из первых уст

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов: "Образование - важнейшее условие роста экономики"

из первых уст

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов: "Образование – важнейшее условие роста экономики"

В декабре прошлого года наш корреспондент встречался с высшими чиновниками Минобра России. На страницах "Призыва" о реформе образования рассказывали министр Владимир Филиппов и его замы. Кроме них, нам удалось поговорить с ректором Государственного университета – Высшей школы экономики Ярославом Кузьминовым. Мы начали диалог о проблемах профессиональной подготовки молодых рабочих в техникумах и ПТУ, а закончили глобальными вопросами российской экономики.
Личное дело

Ярослав Иванович Кузьминов родился в 1957 г. в Москве в семье профессора экономики.

Окончил экономический факультет МГУ в 1979 г. и 10 лет преподавал. Автор нескольких учебников и монографий.

В 1992 г. вместе с Е. Ясиным предлагает Правительству концепцию создания полностью нового экономического вуза – Высшей школы экономики. С 1992 года ректор ГУ-ВШЭ – самый молодой ректор государственного университета в России.

В 1997 г. вместе с А .Тихоновым, А. Асмоловым, М. Дмитриевым, Т. Клячко, С. Беляковым и Л. Якобсоном разработал концепцию организационно-экономической реформы образования России. В 1999 году стал членом Совета путинского ЦСР. Входил в Комиссию по разработке Национальной доктрины образования. Один из основных разработчиков административной реформы и программы борьбы с коррупцией.

– директора предприятий Владимирской области в тревоге – кто придет к станкам завтра, да и придет ли вообще?

– Директора обеспокоены не только в вашей области. В России ситуация с квалифицированными кадрами опасная. На многих предприятиях возраст рабочих приблизился к 55 годам. А система начального профобразования (НПО) работает вхолостую. Она готовит специалистов по устаревшим технологиям. И не забывайте, половина учащихся ПТУ – так называемый "сложный контингент".

Лучше ситуация с инженерами и экономистами, но это заслуга самих выпускников вузов, результат их предприимчивости и активности. И в то же время большинству выпускников "промышленных" вузов часто не хватает элементарных организационных и компьютерных навыков.

Скажу более – половина студентов вузов не собирается искать работу по специальности.

– Каков выход? Надеяться, что предприятия начнут вкладывать деньги в образование?

– Это уже происходит. И надо предлагать таким предприятиям новые льготы. Но это частные случаи. Предприятие может заплатить за обучение работника, но у него нет гарантий, что работник вернется на свой завод на тех условиях, которые устроят предприятие.

Особенность образования как товара такова, что оно как бы даром отдает свой продукт другим отраслям. Отсюда и особый тип финансирования – общество собирает деньги в виде налогов и вкладывает в подготовку специалистов.

У нас еще не все понимают, что образование является важнейшим условием роста экономики страны. Норматив 2002 года составляет не менее 800 долларов на ученика в год, а получает образование едва половину этой суммы. По паритету покупательской способности 800 долларов в России равны 2600 долларам в США. А там на одного ученика тратится 5-7 тысяч долларов. Более того, мы стали проигрывать уже и Индии, Китаю, странам Латинской Америки.

Если мы не хотим быть отсталой страной, российскому бюджету надо выделять на образование ежегодно на 1 процент ВВП больше, чем сейчас. Например, бюджет образования 2006 года должен быть не 10, как планируется, а 17 миллиардов долларов. Именно образование, а не нефть, газ и металлы, является стратегическим ресурсом России в будущем.

– Не сильно ли сказано? Все-таки сырье – это "живые" деньги. Образование, конечно, хорошо, но как его сравнить с газом?

– Образование – единственная социальная отрасль, которая непосредственно участвует в процессе экономического роста. Мы в сложном положении. Россия считает себя великой державой и имеет в то же время ВВП, составляющий 3,5% от ВВП США.

Как обеспечить рост экономики и доходы населения? Только за счет конкурентоспособности на мировом рынке. В каких секторах? Оставаться сырьевым придатком Европы и мира? Бесперспективно. Максимум, чего сможем достичь, – в следующие 5 лет увеличить доходы от продажи сырья на 40-50%.

Следующий этап – металлургия, транспортное и энергетическое машиностроение. Спрос есть, заделы для роста тоже. Надо использовать возможность перетекания в Россию материало- и человекоемких производств. Они сегодня выводятся из стран ЕС по экологическим соображениям и из-за недостатка дешевой рабочей силы.

Третье – хай-тек. Это наша "оборонка" и все новые отрасли: производство бытовой электроники, биопрепаратов, компьютеров и мультимедиа. Рынок для этих отраслей есть – Индия и Китай. Рынок этот стабилен, и скачкообразного роста ждать не приходится.

Наконец, то, о чем мы с вами говорим – так называемая "новая экономика". Ее доля в ВВП развитых стран составляет до 15% и она постоянно увеличивается. Это наука, инженерия, инновации. Именно здесь перспектива России. У нас нет денег для массовых инвестиций в производственную инфраструктуру традиционных отраслей. Да и место на мировом рынке уже занято. Зато в сфере новой экономики инвестиции для нас посильны. К тому же в России по-прежнему довольно высок уровень общего и профессионального образования, в основном сохранилась его инфраструктура.

– Вряд ли за 3-4 года Россия сможет резко увеличить расходы на образование и сделать их сопоставимыми с расходами развитых стран. Это невозможно ни за счет бюджета, ни за счет платежеспособного спроса. Можно мечтать о перспективе, скажем, о 2010 годе. Но экономика ждать не может. Что делать?

– Во-первых, надо срочно избавляться от "черных дыр", куда утекают даже выделяемые ресурсы. Таких дыр три: устаревшая и отставшая от жизни структура специальностей, страх перед армией, который искажает величину спроса на высшее образование, и действующая сейчас система перехода от школы к вузу.

Сейчас до одной трети бюджетного финансирования идет на подготовку специалистов, которые никогда не будут работать по специальности. Не сумеют найти работу и до 40% выпускников ПТУ и техникумов – их просто готовят по устаревшим технологиям. Государство не должно финансировать такое "образование".

Вторая сторона неэффективности – дикий крен в сторону высшего образования. Его можно ликвидировать только после реформы армии, перехода ее на контрактную, профессиональную основу.

Переход "школа-вуз" стоит семьям студентов 1-1,5 миллиарда долларов в год. Только 10-15 процентов этой суммы достается вузам. Изменение системы приема в вузы, переход на Единый госэкзамен и государственные именные финансовые обязательства ("Призыв" рассказывал о ЕГЭ и ГИФО в номерах за 26 декабря 2002 года и 23 января 2003 года) позволит вузам уловить большую часть этих денег – до 60%.

Таким образом, в системе профессионального образования есть до 2,5 миллиарда долларов резервов.

А вообще, в ситуации, когда денег на все не хватает, нужны приоритеты. Я бы назвал три. И обеспечил бы их полное финансирование.

Первое – развитие ведущих вузов и научных школ страны.

Второе – обновление учебно-производственной и кадровой базы начального и среднего профессионального образования.

Третий приоритет – создание современной информационной базы профобразования.

Беседовал Иван СТЕПАНОВ.

Фото из архива редакции.

СКАЗАНО

Ярослав Кузьминов:

– Чтобы поднять российскую школу, нужно, во-первых, увеличить зарплату учителям. К 2006 году она должна составлять минимум $200 и сравняться со средней зарплатой в промышленности. Это потребует дополнительно из бюджета 4 миллиарда долларов в год.

Во-вторых, обеспечить компьютеризацию всех школ. Не просто 1 компьютер на школу, а один комп на класс из 25-30 детей. А в сельских школах – на 15 ребят. Плюс – подключить все школы к Интернету.

В-третьих, начать обновление в школах оборудования и библиотек.

По второму и третьему пунктам потребуется инвестировать в школы 2,5-3 миллиарда долларов в год дополнительно.

СТАТИСТИКА

Сколько долларов на душу населения производят:

Россия – 2500 (с учетом покупательской способности – 7200),

Словакия – 3700 (12000),

Мексика – 6300 (9300),

Южная Корея – 8800 (15700).

По данным ВШЭ, производительность труда в России в среднем в 3-4 раза ниже, чем в развитых странах. Иначе говоря, если во Франции, скажем, работает один человек, то у нас такую же работу делают 3-4 человека. Отсюда и низкие заработные платы даже по сравнению со странами Восточной Европы.

НАШ ОПРОС

"Призыв" опросил ровно 100 жителей Владимирской области, задав им единственный вопрос: "Предпочли бы вы, чтобы ваш ребенок учился и дальше после школы, или хотите, чтобы он пошел работать?" И вот каковы результаты:

84 человека – предпочли бы, чтобы ребенок учился и после школы (из этого числа 73% только за вуз).

4 родителя хотят, чтобы ребенок шел работать.

7 родителей за то, чтобы после школы их дети (мальчишки) отслужили бы в армии.

3 человека (родители девочек) готовы выдать дочерей замуж.

2 человека затруднились ответить.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике