Автономная церковь теряет храмы

Апелляционные жалобы РПАЦ остаются без удовлетворения Первый арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение арбитражного суда Владимирской области об изъятии у Российской православной автономной церкви (РПАЦ) пяти культовых...

Апелляционные жалобы РПАЦ остаются без удовлетворения
Первый арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение арбитражного суда Владимирской области об изъятии у Российской православной автономной церкви (РПАЦ) пяти культовых зданий в Суздале, в том числе ее кафедрального Цареконстантиновского собора. Главный аргумент РПАЦ – наличие охранных договоров на каждое культовое строение – не был признан достаточным основанием для сохранения церквей в пользовании РПАЦ.

Судебные заседания прошли без эксцессов
Апелляционные жалобы РПАЦ по каждому культовому зданию рассматривались в отдельном заседании арбитражного апелляционного суда. Поначалу на них приезжал и сам председатель архиерейского синода РПАЦ митрополит Валентин (Русанцов). Держался он довольно спокойно, хотя и сообщил корреспонденту "Призыва", что "скорей всего, церкви отберут". Тем не менее, после того, как апелляционный суд оставил в силе решение об изъятии у РПАЦ Кресто-Никольской и Лазаревской церкви, митрополит в суд приезжать перестал. В зале присутствовали клирики и представители приходов РПАЦ. Во время одного из заседаний, длившегося более двух часов, из-за сильной духоты в зале у одной из прихожанок РПАЦ случился эпилептический припадок. Никаких других чрезвычайных происшествий не было: ни несанкционированных митингов, ни пикетов. Даже известие об оставлении в силе решения арбитражного суда первой инстанции было воспринято публикой без проявления каких-либо эмоций.
Решение об изъятии 13 объектов недвижимости, в том числе 11 храмов, у РПАЦ было принято по иску территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом арбитражным судом Владимирской области 5 февраля. Основной аргумент истца состоял в том, что с РПАЦ не были заключены договоры о передаче государственного имущества в безвозмездное пользование. В ответ адвокаты РПАЦ заявляли, что основанием передачи церквей приходам РПАЦ они считают охранные договоры, подписанные с Госцентром по учету, использованию и реставрации памятников истории и культуры Владимирской области. "Эти договоры не были расторгнуты и в судебном порядке не оспорены, – настаивала адвокат РПАЦ Марина Молодинская, – и, кроме того, у нас имеются свидетельства на бессрочное пользование землей!" Однако суд все же принял сторону тер-управления Росимущества, утверждавшего, что охранный договор определяет только порядок использования зданий, а не их передачу пользователю. Одновременно суд отклонил и ходатайство адвокатов РПАЦ о рассмотрении дела в суде общей юрисдикции.

Без комментариев
Хотя обе стороны – как представители территориального управления Росимуществом, так и адвокаты РПАЦ – были убеждены в своей правоте, давать какие-либо комментарии о ходе процесса или предоставлять копии документов, подтверждающих их доводы, они отказывались. Понять их было можно. С одной стороны, очевидно, что охранный договор не может подменить свидетельство о передаче в безвозмездное пользование, но, с другой стороны, неясно, как он мог заключаться в отсутствие последнего. Как объяснить, что в течение многих лет комитет по управлению госимуществом (КУГИ) Владимирской области не возражал против использования РПАЦ культовых зданий федерального значения, Центр по учету, использованию и реставрации памятников истории и культуры Владимирской области не имел к ней претензий, а глава РПАЦ был даже удостоен звания почетного гражданина Суздаля за большой вклад в восстановление суздальских церквей?
Законы, указы, распоряжения о порядке передачи культовых зданий религиозным организациям многочисленны и пространны. Еще Закон СССР "О свободе совести и о религиозных организациях" № 1689-1 от 1 октября 1990 г. предусматривал безвозмездную передачу в собственность религиозных организаций культовых зданий и иного имущества. Но уже 25 декабря 1990 г. Верховный Совет РСФСР принял Закон "О свободе вероисповеданий", который предусматривал передачу этого имущества на договорных началах. В настоящее же время действует "Положение о передаче религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения", утвержденное постановлением правительства России от 30 июня 2001 г. № 490. В нем, в частности, говорится: "Имущество религиозного назначения, которое в соответствии с законодательством России не подлежит отчуждению из федеральной собственности, может быть передано религиозной организации в безвозмездное пользование на определенный срок или на период существования этой организации для использования его в функциональных целях". Передача религиозным организациям недвижимого имущества религиозного назначения, отнесенного к памятникам истории и культуры федерального (общероссийского) значения, осуществляется Министерством имущественных отношений России по согласованию с Министерством культуры.
Вопрос, что же мешало РПАЦ заключить договоры безвозмездного пользования или тому же КУГИ давно начать процесс изъятия храмов у РПАЦ, остается без ответа. Связана ли инициация процесса со сближением Московского патриархата с зарубежной православной церковью, изменением статуса Центра по учету, использованию и реставрации памятников истории и культуры или предполагаемым принятием закона о передаче культовых зданий в собственность религиозных организаций – остается только гадать.

Удивительная путаница
Но кое-что можно узнать из полного текста решения арбитражного суда Владимирской области от 5 февраля по суздальскому Цареконстантиновскому храму – кафедральному собору РПАЦ.
Из него следует, что распоряжением председателя комитета по управлению государственным имуществом администрации Владимирской области от 01.07.1992 г. № 158 Цареконстантиновская церковь подлежала передаче Суздальскому епархиальному управлению Российской православной свободной зарубежной церкви. Но сведений о Суздальском епархиальном управлении Российской православной свободной зарубежной церкви в ведомственном реестре Минюста и региональном разделе Единого государственного реестра юридических лиц, как говорится в решении, не имеется. На учете состоят религиозное объединение "Суздальское епархиальное управление Российской православной свободной церкви юрисдикции Русской православной церкви за границей" и централизованная религиозная организация "Российская православная автономная церковь". Из письма Министерства юстиции Российской Федерации от 01.08.2008 №15-91 также следует, что РПАЦ имела первоначальное название Суздальское епархиальное управление РПСЦ и была зарегистрирована Минюстом России 10.09.1993 г.
Из этого становится понятным, что РПАЦ просто не могла заключить договор на безвозмездное пользование Цареконстантиновской церковью с КУГИ, поскольку она уже была передана некоему Суздальскому епархиальному управлению Российской православной свободной зарубежной церкви, которое не числится ни в одном государственном реестре. Эта путаница на самом деле вызывает еще больше вопросов, чем ответов. Но из-за нее РПАЦ и лишилась своего кафедрального собора. Если бы в распоряжении КУГИ было бы указано "Суздальское епархиальное управление РПСЦ юрисдикции РПЦ за границей", то отсудить бы храм не удалось.

Тяжба продолжится
Таким образом, РПАЦ и ее приходы лишаются значительной части своих храмов в Суздале (всего в России и за рубежом их насчитывается около 60), которыми она распоряжалась с начала 90-х годов прошлого века. Тогда настоятель Цареконстантиновского храма Валентин (Русанцов) объявил о своем переходе вместе с общиной под юрисдикцию Русской православной церкви за границей (РПЦЗ). Архиерейским собором РПЦЗ он был назначен епископом Суздальским и Владимирским. В 1998 г. церковь сменила название (Российская православная свободная церковь) на Российскую православную автономную церковь, а впоследствии Валентин был провозглашен ее митрополитом.
За прошедшие годы Русская православная церковь неоднократно предпринимала попытки "образумить" вышедшего из ее лона священника. Но это было не так просто, поскольку отец Валентин был и депутатом суздальского горсовета, и почетным гражданином города, и был увенчан многочисленными наградами как Московского патриархата, так и зарубежных церквей. В конце концов, в прошлом году Архиерейский собор РПЦ "извергнул" его из сана и даже пригрозил отлучить от церкви.
В этом году противостояние еще больше обострилось. Первоиерарх РПАЦ обратился к президенту РФ и в генпрокуратуру с жалобой на притеснения. В начале апреля в Суздале побывал секретарь политического отдела посольства США в РФ Кайл Хатчер, а вслед за этим митрополит РПАЦ вместе с верующими и духовенством провел пикет в Москве. Вместе с тем во Владимирской епархии по-прежнему отрицают какую-либо причастность Русской православной церкви к инициированному территориальным управлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом процессу.
Как сообщила адвокат РПАЦ Марина Молодинская, "мы намерены подать кассационную жалобу в арбитражный суд Волго-Вятского округа и будем просить о приостановлении исполнительного производства". По словам самого главы РПАЦ, "решение об изъятии церквей было предсказуемым, но мы готовы служить даже в катакомбах". Впрочем, до окончательного изгнания верующих из суздальских храмов, по всей видимости, еще далеко. Наверняка предстоят еще суды по земельным участкам, поскольку РПАЦ успела заключить договоры бессрочного пользования на землю под оспариваемыми храмами.

Леонид НОВИКОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике