Неопределенность мешает развитию

РУССКИЙ ЛЕС О том, что ждет наши леса в ближайшем будущем, мы побеседовали с руководителем лесного агентства по Владимирской области Николаем Белоусовым.

Лесное хозяйство сейчас переживает смутные времена. Лесной кодекс, проект которого был написан в 2002 году, до сих пор не принят Госдумой. А если закона нет, то ситуация называется беззаконием.
О том, что ждет наши леса в ближайшем будущем, мы побеседовали с руководителем лесного агентства по Владимирской области Николаем Белоусовым.

? Николай Данилович, целесообразно ли, по-вашему, разделение управленческих и хозяйственных функций, которое предстоит с принятием Лесного кодекса?
– Думаю, нет. Зуд реформаторства отрицательно сказывается на подразделениях лесного агентства. Многие из них стали утрачивать свои позиции.
Вызывает беспокойство и то, что с вступлением в силу Лесного кодекса появится частная собственность на лес. Точнее, возможность его аренды на срок до 99 лет, что означает фактическую приватизацию. Это приведет к хищнической эксплуатации лесных ресурсов.

? Но ведь и сейчас лесосеки сдаются в аренду не ради благотворительности, а для коммерческой выгоды арендатора.
– Для взаимной выгоды. Отношения, связывающие лесхоз и арендатора, обязывают его провести лесовосстановительные работы: подготовить почву и посадить на вырубленных площадях саженцы деревьев.
Более того, лес необходимо вырубать – в нужное время и в нужном количестве, на научной основе. Деревья, перестоявшие свою товарную спелость, уже нельзя считать поставщиками кислорода. Наоборот – гниющая древесина потребляет его для процесса разложения.
Когда же лес станет частной собственностью, то кто заставит владельца вкладывать деньги в его восстановление?

? Во Владимирской области немало площадей, занятых перестойным лиственным лесом – 16 миллионов кубометров. Как его можно использовать?
– Если бы поблизости находился целлюлозно-бумажный комбинат, то какую-то часть перестойного леса можно было бы переработать.
ЦБК принимают не все, что попало – у них есть свои требования. Такую древесину можно пустить на древесно-стружечные плиты или пеллеты – гранулы, являющиеся экологически чистым топливом.
Но мы опять упираемся в отсутствие перерабатывающих мощностей. К тому же для пеллет предпочтительна древесина хвойных пород. Смола, содержащаяся в них, позволяет сэкономить на связующем.
Тем не менее, один из таких проектов мы сейчас рассматриваем. Надеюсь, у нас появится возможность утилизовать непригодный для других целей лес.

? А если, не мудрствуя лукаво, пустить эту некондицию на дрова?
– Дерево, годящееся лишь на дрова, мы продаем лесозаготовителям за рубль, от силы за полтора. Чтобы срубить его, вывезти из леса и распилить на чурбаки, нужно затратить 300 рублей на кубометр дров. А продать его можно всего лишь за одну сотню. Ну и кто при таком раскладе станет этим заниматься?

? Со вступлением России в ВТО нам придется считаться с требованиями этой организации. Одно из них заключается в том, чтобы наша страна прекратила продавать круглый лес. Мысль вроде бы здравая – пиломатериал стоит дороже "кругляка". Как вы к этому относитесь?
– Россия продает за рубеж круглый лес только потому, что не может его переработать. Будь у нас необходимые деревообрабатывающие мощности, я бы двумя руками проголосовал за это требование ВТО.
Но поскольку их нет, то запрет на торговлю "кругляком" лишит нашу страну немалой части доходов от экспорта. Да, то, что мы продаем непереработанную древесину, это плохо. Но еще хуже, если мы лишимся возможности ее продавать.

? Николай Данилович, а если привлечь для углубленной переработки древесины инвесторов?
– Пример Карелии и Дальнего Востока показывает, что лесное хозяйство может развиваться за счет иностранных инвестиций. Но деньги там вкладываются в основном в добычу "кругляка", а не в переработку.
К тому же зарубежные инвестиции могут оказаться чемоданом с двойным дном. Не раз уже было – нам продают оборудование и покупают продукцию, на нем произведенную. А затем резко повышают требования к качеству, и она оказывается невостребованной. Производитель оборудования свою выгоду получил, чего нельзя сказать о нас.
Леса Владимирской области вполне перспективны для инвесторов. Мы вырубаем 67% расчетной лесосеки – это один из лучших показателей в нашей стране. Для сравнения можно сказать, что в среднем по России используют всего 23% того, что можно было бы.
Одним из наиболее масштабных потребителей российского леса является Финляндия. В начале июня планируются переговоры с нашим северным соседом, и возможно, на них откроются новые перспективы сотрудничества. В том числе и по переработке древесины.

? Задача лесхозов – в выращивании леса, а леспромхозы этот лес заготавливают. Но в последнее время лесхозы все чаще начинают брать на себя функции заготовителей и переработчиков. Стоит ли им этим заниматься?
– Лесхозы в основном находятся на дотации, и то, что они пытаются зарабатывать деньги, можно только приветствовать. Ни в коем случае нельзя отбирать у них производственные мощности. А это может произойти с вступлением в силу Лесного кодекса. По-моему, должно быть наоборот – лесхозам необходимо развивать заготовку леса и особенно его переработку. Кстати, во Владимирской области лесоводство прибыльно.

? Что мешает тому, чтобы лесное хозяйство стало рентабельным?
– Чтобы получить прибыль, необходимо пойти на определенные затраты. Наглядным тому примером является деревообрабатывающая фабрика в Кольчугино, где лесовозы перевозят до 45 кубометров древесины – сравните с "Уралом", на который можно погрузить максимум 12. При такой технической вооруженности неудивительно, что фабрика работает круглосуточно, с полной загрузкой.
Другая проблема заключается в том, что нелегкий труд лесоводов оплачивается не по достоинству. Владимирская область находится на третьем месте среди агентств лесного хозяйства по уровню заработной платы. Несмотря на это, она ниже средней по России.
Мешает и то, что лесхозы сейчас лишены возможностей наказания нарушителей правил пользования лесом. Даже поймав с поличным браконьера-порубщика, мы не имеем права составить на него протокол. Для того, чтобы оштрафовать нарушителя, мы вынуждены брать с собой в лес сотрудников милиции, а у них своих забот хватает.

? В конце февраля во Владимир приезжали руководители лесных агентств Центрального федерального округа на совещание, темой которого была подготовленность лесоводов к пожароопасному сезону. Чем объяснить выбор нашего города?
– Наверное, тем, что наше агентство находится на хорошем счету. Согласитесь, что у отстающих подобные мероприятия не проводят. Совещание руководителей лесных агентств по вопросам подготовки к лесным пожарам второй год подряд проходит во Владимире. В середине мая у нас будет проходить всероссийский конкурс школьных лесничеств "Подрост". В прошлом году из 6 призеров 5 были из нашей области. С 24 по 26 мая Министерство природных ресурсов будет проводить у нас учения по тушению лесных пожаров.

? Судя по этому, агентство лесного хозяйства по Владимирской области заработало хороший имидж.
– Постараемся использовать его для дела. Благодаря хорошей репутации нам легче получить средства из федерального бюджета на лесовосстановительные работы. Государство уверено в том, что они будут израсходованы с максимальной пользой.

Беседовал Сергей БАРАНОВ.
Фото Андрея ЗАХАРОВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике