Землю – церкви, трон – монарху?

Встреча вице-спикера Совета Федерации Валерия Горегляда и руководителя аграрного комитета верхней палаты парламента Ивана Старикова с патриархом Алексием Вторым завершилась заявлением сенаторов, что они начинают работу над законопроектом...

Землю – церкви, трон – монарху?

Встреча вице-спикера Совета Федерации Валерия Горегляда и руководителя аграрного комитета верхней палаты парламента Ивана Старикова с патриархом Алексием Вторым завершилась заявлением сенаторов, что они начинают работу над законопроектом
о возврате церковных угодий, экспроприированных в 1917 году. Прозвучало обещание: уже зимой проект станет законом. В этом случае во Владимирской области, на территории которой 27 только православных монастырей, произойдет весьма ощутимый передел собственности.

Подписанная на днях Президентом редакция закона "Об обороте сельхозземель" запрещает церкви покупать земли, разрешена только аренда. Возможно, это и стало детонатором в теме реституции.

Сенатор Иван Стариков утверждает, что "речь не идет о реституции. Мы не земли возвращаем, а право восстанавливаем. А уж церковь пусть пользуется им в той мере, в какой сможет".

"Законопроект Старикова" вызывает немало сомнений. Многие думцы понимают, что резких шагов на рынке делать нельзя и попытка принять любое простое решение может обернуться огромными сложностями. Например, другие конфессии окажутся обиженными: РПЦ достанется 3 миллиона га, а мусульманам – всего 200 тысяч.

Мы поинтересовались, как относятся к этому законопроекту те владимирцы, кому его придется претворять в жизнь, если такой закон все-таки будет принят.

Руководитель комитета по земельным ресурсам и землеустройству Владимирской области Владимир Будников был категоричен:

– Я к идее реституции отношусь отрицательно. За минувшие годы произошли многократные изменения в землепользовании. И происходили они в соответствии с действующими законами, то есть все делалось совершенно легитимно. Сейчас можно по-разному относиться к революционным преобразованиям, но ломать статус-кво – это новая революция. Думаю, делать этого не стоит.

Вот, например, немцы. В гитлеровские времена они экспроприировали земли у евреев. Потом эти действия осудили, но менять ничего не стали. Надо действовать позитивно, исходя из сложившейся ситуации.

Реально возврат земель церкви даже представить трудно. Сейчас территории, принадлежавшие монастырям, находятся у разных собственников. Например, какой-то СПК успешно хозяйствует на этой земле, полученной по закону, ее что – отбирать? Административно-территориальное деление за эти годы менялось – какие-то участки Владимирской земли просто отошли к Московской, Ивановской или Нижегородской областям…

Уверения, что речь идет только о восстановлении в правах на землю, а не о передаче земель, тоже довольно хлипки. Право на собственность предполагает владение этой собственностью. А с проблемами мы уже сейчас сталкиваемся. Например, хорошо известный боголюбовский луг под выпас используют и монахини, и светские граждане. А земля принадлежит сельхозпредприятию, да еще и охраняется как памятник природы федерального значения… Там идет тихая война, законно разрешить которую пока не удается.

Позицию руководства Владимиро-Суздальской епархии высказал секретарь епархии отец Иннокентий:

– Пока мы никаких документов не видели, выводы делать рано. Но идея, конечно, обсуждается. Бороться за земли мы не собираемся, но если дадут, – не откажемся. А решать надо по каждому монастырю отдельно.

Земли концентрировались в монастырях. Некоторые из них вели большое хозяйство, а сейчас там лишь несколько монахов, которые не в состоянии обрабатывать "плантации". Да и цель у них другая… Зачем им сотни гектаров? Такими крупными землевладельцами, как Оптина пустынь или Сергиева лавра, где есть сады, пруды, пастбища и пашни, у нас никто, пожалуй, не сможет быть. Но и ситуация, когда даже на территории монастыря землей нельзя распорядиться, тоже не вполне нормальна. В суздальском Покровском монастыре монахи арендуют участки, на которых сажают для себя картошку… Надо реально смотреть: кто сколько сможет обработать.

Или, например, городские монастыри, такие, как Княгининский во Владимире. Не доходить же до абсурда, ставя под сомнение собственность тех, кто давно уже обустроился у монастырских стен? Кстати, в самой этой обители мы делим площади с "Владреставрацией". Это просто противоречит сути монашеской жизни, главное в которой – уединение…

Немало монастырей, которые являются архитектурными или историческими памятниками. В Суздале мы большинство обителей делим с музеем. Там свои вопросы встают.

Закона о церковных землях не было, регламентируется все подзаконными актами и, как правило, де-юре оформляется то, что сложилось де-факто. Паспортизацию земель мы только начинаем, поднимаем документы, приглашаем землемеров, пытаемся как-то систематизировать то, что сложилось само собой. Но одно можно сказать определенно – по периметру монастырских стен земля должна закрепляться в собственность. И лучше, если за нее придется заплатить, – ответственности больше.

Мнение губернатора в самом общем виде нам изложил его помощник Вадим Егоров:

– Закон о реституции, если он появится, выполнять, конечно, придется. Но уже сегодня можно предвидеть огромные сложности, с которыми столкнемся. Начиная с того, где, кому и сколько передавать – четкого учета церковных земель нет.

Генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова:

– Закона не видела, предметно говорить рано. Но, по-моему, сегодня реституция в России – полная нелепость. Разговоры о ней равносильны бредовым рассуждениям о возрождении монархии. Землями церкви уже совершенно законно владеют другие собственники. Снова – отобрать и поделить?

Думаю, разум победит. По церковной собственности уже дискутировали. Народные достояния для народа отбили, и землю отстоим.

Валерия СЕРГЕЕВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике