ТАРАС БУЛЬБА: ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ?

Итак, долгожданный фильм "Тарас Бульба", снятый режиссером Владимиром Бортко, вышел в прокат и бьет рекорды по числу денежных сборов. Можно ли считать эту экранизацию повести Н.В.Гоголя удачей нашего...

Итак, долгожданный фильм "Тарас Бульба", снятый режиссером Владимиром Бортко, вышел в прокат и бьет рекорды по числу денежных сборов. Можно ли считать эту экранизацию повести Н.В.Гоголя удачей нашего кинематографа?

Конечно, нельзя дать справедливую оценку большой работе творческого коллектива, исходя исключительно из кассовой выручки. Более того, фильм столкнулся с жесткими оценками, кажется, поставившими задачу уничтожить любые достоинства картины. Характерно, но в числе негативных отзывов лидируют критики, усмотревшие в "Тарасе Бульбе" апологию нынешней российской власти. Этому не стоит удивляться. Надо предъявить претензии самому Николаю Васильевичу Гоголю.
Любое сочинение существует в контексте определенной общественной ситуации. Если хотите, социального заказа. Повесть была написана Гоголем в 1835 году, спустя несколько лет после польского восстания. Мятеж в царстве Польском, входившем в состав Российской Империи, настолько потряс страну и власть, что неизбежно пришлось задуматься о проблеме "межнациональных отношений". Поголовное истребление русской администрации, православного духовенства восставшей шляхтой заставило императора Николая I применить силу: смутьяны были казнены или сосланы, Польша лишилась многих привилегий (собственной армии, конституции, дарованной императором). В память об этой победе в Санкт-Петербурге на Московском проспекте была воздвигнута Триумфальная арка. Под впечатлением этих событий молодой Гоголь, преподаватель истории в МГУ, написал свою повесть о запорожском казачестве и его войне с Речью Посполитой.
На таком фоне блестящий гоголевский сюжет отнюдь не безо-биден в политико-культурологическом аспекте. Кстати, не случайно еще в советские годы в ЦК КПСС в свое время завернули идею Сергея Бондарчука вывести на экраны своего Тараса Бульбу. Осторожные партийные боссы решили не расстраивать польских товарищей экранизацией повести, которая в ПНР даже не упоминалась в энциклопедических статьях о Гоголе. Да и украинских "западенцев" решили тогда не беспокоить. Примечателен такой факт: в конце мая 1943 года в оккупированном немцами Львове националисты учинили "суд над Гоголем", где "Тарас Бульба", названный оскорбительным памфлетом на Украину, фигурировал как вещдок предательства, а автора именовали "пауком, который высосал кровь из своей Украины для москалей".
Приведем еще одну параллель. Критики фильма упрекают Владимира Бортко за то, что для сценария он использовал редакцию "Тараса Бульбы" 1842 года, которая испытала на себе правку издателя М.П.Погодина. Михаил Петрович отличался консервативными убеждениями, и ему приписывают знаменитый монолог Тараса на костре. "Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!" – эти слова так проникновенно были произнесены Богданом Ступкой, сыгравшем Бульбу, что и сейчас заставили содрогнуться недругов России не меньше, чем после речи Путина в Мюнхене. Между тем, у этого монолога есть своя история.
Редакция 1842 года появилась после того, когда в западной печати началась антирусская кампания, подготавливавшая устранение России из числа "мировых держав". Начало ей положила книга маркиза де Кюстина "Россия в 1839 году". Автор подверг в ней критике русский образ правления, личность русского царя и сам русский народ. Про него в книге было сказано, что он "от мала до велика опьянен своим рабством до потери сознания". Нас отделяет от тех событий полтора столетия, но как похожи обвинения и цели недругов России!
Обвинения фильма в антипольских настроениях не выдерживают критики. Эти претензии стоило бы предъявить Николаю Васильевичу Гоголю. Впрочем, сами поляки уже относятся к творчеству великого русского писателя довольно спокойно. Известный польский режиссер Ежи Гофман, известный своими экранизациями романов Генрика Сенкевича, предлагал украинцам поставить "Тараса Бульбу", но на "незалежной" не нашлось денег.
Трудно представить, что представляла бы эта работа, но надо отметить положительную сторону исторических фильмов в Польше – они адекватно передают дух и события эпохи. Польские сценаристы не дописывают своих классиков. Чего нельзя сказать о нашей постановке.
Что же касается повести Гоголя – эту повесть совершенно невозможно экранизировать. Потому что в ней – и это Бортко даже заметил в своем интервью – собственно, нет реальности. Это – абсолютно романтическая поэма, почти ритмизированная проза, где все самое ценное существует в описаниях, и в описаниях самых разных. Гоголя, действительно, увлекает этот мир, эта кровавая сеча, эта казачья вольность.
Поэтому авторы фильмы и попытались дописать классика: Сделали они свою работу на редкость неудачно. Самой большой ошибкой стала коррекция романтической линии – любви Андрия и полячки. Происходит чудовищное опускание их отношений до сомнительной истории, которая не могла произойти между людьми, воспитанными в строгих правилах киевской бурсы и польского католичества ХVI – XVII веков. Скорее всего, воевода Потоцкий просто казнил бы перебежчика, а нам показали сомнительные эротические сцены с финалом, где Тарас и польский воевода становятся родственниками:
История любви Андрия к прекрасной полячке имеет совсем другой смысл в повести Гоголя. Остап и Андрий символизируют раздвоенность украинства: одно тяготеет к России и связано узами товарищества, а другое соблазняется внешней красотой и благородством шляхетской Польши. Если бы не предательство своих братьев по оружию, отреченья от родителей и отечества, многое можно было бы понять в выборе Андрия. Достаточно вспомнить отношение Тараса к собственной забитой жене. Помните, у Гоголя: "Бедная старушка, привыкшая уже к таким поступкам своего мужа, печально глядела, сидя на лавке. Она не смела ничего говорить".
Традиционно слабыми в отечественном кино являются все сцены "церковного быта": в качестве реквизита использовали современное священническое облачение. На фоне прекрасных костюмов эпохи этот "модерн" резал глаза. Зачем использовали заупокойные песнопения в качестве "саундтрека" во время избрания кошевого атамана? Согласитесь, "упокой душу раба Твоего" не очень подходящие слова к этой жизнеутверждающей церемонии.
Однако, несмотря на явные промахи, фильм оказался очень своевременным. Он обращен одновременно как к российскому, так и украинскому зрителю и напоминает об общей недавней истории, едином духовном корне. После просмотра картины создается тягостное настроение не столько от кровавых сцен казней, сколько от трагического ощущения, что все это "товарищество" и "русское царство" уже в прошлом. Тарас, его сыновья и казаки при всей, как принято говорить, противоречивости – очень живые и цельные натуры, словно высеченные из камня. Таких людей сейчас не видно на горизонте. Поэтому фильм обращен не к внешнему зрителю-европейцу, а к нам. Можем ли мы сказать о себе, что так "любить, как русская душа: всем, чем дал Бог :никто не может"?

Михаил ВОРОНОВ, религиовед

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике