Закрыть нельзя помиловать

Владимирские микробизнесмены готовы грудью встать на защиту "Черкизона". Закрытие знаменитого столичного вещевого рынка грозит многим из них потерей единственного источника дохода - и это в разгар кризисных времен.

Владимирские микробизнесмены готовы грудью встать на защиту "Черкизона". Закрытие знаменитого столичного вещевого рынка грозит многим из них потерей единственного источника дохода – и это в разгар кризисных времен.

На владимирском рынке "Факел" – атмосфера общего уныния. Раньше автобус с торговцами уходил в Москву, на Черкизовский, почти каждую неделю. Сейчас поездки за товаром практически прекратились. Правда, организуются альтернативные рейсы на другой крупный вещевой рынок в Лужниках, но желающих мало, а кто съездил разок, остались недовольны – не тот товар, к которому привыкли.

Продавцы приуныли
Старых запасов осталось недели на две, максимум – на месяц. Что делать дальше, продавцы и владельцы торговых точек не знают.
– Хоть совсем закрывайся, – говорит предпринимательница Светлана Потапова, – потому что если покупать одежду на других рынках или выходить на производителей, это выйдет дороже. Даже намного дороже. Мы потеряем всех тех покупателей, которые приходили на этот рынок именно из-за низких цен, а это достаточное количество людей. И сейчас у многих здесь тоже такая точка зрения, что придется закрываться.
Почти такие же настроения на владимирском рынке "Тандем". Еще недавно один из рядов украшал гигантский плакат "Черкизовский рынок". "Черкизон", всероссийский поставщик дешевого барахла, стал своеобразным владимирским брендом, символом оптимального соотношения цены и качества для всех тех, кому вторые сапоги – уже роскошь.
– Сейчас говорят, что на "Черкизоне" продавали плохие, некачественные вещи, – горячится продавец Наталья Малышкина, – но все это неправда. Да, может быть, были где-то кривые строчки, что-то не так было скроено или пришито. Но таких вещей, какие мы возили и продавали в 90-х, когда одежда прямо на теле линяла, разъезжалась, обувь лопалась на ногах, такого давно не было уже. Возможно, они выдерживают меньше сезонов, чем "фирма". Но наш клиент – человек, которому лучше, грубо говоря, заплатить сто рублей сегодня и сто через год и получить две новые вещи, а не копить сразу тысячу и носить одно и то же пять лет подряд.
Все аргументы против Черкизовского рынка – "серый" товар, уклонение от налогов, торговля без документов, продавцы без регистрации – владимирских рыночников не убеждают.
– Ну что налоги, – говорит Малышкина, – я все плачу исправно, но все равно страдаю.
Сейчас плакат с "Тандема" исчез. Вопрос о том, исчезнет ли и сам Черкизовский рынок, волнует всех – и торговцев, и покупателей. За сводками с места событий внимательно следят и на "Тандеме", и на "Факеле", и на многих других рынках. Продавец Гриша перенастроил карманный приемник – вместо любимого музыкального радио теперь слушает новости. Свежую информацию тут же передает соседям. "Черкизон" обещают открыть в конце июля – торговцы облегченно переводят дух. Следствие настаивает на том, чтобы закрыть рынок еще на три месяца – и торговые ряды вновь начинают костерить московские власти и делиться невеселыми мыслями о будущем.
– Китайцы молодцы, что вышли на дорогу, – считает предпринимательница Екатерина Егорова, – вот бы все торговцы собрались и вышли на митинг в защиту "Черкизона". Я бы сама поехала, и многие из наших тоже бы поехали. У меня двое детей, их надо поднимать. А если не будет товара и покупателей и придется закрыть точку, куда я устроюсь, кому я нужна.

Чиновники невозмутимы
А вот в областном департаменте развития предпринимательства, торговли и сферы услуг уверены, что закрытие Черкизовского рынка нисколько не отразится на экономике региона. Из 82,3 миллиарда общеторгового оборота Владимирщины на долю розничных рынков приходится всего 9%. Сегодня в области действуют 52 рынка и ярмарки, на которых занято примерно 13 тысяч предпринимателей.
– При этом услугами Черкизовского рынка, по нашей оценке, пользуется не более 10% торговцев, – объясняет директор департамента Валерий Скорик.
В то, что на Черкизовском отоваривается всего-то около полутора тысяч владимирских микробизнесменов, честно говоря, верится с трудом. Хотя это и не принято афишировать, но одежда и обувь "от Черкизона" раньше исправно поступала не только на вещевые рынки региона, но и во многие вполне "цивильные" магазины, особенно в районных центрах, крупных поселках и т.д. Стоит копейку – выглядит на рубль, такие условия более чем устраивали большинство малых предпринимателей, вышедших из-под навеса к собственным торговым точкам.
Ковровский бизнесмен Дмитрий П. привозил с Черкизовского рынка товар для своего магазина "модной женской одежды".
– Никто из покупательниц не жаловался, – рассказывает он, – а вот как действовать теперь, я еще не продумал. Ищу другие варианты поставок, хотя понимаю, что это будет дороже. До конца июля постараюсь продержаться на прежних ценах, а потом придется вешать объявление "новая коллекция" и цены поднимать.
Областные власти советуют торговцам не зацикливаться на "Черкизоне" – вещевых рынков в столице хватает. Но пока бизнесмены не видят достойной замены своему главному поставщику.
– Я была и в Лужниках, и в Коньково – там оптовые цены такие, как у нас в городе – розничные, – утверждает Галина Б., продавец центрального рынка города Александрова.
Но если в регионе прекратятся поставки дешевой "черкизовской" одежды и обуви – пострадают не только малые предприниматели с их несерьезными по областным меркам доходами и малозначимыми отчислениями в казну. Плохо придется и их постоянным клиентам. Покупатели из тех, для кого даже 200 рублей – существенная разница, в свете последних событий тоже стали задумываться о будущем. Общий вердикт таков – если цены вырастут, статью расходов "на одежду" придется корректировать.
– Вполне можно обойтись без новой юбки или кофточки, – рассуждает Ольга Юрьевна, жительница Владимира, – хотя и хочется иногда себя побаловать, но делать нечего – придется потерпеть. Теплую одежду можно поискать в "секонд-хэнде", их в городе в последнее время появилось много. Вот только если обувь выйдет из строя – это беда, тогда придется выкручиваться. И еще детская одежда: что-то можно найти в том же "секонде", что-то перешить – но новые вещи тоже придется иногда покупать, чтобы ребенок был как все.

Этнический аспект
Владимирцы жалеют закрытый "Черкизон" еще по одной причине – очень уж колоритным местом был этот рынок.
– Я читала, там даже экскурсии устраивают – вьетнамский квартал, китайский, кавказский… Разная этническая кухня, интересная, как на настоящем восточном базаре, – делится студентка Алла Шагина. – Все мечтала когда-нибудь побывать. Жалко, если это пропадет и все будет одинаковое.
Впрочем, хотя недовольных хватает, нельзя сказать, что Владимирская область тотально переживает закрытие "Черкизона". Местные чиновники поддерживают Москву в том, что "Черкизовский рынок – плохой рынок; тот, кто строит на нем свое дело – плохой бизнесмен". Средний класс индифферентен – большинству для счастья пока хватает распродаж в брендовых магазинах, не владимирских, так в московских (это еще дешевле и в чем-то престижнее). Кто-то даже радуется закрытию рынка, потому что "понаехали там", и вообще – кто не может позволить себе штанов за пять тысяч, тот неудачник и жалеть его нечего.
Даже среди торговцев – самых заинтересованных лиц – достаточно оптимистов, уверенных, что все как-то образуется. Рынок или откроют снова, или перенесут, или он "сам по себе" всплывет на новом месте – например, в Подмосковье. Много и равнодушных – людей, уверенных, что "власти всегда притесняют народ, а он все равно выживает. Кто-то потонет, а кто-то выкарабкается". Однако бизнес в целом учит практичности, поэтому большинство предпринимателей уже подсчитывают, насколько хватит сбережений, и подумывают о том, чем заняться, если торговля перестанет приносить доход.

Валентина КУДРЯВЦЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике