Из первых уст

Для борьбы с ростом цен антимонопольщикам нужен новый закон

"Призыв" не раз писал о росте цен на горюче-смазочные материалы,
представляя мнение об этой проблеме разных сторон – от рядовых
водителей и до владельцев автозаправок. Сегодня мы публикуем
точку зрения представителей антимонопольного комитета.

25 ноября Федеральная антимонопольная служба совместно с
Минэкономразвития представят в правительство новый Закон "О
защите конкуренции" и поправки в Кодекс об административных
правонарушениях, которые во многом должны изменить российскую
политику в сфере конкуренции. А нынешнее ее состояние требует
принятия действенного антимонопольного законодательства.

Один из самых показательных примеров монополизма на бытовом
уровне – рост цен на бензозаправках. Причин, по которым сегодня
происходит такой стремительный рост цен на энергоносители,
несколько. Главные из них:

– первая (внешняя) – рост цен на углеводороды в целом на мировом
рынке;

– вторая (внутренняя) – возникновение монополий в большинстве
регионов, раздел рынков по территориальному принципу.

Около 80% роста цен связано с внешней конъюнктурой и около 20% со
злоупотреблением доминирующим положением.

Сегодня в стране на данном рынке работают около 7
вертикально-интегрированных компаний, которые и разделили его по
территориальному принципу и, следовательно, диктуют ценовую
политику.

Во Владимирской области, не имеющей своих нефтеперерабатывающих
заводов, оптовые поставки нефтепродуктов осуществляют порядка 10
крупных компаний. Явным лидером среди них является "ЛУКОЙЛ",
занимающий доминирующее положение, далее идут ТНК, Башнефть,
Славнефть.

В качестве продавцов на рынке розничной реализации выступают
юридические и физические лица, получившие лицензию на право
содержания и эксплуатацию АЗС общего назначения. В нашей области
действует 278 АЗС общего назначения, из них 64 принадлежат
Владимирскому филиалу ОАО "ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт".

В среднем за 10 месяцев текущего года во Владимирской области
рост розничных цен на АИ-80 составил 36 процентов, на АИ-92 – 33
процента, на АИ-95 – 25 процентов. Управление Федеральной
антимонопольной службы по Владимирской области (Владимирское
УФАС) еженедельно проводит мониторинг цен на бензин и дизтопливо,
запрашивает информацию у основных оптовых поставщиков. По
расшифровке калькуляции затрат прослеживается следующая ситуация
– рост цен на бензокалонках в основном связан с ростом оптовых
цен и, следовательно, цен производителя. Кстати сказать, в
течение года Владимирским УФАС не было зафиксировано
единовременно повышения цен нескольких поставщиков до одинакового
уровня – формального повода для принятия мер антимонопольного
регулирования по имеющемуся сговору.

Если анализировать ситуацию по ОАО "ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт",
которое доминирует на Владимирском топливном рынке, то цены на
бензин и дизтопливо во Владимирском филиале спускаются от
Нижегородского руководства компании.

С начала текущего года в ряде регионов территориальными органами
ФАС были возбуждены дела по имеющимся сговорам в формировании
ценовой политики на топливо, однако доказать сговор непросто в
связи с существующим антимонопольным законодательством, а в
случае положительных итогов расследования – штрафы минимальные.

Поэтому ФАС совместно с минэкономразвития работала над новым
законом о конкуренции и поправками в Административный кодекс,
которые должны ужесточить антимонопольное право.

В чем главные изменения?

Монопольными теперь будут считаться три компании, контролирующие
более 50 процентов рынка. Под санкции ФАС попадают и олигополии,
когда несколько крупнейших компаний контролируют ценовую и иную
политику на рынке путем неформальных договоренностей.

В новом законе предусмотрено современное, а не столетней давности
определение монопольного положения на рынке. Его суть – если
больше половины рынка принадлежит трем игрокам, то ФАС получает
право антимонопольного регулирования такого рынка. Именно такие
схемы, называемые олигополией, и преобладают. Три или максимум
пять игроков хозяйничают на рынке без всяких внешних признаков
скоординированности, но им под силу диктовать цены, условия
поставок и даже потребителей, которые не обслуживаются как
невыгодные для олигополистов.

Компании – нарушители антимонопольного законодательства –
наказываются штрафами, исчисляемыми не в МРОТах, а в процентах от
годового оборота – от 2 до 8 процентов. Антимонопольщики большие
надежды возлагают на введение так называемых оборотных штрафов.
Сегодня к нарушителям антимонопольного законодательства, как к
уличным хулиганам, применяются штрафы, измеряемые МРОТами. А МРОТ
при расчете штрафов равен 100 рублям. Максимальный штраф для
юридических лиц – 5000 МРОТ (около 17 тысяч долларов), а для
физических лиц -еще меньше. Даже для олигархов районного масштаба
суммы смехотворные. Поэтому ФАС предлагает установить штрафные
санкции по европейским стандартам: в процентах от годового
оборота компании-нарушителя. 2 процента – за злоупотребление
доминирующим положением на рынке, от 4 до 8 процентов – за
карательный сговор. Кроме того, будут вводиться штрафы и за
просрочку исполнения решений антимонопольной службы. В частности,
за невыполнение в установленный срок предписания ФАС о
прекращении согласованных действий, ограничивающих конкуренцию.

Чиновники, способствовавшие или не препятствовавшие сговору,
могут быть отстранены от занимаемых госдолжностей сроком на пять
лет.

Еще одно законодательное новшество – дисквалификация сроком до
пяти лет высших должностных лиц в регионах, способствовавших (или
не препятствовавших) сговору и другим нарушениях антимонопольного
законодательства. Сегодня дотянуться до них у антимонопольной
службы нет возможности. Все эти предложения будут введены как
поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Они уже
одобрены минэкономразвития и находятся на согласовании в Минюсте.

Компании, активно способствующие раскрытию сговора, могут быть
полностью освобождены от штрафных санкций.

В Европе две трети сговоров раскрывается с помощью программ
сотрудничества – в законах предусмотрено смягчение санкций или
даже полное от них избавление за содействие компаний в раскрытии
незаконных соглашений. И вот в концепции нового антимонопольного
закона впервые в России появляется и норма, предусматривающая
максимально возможные смягчающие обстоятельства для компаний,
оказавших помощь ФАС.

ФАС получит новые полномочия для ведения расследований. Еще одна
важная проблема – обязательное доказательство прямого ущерба
потребителям. Ведь для этого необходимо полноценное ведение
дознания. Оно будет возможно только в 2006 году, после вступления
в силу нового закона. Пока же антимонопольная служба добивается
полномочий для того, чтобы ее запросы не могли игнорироваться. Но
для этого нужны поправки в Гражданско-процессуальный кодекс и в
Закон об оперативно-разыскной деятельности". Готовить их ФАС
намерена сразу после принятия пакета законопроектов. На время до
2006 года ФАС разработала переходную модель работы. Скоро будут
заключены договоры о совместных действиях с силовыми ведомствами.

По замыслу авторов законопроекта, все эти новшества должны
значительно увеличить эффективность политики защиты конкуренции.
Но есть и вероятность того, что задевающие интересы крупных
монополистов пункты закона будут "затуплены" поправками ко
второму и третьему чтениям. Да и сырьевое лобби традиционно
сильно. Все это, конечно, не более чем гипотеза. Но если такой
сценарий осуществится, ужесточения антимонопольного права, по
сути, не состоится. А значит, и наделение ФАС функциями следствия
и полномочиями по проведению проверок не может существенно
улучшить нынешнюю ситуацию бессилия.

Н.И.ШИБАЕВА, зам.начальника отдела Владимирского УФАС России.
В.М.ШАРАПОВ, руководитель управления.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике