Дело “Заветного дворика”

Cуровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Эту истину подтверждает ход корпоративного спора в Гусь-Хрустальном

ситуация

Дело "Заветного дворика"

Cуровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Эту истину подтверждает ход корпоративного спора в Гусь-Хрустальном

В России законы есть. На бумаге все равны. Но есть такие люди, которые равнее других. Живут в другом правовом поле. А с работниками органов, обязанных следить за соблюдением законов, иной раз случается приступ небывалой либеральности к тем, кто "равнее других". Почему? Остается догадываться.

По одному из корпоративных споров правоохранительные органы Гусь-Хрустального твердо заняли позицию одной из сторон конфликта, поэтому говорить об их объективности сложно. Более того, их действия противоречат решениям областного и Верховного судов.

Права есть, да кто ж их даст?

Речь идет о ситуации вокруг Гусевского молококомбината. Контрольный пакет акций всем известного "Заветного дворика" оказался в руках генерального директора Михаила Грызунова. Как считают районный, областной и Верховный суд России – незаконно. Это подтверждено постановлением Верховного суда еще 2 года назад.

Однако проигравший Грызунов решение суда выполнять не собирается. Странно, что на это не реагирует местная прокуратура.

В январе 2002 года гусевской районный суд решил: "Признать право собственности на акции за С.Седельниковой, Л.Кирилловой и А.Бряновым. Обязать реестродержателя ОАО Молококомбинат "Гусь-Хрустальный" внести в реестр акционерного общества запись о новых собственниках".

Попытки Грызунова и его сторонников оспорить решение в областном и Верховном суде были напрасны. Служба судебных приставов возбудила исполнительное производство. По факту злостного неисполнения решения суда Грызунову вынесли два предупреждения и оштрафовали. Даже возбудили уголовное дело. Однако воз и ныне там. И главный фигурант по делу решение не исполняет, и гусевские следственные органы, полтора года ведущие это дело, не могут или не хотят найти нарушения закона.

Решение суда невыполнимо?

Мы пытались получить комментарий прокурорских работников. Застали на месте одного из них, Олега Макарова. Разговор получился занятный.

– Да, сделка между Аушевым и Грызуновым была незаконной. Суд в этой части прав. Но в решении сказано: "Списать с лицевых счетов Грызуновых и Догадина столько-то акций". А за пару дней до оглашения этого решения Грызуновы и Догадин продали акции. Списывать нечего.

– Они имели право продавать заблокированные акции?

– Я не готов ответить. Решение суда невыполнимо в принципе. Наказывать кого-то за то, что он не исполнил невыполнимое решение, глупо. А если завтра суд решит, что Грызунов Луну с неба должен достать, и он его не выполнит?

Я отказал в возбуждении уголовного дела. Мошенничество – это обман с целью хищения. А Грызунов не знал, что акции уже были проданы – и перепродал их.

Я не говорю, что они списаны задним числом. Я лишь предполагаю. А предполагать я могу, как и любой гражданин Российской Федерации, все что угодно. Грызуновы и Догадин утверждают, что сделали все надлежащим образом – когда запись внесена, тогда и договор заключен, сделка совершена. А они просто не знали, какое решение примет суд, и добросовестно заблуждались. А умысел ведь надо еще доказать.

Интересно, в областной прокуратуре, ознакомившись с точкой зрения своего коллеги, тоже сочтут, что он добросовестно заблуждается? Еще за полгода до суда на акции был наложен арест – именно для того, чтобы обеспечить исполнение решения суда. На тот момент записи о продаже акций третьему лицу там не было. Она появилась спустя год, уже после вердикта судов всех инстанций. А работник гусевской прокуратуры не видит в этом никакого криминала…

– Макаров вводит всех в заблуждение, переиначивая на свой лад судебное решение, – считает Светлана Седельникова, одна из тех, кто лишился принадлежащих им акций. – Не о списании акций с лицевых счетов там говорится. Вердикт суда звучит грамотно, поэтому и оставлен в силе всеми последующими инстанциями. "Исключить из реестра запись об акциях Грызуновых и Догадина и включить запись об акциях Седельниковой, Кирилловой и Брянова".

Макаров прекрасно понимает, что не надо нигде акции эти искать, с одного списывать на других. Надо просто вписать в реестр новых собственников акций. Прокуратура Гусь-Хрустального с самого начала вела компанию по защите Грызунова. От нее поступали протесты по всем делам, по которым суд выносил решения не в пользу Грызунова. Но ни один из этих протестов не был удовлетворен.

Вот цитата из очередной жалобы в Генпрокуратуру: "Мы вынуждены в третий раз обжаловать незаконное постановление о прекращении уголовного дела N1609. Областная прокуратура согласилась с нашими доводами и отменила незаконное постановление, вынесенное следователем Л.Жбановой. Но так как оно передано все тому же следователю, мы уверены, дело опять прекратят. (Так оно и случилось, – Г.Б.) Его затягивание наводит на мысль, что правоохранительным органам в Гусь-Хрустальном, и не только прокуратуре, это выгодно".

– Гусевская служба судебных приставов во главе с А.Гусевым, – говорит Светлана Седельникова, – больше года вела исполнительное производство. Своими нерешительными действиями, а порой и просто бездействием, она позволила Грызунову и его компаньонам игнорировать все судебные решения и совершать манипуляции с реестром акционеров. И это, на мой взгляд, оказалось возможным благодаря не в меру тесным связям Грызунова с правоохранительными органами. Тому, что принято называть коррупцией.

Какой объективности можно ожидать от правоохранительных органов, если тот же Грызунов на празднике, посвященном Дню милиции, сидел в президиуме рядом с начальником УВД Гусь-Хрустального района Н.Гарькиным как один из спонсоров праздника.

Высшие руководители страны и Генеральной прокуратуры обеспокоены "не в меру тесными связями" бизнесменов и представителей власти и правоохранительных структур. Не случайно на высшем уровне олигархов "равноудаляют" от власти, чтобы они не влияли на ее решения и действия. Но пока эта антикоррупционная волна из Москвы дойдет до глубинки…

Особо сложное дело?

Полгода назад исполнительное производство о внесении записи в реестр акционеров, как особо сложное, было передано в областную службу судебных приставов. Вот что рассказал нам один из ее сотрудников Андрей Тамарин:

– Дело было затруднено тем, что в судебное решение нужно было внести небольшое уточнение. Гусевской суд этот нюанс рассматривал более полугода. Мы ничего сделать не могли. В начале декабря уточнения были внесены. 19 января мы получили исполнительный лист, и пока теперь нам ничто не мешает выполнить решение суда.

В этой статье мы не собираемся никого ни в чем обвинять. Мы лишь приводим мнения сторон и размышляем – почему не исполняются закон и решения судов. Неужели только потому, что руководители правоохранительных органов на местах имеют "не в меру тесные связи" с бизнесменами и никак не могут "равноудалить" коммерсантов от власти?

Галина БОРИСОВА.

Фото Андрея ЗАХАРЕВИЧА
и из архива редакции.

г.Владимир.

"Призыв" очень хотел бы получить от областной прокуратуры оценку действий их гусевских коллег. Мы готовы также предоставить слово всем остальным участникам корпоративного конфликта вокруг "Заветного дворика".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике