16+

Настоящего охотника готовят годами

"Призыв" уже писал о том, что 1 апреля 2010 года вступает в силу новый федеральный закон об охоте. Своей точкой зрения о нем с "Призывом" поделились охотники-профессионалы. Сами с усами

Как выяснилось из публикаций в СМИ, бесед с нашими экспертами и предоставленных нам документов, лоббисты закона не пожелали прислушаться не только к защитникам животных и охотникам, но даже к первому лицу государства. В президентском заключении на законопроект, в частности, указывалось, что "отправные начала правового регулирования в области охоты и охотничьего хозяйства уже заложены в Федеральном законе "О животном мире". Поэтому для сохранения единства правового поля необходимо привести соответствующие положения законопроекта "Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в соответствие с нормами действующего федерального закона.
Но в окончательной редакции закона об охоте вышеприведенная рекомендация, как и указания на верховенство в налоговых отношениях Налогового кодекса РФ, а в сфере нормирования – Федерального закона "О техническом регулировании", были полностью проигнорированы.
– Можно найти массу противоречий между законом "О животном мире" и законом "Об оружии", – говорит наш земляк, опытный охотник и аутфитер (специалист, профессионально занимающийся организацией охоты) Дмитрий Встовский. – Например, гражданская дееспособность на владение оружием по новому закону наступает в 18 лет, а закон "Об оружии" это право предоставляет 16-летним. На этот факт, кстати, обратил внимание и президент.
Более того, три крупнейших института России, призванных заниматься разработкой нормативных документов в сфере природопользования: в Иркутске, Кирове и Балашихе, – так и не были привлечены к работе над законом.
Между тем заведующий отделом "Хозяйство и право" государственного научного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б. Житкова" (далее ГНУ ВНИИОЗ) Николай Краев и старший научный сотрудник того же отдела Сергей Матвейчук в своем экспертном заключении, направленном Президенту РФ и премьер-министру, нашли в новом законопроекте множественные "дефекты". Ученый совет кировского института, рассмотрев в открытом заседании 23 июня 2009 года текст документа, имея в своем составе 3 докторов и 5 кандидатов наук, большинством голосов решил выразить "озабоченность антиобщественной, антиэкологической и антиохотничьей направленностью, а также низким качеством новой редакции законопроекта".

Каждый охотник желает знать
Эксперты ГНУ ВНИИОЗ в свою очередь тоже отметили, что возможность выдачи охотничьего билета только физическим лицам, обладающим гражданской дееспособностью (ч. 1 ст. 21), противоречит ГК РФ (ч. 1 ст. 21). А поскольку для приобретения оружия необходим охотничий билет, закон об охоте произвольно аннулирует эти полномочия субъектов РФ, не предусматривая внесения соответствующих изменений в Федеральный закон "Об оружии".
Не менее удивляет тот факт, что закон об охоте не предусматривает изменения положения закона "Об оружии", касающегося обязанностей лиц, впервые приобретающих охотничье оружие. Получая документ, удостоверяющий право на охоту, по одному закону они должны пройти проверку знания правил безопасного обращения с оружием по специальной программе (ч. 14 ст. 13), а по другому – нет. Закон об охоте предписывает лицу, получающему охотничий билет, без проверки ознакомиться под роспись с требованиями безопасности при обращении с орудиями охоты (ч. 7 ст. 21), к которым, согласно данному законом об охоте определению (ст. 1), относится, среди прочего, огнестрельное, пневматическое и холодное оружие.
– На то, чтобы стать охотником, у людей раньше уходили годы! – подчеркивает Дмитрий Встовский. – Охотника воспитывала система обществ рыболовов и охотников, областные управления охотхозяйствами. Нужно было читать специальную литературу, ходить на охоту с опытными людьми, практиковаться на охоте без ружья, учиться стрелять и изучать особенности поведения животных в их среде обитания. Новый закон не предусматривает никакого охотминимума! Вообще!
В последнее время охота стала модным и престижным развлечением, но основ и традиций охоты новая российская аристократия не знает и, что самое страшное, знать не хочет. Дорогие карабины, модная одежда, мощные автомобили – это стильно, но очень далеко от истинной любви к животным и от знания законов природы. Хорошо, если 5% от общей массы неофитов искренне интересуются сутью процесса, остальным лишь бы кого-нибудь "замочить". Благороднейшее занятие превращено в банальное убийство!
– Люди палят во что попало, а потом интересуются, кого они убили, – комментирует Дмитрий Встовский. – Одним из таких горе-охотников был застрелен на охоте председатель ВОООиР В. Рассадин. Раньше за это наказывала дисциплинарная комиссия обществ охотников и рыболовов. Сейчас даже государство не может наказать браконьеров по всей необходимой в таких случаях строгости. Столько бескультурья, сколько можно увидеть на охоте сейчас, я никогда не видел за все годы моей практики!
В той же Германии охотничий минимум так же обязателен, как курсы по вождению автомобиля. Освоение охотничьих премудростей постигается за плату в течение 6 месяцев и завершается экзаменом по теории и стрельбе. В России полувековую отечественную практику внедрения и совершенствования обязательного минимума охотничьих знаний последовательно и неуклонно разрушали, сейчас новый закон признал ее ненужность де-юре.

Не в ногу с Европой
Упомянутое положение нового закона, по оценке экспертов, противоречит как Конвенции о биологическом разнообразии, которая обязывает включать вопросы сохранения биоразнообразия в учебные программы, так и принятым в ее развитие аддис-абебским принципам по устойчивому использованию биоразнообразия, предусматривающим осуществление программ образования и просвещения в сфере охраны природы и ее устойчивого использования.
Руководящие указания Европейской хартии охоты и биоразнообразия, принятой под эгидой Совета Европы, также предусматривают реализацию программ образования и подготовки охотников. Согласно международным актам они должны быть "искусны в эффективном и безопасном обращении со снаряжением и орудиями, легально используемыми для охоты, иметь достаточные знания относительно распознавания, поведения и экологии видов дичи, а также неохотничьих видов, которые могут быть ошибочно приняты за дичь, знать законы и подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие охоту и охрану дикой природы в месте проведения охот".

Лишение конститу-ционного права?
Но самое любопытное в том, что закон об охоте, по мнению ученых ГНУ ВНИИОЗ, способствует (ст. 61) резкой и широкой криминализации охоты установлением уголовной ответственности за охоту на любой особо охраняемой природной территории, хотя, например, Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" допускает любительскую и спортивную охоту в национальных парках (п. "е" ч. 2 ст. 15). Кроме того, поскольку не только Правительство РФ, но и органы исполнительной власти субъектов РФ, а также органы местного самоуправления могут самостоятельно устанавливать любые иные категории особо охраняемых природных территорий, определение критериев криминализации охоты фактически выходит из-под контроля РФ, что противоречит конституционному отнесению уголовного законодательства к исключительному ведению РФ.
– Основную массу людей под предлогом регламентации доступа в угодья, в которые так просто уже не войдешь, лишили права охоты, – сетует Дмитрий Встовский. – А между тем у меня как у гражданина России есть конституционное право на пользование объектами животного мира. Его никто не отменял. С другой стороны, закрытыми для доступа становятся особо охраняемые территории, когда по закону на них допускается любительская охота. Это все равно что закрыть доступ для сбора грибов и ягод. Но ведь найдется человек, который подаст в суд и выиграет это дело!
Прежде чем создавать Госрезервфонд, вполне логично было бы подумать, есть ли на это деньги и техническое обеспечение.
– В последние годы заповедные для охоты места сдаются в долгосрочную аренду московским частным фирмам, – подтверждает опасения коллеги мастер спорта по пулевой стрельбе, мастер спорта по охотничьему пятиборью, неоднократный чемпион и призер международных соревнований тверянин Валентин Виноградов. – Многие из них вкладывают серьезные деньги в организацию охотничьего промысла. Все больше в моде так называемая вольерная охота, при которой у человека с ружьем создается иллюзия, будто он находится в диком лесу, а не на огороженной территории, сам выслеживает зверя. Это занятие не для настоящего охотника. А самое главное, что для местных охотников некогда родные угодья стали недоступными. За все надо платить, и очень многим это не по карману.

Браконьеру – хорошо, охотнику – плохо
Как уже говорилось выше, подчинение общего, федерального закона "О животном мире" специальному, который не изменяет, а разрушает созданную концепцию, создает такие дилеммы, которые не в силах разрешить ни один юрист. Например, новый закон об охоте запрещает гражданам и юридическим лицам охранять угодья. Закон "О животном мире" допускает участие граждан и юридических лиц в организации охоты.
Сегодня егерей лишили права составлять протоколы об административных правонарушениях. Этим правом обладают департамент лесного хозяйства, управление внутренних дел и охотнадзор. Но и так ясно, что у лесников своих забот полон рот, милиции не до браконьеров, а охотнадзор уже продемонстрировал свою неспособность к наведению порядка.
Ничего хорошего не сулит и благое намерение выделить резервные территории. Охотничий опыт говорит, что в закрытых для охоты угодьях начинается затухание популяции, на восстановление которой потребуется 25 – 30 лет. Валентин Виноградов утверждает, что насаждаемое положение вещей логично приведет и к разгулу браконьерства, к которому поневоле толкают и охотников с безупречной репутацией, а это еще один фактор снижения численности животных.
В угодьях, где ведется регулярная охота, популяции животных более здоровы. В пример можно привести Кроноцкий заповедник на Камчатке. На охраняемой территории рождаются звери с врожденными отклонениями от нормы. Медведица способна принести максимум двух медвежат. Численность популяции не растет в силу слабого генофонда. На соседней территории признаки вырождения не зафиксированы. В пометах у медведиц два – четыре медвежонка. Численность зверя постоянно увеличивается.
– Если популяция чувствует угрозу, ее численность растет интенсивнее, – уточняет Дмитрий Встовский. – Это закон природы, он действует везде. Высокая численность животных там, где не браконьерствуют и проводят необходимые биотехнические мероприятия.

Стрелять во все, что движется?
– В законе об охоте очень много размытых, непрофессиональных терминов, – подытоживает разговор Дмитрий Встовский. – Не смогли четко сформулировать даже понятие "охотугодья". Такое впечатление, что закон написан для людей с деньгами, которые не желают себя утруждать изучением охотминимума, а хотят стрелять во все, что движется. Они не понимают одной простой вещи. Сегодня ты стрельнул здесь, стрельнул там, а завтра нигде ничего не будет. Это психология временщика.
С этим мнением согласны эксперты ГНУ ВНИИОЗ Николай Краев и Сергей Матвейчук. Вполне может оказаться, что общий социальный ущерб от принятия и введения в действие такого закона значительно превысит возможный положительный эффект от содержащихся в нем конструктивных норм.

Ольга РОМАНОВА

Кодекс охотника

Помни: охотники на охоте и отдыхе равны.
Почитай и уважай охотничьи традиции и старших по возрасту охотников.
Будь честным, добрым, отзывчивым и внимательным с товарищами по охоте.
Не забывай: взаимовыручка и уважение – основа охотничьей дружбы.
Соблюдай правила охоты и техники безопасности при обращении с охотничьим оружием.
Не навреди словом и делом окружающей среде.
Не добывай животных ради забавы и прихоти.
Не допускай жестокости и неоправданных мучений животных.
Повышай навыки и знания охотника и точность стрельбы.
Уважай общественную, государственную и частную собственность.

Просмотры: