Копаем глубже

Не счесть алмазов

В нашей области не было и нет средств на добычу полезных ископаемых.
Сами ископаемые имеются, правда, лежат очень глубоко.

О богатствах недр Владимирской области знают немногие. Есть лес, песок, мореный дуб, торф да сапропель – на этом знания большинства о полезных ископаемых края родного исчерпываются. Что имеем, не храним…

Нам бы сады подвесные…

Чего у нас действительно много, так это торфа. Разведка прошла еще в сороковые годы прошлого столетия, в пятидесятые началась его активная добыча. Использовали торф как топливо для Владимирской ТЭЦ, поставляли в Подмосковье.

В последние годы в котельных стали более активно применять газ и мазут. Торф стал не нужен. Торфодобывающие предприятия сегодня влачат жалкое существование. А проводившаяся в былые годы мелиорация привела к обезвоживанию торфа практически во всех местах его залегания. Как следствие – беспрерывные пожары, не прекращающиеся даже в морозы. Особенно страдает от них Гусь-Хрустальный район. Поневоле позавидуешь Арабским Эмиратам, которые, хоть и не имеют собственного торфа, вовсю используют покупной для устройства подвесных садов.

Та же история и с сапропелем (органические отложения на дне озер), являющимся прекрасным удобрением. Проектов по его добыче и использованию множество. Результатов никаких. Между тем, займись мы, наконец, сапропелем, водоемы в области стали бы намного чище, а урожаи выше.

Сырье
для строительства

В пятидесятые годы, когда началось массовое строительство пресловутых "хрущевок", у нас активно велся поиск строительных материалов. Нашлись и глина, и силикатный песок в объемах, вполне достаточных для бурного развития кирпичных заводов. В районе Улыбышева под Владимиром песок оказался вполне пригодным и для производства железобетонных плит.

Под Мстерой обнаружены так называемые пермские кирпичные глины – лучшее сырье для производства кирпича, годящееся и для керамических изделий. На них работает Мстерский керамический завод.

Обнаружены глины трех типов. Меловые в Кольчугинском районе вполне пригодны для производства керамзита и даже керамической плитки. Есть и два месторождения тугоплавких глин. Там же – геолинсырец с высоким содержанием алюминия, вполне пригодный для производства сантехнического оборудования. В России его добывают только в Воронежской области, но наше месторождение перспективнее.

Была найдена и глина для изготовления фарфора и фаянса, правда, в небольших количествах. Обнаружили и большие запасы известняка. В районе Коврова и Гусь-Хрустального залежи щебня выходили на поверхность земли. Немало его оказалось и в Судогодском районе. В Александровском и Юрьев-Польском районах оказалось немало щебня, гранита и гравия.

Сегодня около 70 предприятий области занимаются добычей твердых полезных ископаемых.

Не пустыня, конечно

Меньше повезло области с запасами песка для стекольной промышленности. Хотя раньше великодворские формовочные пески вывозились из области даже за Урал.

Есть и железо, но его запасы очень ограничены. Имеются в области и фосфориты, но их добыча не ведется: слишком глубоко залегают. Заброшенные старательские шахты в районе Оки проложены на глубине около 12 метров. Всего порядка 15 видов полезных ископаемых добывается на Владимирской земле.

Нетрадиционные ископаемые

К ним относится мореный дуб. Попадая в воду, он покрывается песком и без кислорода не подвергается гниению. С годами становится крепче железа. Из него делают великолепную мебель и шпон и с очень красивым рисунком. Перспективы казалось бы прекрасные. Но добыча мореного дуба не ведется. Как и речного песка, превосходящего по своим качествам карьерный, применяемый в строительстве.

Золото снова
манит…

Понятно, что Владимирская область не Аляска, а Клязьма не Клондайк. Но в том, что золото есть и у нас, никто не сомневается. Еще в 1995 году были запланированы геохимические исследования в северо-западных территориях края (Александровский район) с целью определения золотоносности песчаных карьеров и речных долин. Но из-за отсутствия финансирования работы практически не начинались. Зато в Ярославской, Ивановской и Костромской областях деньги на эти цели найти сумели.

Признаки нефти присутствуют

Гусь-Хрустальный и часть Судогодского районов, как утверждают специалисты, очень перспективны по алмазоносности. Но сколько их там, есть ли смысл в промышленных разработках, не знает никто. У геологов руки не доходят до масштабных исследований. Да и со средствами не густо.

С 1995 года проводятся геохимические работы по определению объемов залежей нефти. Во всяком случае, вторичные признаки ее присутствия в недрах земли имеются. На более серьезные исследования в Суздальском и части Юрьев-Польского районов средств нет. Хотя нефтяная скважина у соседей-ярославцев серьезных результатов не дала.

Неужели
не дождемся?

Серьезные геологические исследования минерально-сырьевой базы центральных районов предусмотрены в специальной федеральной программе. Запланированы поиски нефти, золота, нерудного сырья (песка, глины, соли – неметаллов). Работы предстоят дорогостоящие: в отличие от Урала, где полезные ископаемые лежат на поверхности, и Сибири, где залежи неглубоки, у нас все спрятано глубоко под землей. Поэтому приходится ждать, когда у Москвы найдутся средства для оправдания ожиданий. Впрочем, и тогда нам придется подождать: Владимирская область попала в самый конец длинной очереди на проведение изыскательских работ.

Сергей Баландин.

Фото Александра Сабова.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике