и кольца для них необходимо изготавливать на оборудовании, которого пока нет у "Стакола". Но придется осваивать – предприятия ВПК очень заинтересованы в "Стаколе" и финансируют развитие завода. Например, одна из кораблестроительных фирм перечислила "Стаколу" 10 миллионов рублей под обещание выпустить необходимую для них продукцию в следующем году. Это наглядно свидетельствует о деловой репутации "Стакола" и доверии к нему, которое не смогло подорвать даже банкротство.
Сейчас "Стакол" не принимает новых заказов. В ближайшие 2 года необходимо освоить производство поршневых колец для "оборонки". Есть предложение наладить выпуск одной из деталей двигателя внутреннего сгорания не по профилю завода. Там, где она изготавливается сейчас, слишком высок процент брака, что делает годные детали безумно дорогими. Оборона страны – дело святое, и "Стакол" намерен освоить это производство. Есть задумки и по выпуску колец для авиационных двигателей.

Хорошую зарплату
за хорошую работу
– Рост выпуска продукции в таких масштабах потребует значительного увеличения численности работающих на заводе. Смогут ли новички за короткое время научиться качественно выполнять операции вашего сложного технологического процесса?
– Во время прохождения процедуры банкротства завод сохранил костяк коллектива – как минимум, по одному рабочему на каждую технологическую операцию. Эти люди и передадут свой опыт тем, кто придет работать на завод.
Кроме того, несмотря на сложность и уникальность техпроцесса, его отдельные операции достаточно просты. Например, девушки-операторы самостоятельно налаживают импортные станки.
Работать на "Стаколе" очень интересно – таких технологий в России нигде не увидишь, и рабочие проявляют большое стремление к освоению смежных операций. К октябрю "Стаколу" потребуется 250 работников дополнительно к имеющимся. Возможно, будет организована работа по вахтовому методу.
На "Стаколе" действует правило – хорошую зарплату за хорошую работу. Работники некоторых специальностей получают у нас до 20 тысяч рублей. Надеюсь, возможность получать за свой труд достойную оплату привлечет в наш коллектив новых людей.

Почему не помогает власть?
– Учитывая, что "Стакол" начал сотрудничество с военно-промышленным комплексом, его значимость для России намного возросла. Учитывает ли это местная власть, оказывает ли поддержку предприятию?
– К сожалению, администрация Петушинского района покровительствует не нам. Когда "Стакол" после банкротства распродавался на торгах, фирма "Проминвест", специально учрежденная бывшим директором Петушинского пищекомбината Николаем Руппелем, скупала все, что можно. Учредители "Стакола" выкупили только то, что было необходимо для возобновления производства. "Проминвест" приобрел административно-бытовой корпус, проходную, разрушенные теплицы, недостроенный фундамент и другие непригодные для хозяйственной деятельности объекты общим количеством 11 штук.
Спрашивается, зачем? Цель ЗАО ПКП "Русь" (икра и морепродукты)", в интересах которой действовал "Проминвест", не скрывается. Она является новым владельцем Петушинского пищекомбината, части объектов на площадке "Стакола" и приобретенных в СПК "Россия" заболоченных земель, непригодных для ведения сельского хозяйства.
Если не знать этих подробностей, то на бумаге болота можно превратить в сельхозугодья, недостроенный фундамент на территории "Стакола" – в производственные площади, пищекомбинат – в предприятие для переработки сельхозпродукции. Получается как бы развитый агропромышленный комплекс. Под его залог можно получить крупный кредит в банке и исчезнуть. Когда я обратил внимание главы района Алексея Середы на это, он обещал лично отслеживать ситуацию и не допустить мошенничества.
На деле получилось обратное. После торгов у объектов "Стакола" появилось несколько собственников. "Проминвест" имеет в соответствии с количеством приобретенных объектов право на 30% земли, на которой был расположен раньше "Стакол". Тем не менее, райадминистрация способствовала выдаче свидетельства о праве собственности владельцу административного корпуса и прочего недостроя на весь земельный участок, занимаемый предприятием.
Важный момент – в таких случаях должен составляться план раздела границ, являющийся обязательным приложением к свидетельству. Он составлен не был. Оформлен только его титульный лист, на котором стоят подписи чиновников администрации Петушинского района. Как они могли закрыть глаза на такую "липу"? Думаю, читатели могут догадаться сами.
Когда я спросил Алексея Середу, почему было выдано противозаконное свидетельство, он ответил: "Я был в командировке и не в курсе, как это произошло". Казалось бы, если подчиненные, мягко говоря, ошиблись, то в компетенции главы района признать их действия неправомочными. Но Алексей Дмитриевич в ответ на мои неоднократные обращения не спешил сделать это.
Не помогла и прокуратура, которая вынесла соответствующий протест – видимо, для Алексея Середы он не указ. Пришлось обратиться напрямую в Росимущество. Оттуда приехала комиссия, признавшая незаконной выдачу свидетельства на землю. Лишь после этого Алексей Дмитриевич отменил действия своих подчиненных.
Цель получения "липового" свидетельства на землю очевидна. При оформлении банковского кредита выдать недостроенный фундамент за производственное здание затруднительно. Неудивительно, что владельцы административного корпуса и прочих объектов пришли ко мне и предложили продать выкупленные нами производственные цеха, а затем взять их в аренду на 5 лет. В этом случае картина мифического агропромышленного комплекса получилась бы более убедительной. На мой отказ мне пообещали создать такие сложности в работе предприятия, с которыми оно не справится.
И действительно – "липовое" свидетельство все еще находится на руках – аннулировать его можно только по решению суда. Прикрываясь им, собственник административного корпуса начал строить забор, препятствующий проходу наших сотрудников к месту работы и лишивший завод подъездов.
Я вновь обратился к главе района – как работать "Стаколу", пока длятся судебные разбирательства? Алексей Середа ответствовал: "А они мне больше, чем вы, принесут налогов в районный бюджет". Логика странная, особенно если учесть следующее. В интервью "Призыву" в прошлом году Алексей Дмитриевич называл большим успехом по привлечению инвестиций в район продажу Петушинского пищекомбината. Дескать, новый собственник будет выпускать на нем по 4 миллиона банок консервов из рыбы и морепродуктов в год.
На деле же производство не отлажено, от жителей поступают жалобы на запах гниющей рыбы, а весной СЭС потребовало остановить работу комбината в связи с многочисленными нарушениями. Более того, пищекомбинат находится рядом с предприятием, использующим тяжелые металлы – нет гарантии, что ими не будет загрязнена пищевая продукция. А чтобы часть налогов пошла в местный бюджет, необходимо, чтобы собственник пищекомбината, имеющий московскую регистрацию, перерегистрировал фирму в Петушинском районе. Такое обещание Алексей Середа получил, а вот перерегистрацию, насколько мне известно, нет. Так ради каких несуществующих налогов глава района позволяет махинаторам совершать противозаконные действия?
Мы обратились в Петушинский райсуд. Его председатель Сергей Константинович Шишкин поручил судье Д.В.Гараниной вынести соответствующие определения. В первом ООО "Олвит", которому "Проминвест" перепродал объекты на территории "Стакола" и ликвидировался, выполнив свою задачу, запрещалось до решения суда передавать этот земельный участок в залог, аренду и выполнять другие действия по отчуждению. Также ООО "Олвит" определением суда запрещалось строительство заборов и иных сооружений на земле, ставшей предметом конфликта. Во втором определении на 27 сентября назначалось судебное заседание об устранении препятствий.
Но для ООО "Олвит" определение суда – пустой звук. Строительство забора вокруг "Стакола" продолжается. Видимо, питательной средой для такого наплевательского отношения к законам и уверенности в собственной безнаказанности стало и отношение районной администрации к этой проблеме.

Беседовал Константин ИВАНОВ.
Фото Натальи ВДОВИНОЙ.
г.Петушки.

"Стакол" приглашает на работу
руководителя на участок металлообработки,
специалистов по двигателям внутреннего сгорания и промышленной электронике,
технологов, метрологов, механиков, инженеров и техников машиностроительных специальностей,
слесарей-ремонтников по оборудованию,
станочников операционных автоматов
(обучение на месте).
Средняя заработная плата на предприятии – 10 000 рублей, по отдельным специальностям до 15-20 тысяч.
Возможно предоставление жилья.

Телефоны отдела кадров – (243) 2-12-34, 2-21-77.

Просмотры: