Все хорошо, что хорошо кончается

В минувшую пятницу рано утром во Владимир вернулась группа владимирских байдарочников, которая "пропала" на реке Бзыбь в Абхазии.

В минувшую пятницу рано утром во Владимир вернулась группа владимирских байдарочников, которая "пропала" на реке Бзыбь в Абхазии.

В этом нашумевшем деле можно поставить точку, все закончилось благополучно.
В выходные мы встретились с руководителем клуба экологического туризма, кандидатом биологических наук Ильей Мальцевым, чтобы из первых уст узнать, что же на самом деле случилось в Абхазии?
Ничто в Илье не выдает того, что он еще несколько дней назад находился в экстремальных условиях. Только, пожалуй, обветренные руки и перевязанный палец – нечаянно ободрал о раму катамарана. А так все хорошо, нет проблем. Все живы-здоровы.
– Илья, сколько лет вы занимаетесь водным туризмом?
– 12 лет.
– Кто увлек?
– Жена Лена. Сейчас дети маленькие, поэтому от туризма она отошла, хотя в походы иногда вместе ходим. Например, здесь, в области, по рекам плавали на байдарках, брали с собой Степана. Ему сейчас 7 лет. Есть дочка Соня, ей 2 года. У нее все впереди.
– Когда именно вы отправились в Абхазию?
– 26 апреля выехали из Владимира. Через два дня приехали в Абхазию. Мы знали, что в этом районе нет мобильной связи. По идее, нужны спутниковые телефоны. Имелись в распоряжении рации, но мы ими пользовались только между собой, когда делились на группы или кто-то уходил на разведку. Внешней связи не хватало.
– Сколько вас было в походе?
– Считая меня, 22 человека. 11 – студенты, остальные – работающая молодежь. Все местные, из Владимирской области.
– Вы планировали 8 мая уехать домой, во Владимир?
– Да. Даже купили билеты.
– Так почему группа выбилась из графика?
– Мы планировали спуститься к реке за 2 дня, а на деле это заняло 5 дней. Это "съело" запасные дни. Собирались даже выйти к Черному морю, там недалеко. Но от этого плана отказались. Ситуацию усложнили походные условия. Начались ливневые дожди, уровень воды в реке поднялся на полтора метра. Этого мы, конечно, не ожидали.
– Вода сильно бурлила?
– Когда вода поднимается – бревна плывут. Даже слышно, как переворачиваются донные камни. Конечно, при таком сильном течении в воду нельзя соваться. На случай, если паводок продлится слишком долго, искали участки выхода через горы. Там были отвесные скалы, а альпинистское снаряжение с собой не взяли. Поняли, что самостоятельно нам выбраться не под силу. Когда услышали гул вертолета – обрадовались. К нам спустился начальник абхазского поисково-спасательного отряда Фат Смыр. Через газету передаю ему благодарность! Он сначала тоже хотел нас вывести через горы, но после оценки ситуации пришел к выводу, что это нереально. Фат сопровождал нас во время сплава по реке. Мы выдали ему снаряжение – костюм, спасательный жилет.
– Приятно, что вашей судьбой озаботились посторонние люди.
– Конечно, приятно, что уделили столько внимания. Спасибо вертолетчикам, потому что спуститься на вертолете в ущелье – большое искусство.
– В Интернете пишут, что с вас могут потребовать деньги за использование вертолета. Ведь это дорогостоящее дело.
– Это не так. Мне на днях звонил Фат и сообщил, что абхазская сторона не имеет к нам никаких материальных претензий. Он готов даже прислать официальное подтверждение. Нас же спасатели не эвакуировали, они просто проверили, как дела. Слава богу, травмированных среди нас не было. Один недостаток – мы слишком медленно двигались. В день проходили по 4-5 километров.
– Наверное, психологическое состояние было не из легких.
– Мы на самом деле больше волновались за родственников. Ребята в походе вели себя уверенно. Молодежь терпела и переносила трудности легко, чем я был удивлен и обрадован. Иногда приходилось ночевать на камнях – места под палатки не находилось. Ребята расползались на ночлег по пещерам. Каждый день разводили костер, грелись, сушились. Я довольно серьезно готовился к походу.
– Провианта хватило? Не голодали?
– Два последних дня не обедали. Экономили. Мы же не знали, как быстро выйдем из этой ситуации. Когда уходили с исходного рубежа, часть провианта спрятали, потому что должны были возвращаться тем же путем. На обратном пути продукты забрали, но они не очень пригодились – еды хватило.
– Вы маршрут изучили, просчитали?
– Да. Река Бзыбь у байдарочников не очень популярна. В Интернете мало отзывов о походах по данному маршруту, и они очень скудные, так что недостаток информации ощущался.
– Может быть, река вас и привлекла тем, что она менее изведана?
– В какой-то степени так. Мы проплыли по реке 25 километров. Хотели плыть дальше, но МЧС наш пыл остудило и рекомендовало прервать поход. Слишком много мы наделали шума.
На российской границе нас встречали представители Сочинского МЧС. Нам дали посушиться до утра и помогли забронировать билеты на поезд.
– Абхазию называют кавказской Швейцарией. Наверное, голова кружилась от красот?
– У меня за плечами около 20 походов по рекам – в Алтайском крае, Саянах, Черкессии, Адыгее, но такой красоты больше нигде не видел. Скалы, гроты, лианы, самшитовые рощи. Фантастика!
– Разговаривал с проректором ВлГУ по учебно-воспитательной работе Анзором Саралидзе. Он в недоумении, почему вы не поставили руководство вуза в известность, что собираетесь в поход в Абхазию. Все-таки регион нестабильный, там недавно велись военные действия:
– Это моя ошибка и вина одновременно. Отрицать не буду. Понадеялся на то, что все будет хорошо. Я поступил неправильно.
– Когда родители ребят встретили вас на вокзале, как они к вам отнеслись? Никто не ругал?
– Нет. Все были счастливы, что все закончилось хорошо. Пожали руку. Никто, по крайней мере в лицо, претензий не высказал.
– Илья, абхазы говорили, что по реке Бзыбь запрещен сплав для водных туристов всех категорий.
– Этот запрет наложили то ли 1 мая, то ли 2-го, когда там случился какой-то инцидент. А мы 29 апреля уже вышли на маршрут и ничего не знали. До этого, насколько мне известно, никаких запретов не было. Мы приобрели билеты на посещение национального парка Абхазии, получили доступ к реке.
– Какие санкции к вам применят? Случай нерядовой, вы вину признаете:
– На работе, безусловно, накажут. Руководство вуза я в какой-то степени подставил. Оправдываться нечем. Со всех ребят потребовали объяснительную.
– А когда в следующий поход?
– Летом, наверное. Пока об этом не думал. "Переварить" бы нынешнюю ситуацию. Знаю, что все ребята готовы к новым походам, хотят этого.

Андрей ТРОХИН
Фото И.Мальцева

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике