“Кто-то уже, раздобыв где-то черную сажу, вымазал чистую правду, а так – ничего”

На АО "Стройтехстекло" в Гусь-Хрустальном - конфликт собственников. Предприятию он на пользу не идет, но одна из противоборствующих сторон сумела с блеском продемонстрировать области, что рыбку можно ловить...

"Кто-то уже, раздобыв где-то черную сажу, вымазал чистую правду, а так – ничего"

Началось все в 1996 году, когда на переживающем глубочайший финансовый кризис предприятии появился В.Миронов, генеральный директор Анопинского стекольного завода (ныне "РАСКО" – российско-американская стекольная компания), который был назначен внешним управляющим. Считается, что Виталий Николаевич навел на "Стройтехстекле" порядок и уступил руководящее кресло своему преемнику, господину Труфанову. Казалось, предприятие могло бы с оптимизмом смотреть в будущее, но аудиторская проверка вдруг вскрыла, что в период правления Миронова и Труфанова с завода "испарилось" 9,5 тысячи тонн стеклобоя (или 158 вагонов), который является ценнейшим сырьем для стекольной промышленности. Убытки "потянули" на 9 миллионов рублей. Следы пропажи обнаружились на стеклозаводе в Анопино, ежедневно поглощающем 120 тонн битого стекла. Он получил возможность работать почти 80 дней на дармовом сырье.

Подобное "легкомыслие" явно наводит на то, что в законе об акционерных обществах зияет огромная прореха. Как можно отдавать предприятие на откуп лицам, кровно заинтересованным не в его процветании, а в том, чтобы превратить в сырьевой придаток для другого, более родного? Но даже недоработки законодателей – не повод для того, чтобы государство начало признавать только одно право, право более сильного.

"Кто же этот самый сильный?" – спросите вы. А тот, кто владеет контрольным пакетом акций, наделяет правом вести реестр акционеров собственную родственницу и посылает руководить обществом с особым тщанием подобранную и преданную команду. 58% акций сегодня принадлежат господину Миронову, или все тому же "РАСКО". Эта пикантная подробность точно известна только одному человеку – снохе Виталия Николаевича, Н.Мироновой. Последняя, кстати, наделила реестр грифом "особо секретно". И сделала его тайной за семью печатями для акционеров АО "Стройтехстекло".

9,5 тысячи тонн стеклобоя для "РАСКО" оказались не лишними. Компания вырвалась в число лучших предприятий области.

Неожиданно у команды В.Миронова появились противники, так называемая "грузинская группа", сообща владеющая 28% акций общества. Ее золотые денечки наступили тогда, когда она получила ключевые посты в управленческом аппарате общества. В.Карасев стал генеральным директором предприятия, М.Муртазалиев – председателем Совета директоров. Именно по их инициативе "Стройтехстекло" реструктуризировало свои многолетние долги и начало их погашать. Нашлись средства для холодного ремонта двух стекловаренных печей, 148 тысяч рублей на компьютеризацию бухгалтерского учета. Тогда же состоялась нашумевшая аудиторская проверка и пойманы злоумышленники, попытавшиеся "умыкнуть" с завода целый вагон готовой продукции. Депозитарному центру "Владимир" было предложено восстановить то ли потерянный, то ли искусно запрятанный Н.Мироновой реестр.

Этого команда Миронова снести не смогла. На группу Карасева-Муртазалиева повесили всех собак, валили на них все, в чем были сами виноваты. Так, например, с подачи "грузинской" группы для завода закупалась сода по цене 4200 за тонну (сюда входит 20% НДС), а команда Миронова – за 3550 рублей. Прибавьте сюда НДС. Что получится? Непонятно, почему Карасева сотоварищи, а не их оппонентов обвиняют в разбазаривании средств АО "Стройтехстекло"? Карасевым даже занялись правоохранительные органы, закрывшие глаза на пропавшие 9 миллионов рублей, но всерьез заинтересовавшиеся пошедшими на компьютеризацию 148 тысячами. Хотя закупить компьютеры предприятию рекомендовали аудиторы. Именно за это "нарушение" суд, видимо, временно отстранил В.Карасева от занимаемой должности.

Началась серия судов, очередных и внеочередных собраний акционеров. На одном из них владельцы ценных бумаг общества переизбрали председателя Совета директоров. Отстраненный директор назначил исполняющим обязанности генерального М.Муртазалиева. Только-только переизбравшие его сторонники Миронова тут же признали приказ недействительным: Муртазалиев – председатель Совета директоров и не может одновременно исполнять обязанности генерального. То есть ни с того ни с сего признали решение собрания акционеров недействительным. И было отчего: на всех собраниях акционеров отсутствовали законно оформленные выписки из засекреченного госпожой Мироновой реестра. Регистрация участников проводилась по неизвестно кем подготовленным спискам. Более того, по закону об акционерных обществах директор сам назначает своего временного преемника. Кроме случаев, когда он физически не может решить этот вопрос. Только тогда назначает директора Совет директоров. Завершился конфликт собственников тем, что сторонников Муртазалиева с помощью КамАЗа и перекупленного ЧОПа (частное охранное предприятие) вышибли с завода.

Теперь проигравшая сторона ищет правды, вопиет о попранном законе и предлагает мирные переговоры, на которые она готова прийти с документами, а не доказывать правоту, брызгая слюной и срывая голос. "Победители" торжествуют и за "круглый стол" садиться не спешат: вы-де сами завод бросили, и никто вас с предприятия не выбрасывал.

Закон суров, говорили древние, но он – закон. Жаль, что не все наши современники разделяют их точку зрения.

Ирина седова.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике