Много крови не бывает

В России началась реализация масштабной программы "Развитие донорства крови и ее компонентов". Сейчас ситуация в этой сфере здравоохранения - острая. Донорской крови не хватает. Как и людей, желающих...

В России началась реализация масштабной программы "Развитие донорства крови и ее компонентов". Сейчас ситуация в этой сфере здравоохранения – острая. Донорской крови не хватает. Как и людей, желающих ее сдавать.
В нашей стране на 1000 человек населения приходится 14 доноров. Во Владимирской области и того хуже – 10-12.
А необходимый минимум – от 40 до 50 доноров. Поможет ли нам новая федеральная программа?

Бесплатно не хотят
В Москве, где с донорами тоже беда, положение выправляют с помощью денег. Оно и понятно – столица имеет такие возможности. Там выплаты за сдачу крови составляют от 500 до 1500 рублей. Владимир до этих сумм пока не дотягивает. Доноры в нашем городе получают около 300 рублей за 450 мл сданной крови (обычно берут именно это количество), плюс один отгул – согласно федеральному законодательству. По сравнению с 80-ми годами количество доноров у нас упало в разы. Причин тому – множество. Одна из главных – почти полное отсутствие пропаганды этого благого дела.
Если раньше государство активно пропагандировало донорство и всячески стимулировало желание граждан поделиться кровью с соотечественниками, то сегодня все намного скучнее. Хотя эффект от социальной рекламы, если таковая все же появляется в СМИ, есть. К примеру, в прошлом году владимирская областная станция переливания крови развернула свою агиткампанию по донорству: был снят и рекламный ролик, который крутили местные каналы, и задействована наружная реклама. Как результат, число доноров в те несколько месяцев, что шла акция, немного, но увеличилось – на 2%.
Вторая причина дефицита доноров – недостаточные льготы. Ведь многие люди сдают кровь отнюдь не бескорыстно. А 300 рублей, положенные за процедуру, – не такие уж большие деньги (существенные разве что для студентов и пенсионеров). Раньше хорошим мотиватором был положенный отгул. К примеру, Светлана Денисова, сдававшая кровь уже в пятый раз, сообщила нам, что, работая оператором на почте, она с удовольствием пользовалась этой возможностью. Но сейчас, в условиях кризиса и кадровых сокращений, далеко не каждый решится взять "донорский выходной". Особенно если человек трудится на частном предприятии: работодатели от таких "льгот" не в восторге.
Есть еще звание почетного донора. Дополнительные льготы обладателям этого звания монетизированы, но людей это особо не смущает. Ольга Петрова сдает кровь с 1993 года. Говорит, делает это для своей пользы: она гипертоник, и лечащий врач посоветовал ей время от времени сдавать кровь. Женщина уверяет, что деньги и привилегии для нее сегодня не первостепенны, но, тем не менее, звание почетного донора получить все-таки хочется. Для этого ей осталось еще 4 раза поделиться эритроцитами, лейкоцитами, тромбоцитами и плазмой с теми, кому это необходимо.

Районные отделения дышат на ладан
Во Владимирской области, несмотря на то, что мы не выдерживаем европейский стандарт числа доноров на 1000 человек, вопрос дефицита крови стоит менее остро, чем в городах-миллионниках. По словам главного врача областной станции переливания крови Дмитрия Находкина, этому есть объяснение:
– Объемы потребления крови нашими больницами меньше, чем в мегаполисах. Во-первых, они не занимаются активной хирургической работой, не делают операций, требующих серьезных переливаний, например, операций на сердце. Во-вторых, европейский стандарт ориентирован также на то, что регион должен обеспечивать себя в том числе и кровью для переработки. В нашей области завода по переработке крови нет, поэтому и крови нам требуется меньше.
Как говорит Дмитрий Александрович, Владимирский регион полностью обеспечивает себя кровью и закупать ее в других областях еще не приходилось. Наоборот, случается, что мы иногда выручаем соседей. И тем не менее, не все так гладко, как хотелось бы. Проблем с кровью нет только в областном центре. Что касается районов, то там перебои – не редкость.
Станций переливания крови в регионе две: во Владимире и в Вязниках. Есть еще ряд отделений в ЦРБ. Однако их количество уменьшается. Сейчас из 14 осталось только 9. Причина – проблемы с кадрами и оборудованием, весьма дорогостоящим. И если владимирская станция переливания крови может рассчитывать на финансовую поддержку областного бюджета, то районные власти не в состоянии позволить себе выделить деньги из скудной местной казны.
– Мы, конечно, поставляем кровь в районы, но тут встает проблема транспортировки. Что значит из Меленок приехать во Владимир за кровью? На дорогу уйдет как минимум 5-6 часов, а пациенту кровь нужна сейчас, – говорит Дмитрий Находкин.
Федеральная программа "Развитие донорства крови и ее компонентов", рассчитанная до 2012 года, как раз и направлена на решение подобных проблем. Она подразумевает переоснащение станций переливания крови новым оборудованием, создание единой информационной базы данных и рекламу донорства. Обещают, что программа постепенно охватит все территории, и часть регионов уже получили по ней финансирование. Когда федеральные деньги дойдут до нашей области, пока неизвестно. По крайней мере, Владимирский регион не значился в плане ни в прошлом году, ни в этом. Возможно, будь местные чиновники от здравоохранения порасторопнее, и мы бы попали в число участников. Пока же, не получая поддержки из казны, районные отделения переливания крови просто-напросто "загибаются".

"Обескровливание" полезно
Федеральная программа предусматривает и активизацию социальной рекламы в поддержку донорства. Возможно, люди более активно участвовали бы в этом деле, зная, что помогают не только другим, но и себе. Сдавать кровь – полезно для здоровья. С кровью уходят шлаки, холестерин, аллергены, которые мы получаем при контакте с внешней средой, нормализуется давление. Британцы опубликовали данные, что люди, постоянно сдающие кровь, практически не умирают от инфарктов. Кроме того, доноры намного легче, чем обычные люди, переносят большие кровопотери.
У того, кто ходит на кроводачу постоянно, со временем возникает потребность регулярно сдавать кровь.
– Я бы сравнил это с той привычкой, которая возникает у человека, когда он регулярно занимается физкультурой. Занятия физкультурой настолько входят в привычку, что со временем превращаются в потребность. Донорство – это своего рода тренировка организма, – говорит Дмитрий Находкин.
Возможно, у донора-новичка может возникнуть некоторый дискомфорт от того, что организм привык вырабатывать эритроциты чуть в большем объеме. Однако со временем эта проблема снимется, поскольку организм – саморегулирующаяся система.

Проверены надежно
Возможно, некоторых потенциальных доноров пугает, скажем так, не слишком презентабельный вид тех, кто обращается на станцию. Но, по словам Дмитрия Находкина, времена, когда кровь приходили сдавать алкоголики и бомжи, давно прошли. Нынешние доноры, как правило, вполне благополучные люди. Благодаря имеющейся на станции базе данных, доноры из асоциальной среды отметаются еще на уровне регистратуры.
Всех доноров, пришедших на станцию переливания крови, вносят в специальную базу. Каждый человек, идя на станцию, должен обязательно иметь при себе паспорт, чтобы медперсонал мог идентифицировать личность донора.
– Система учета крови отработана до мелочей, – рассказывает главврач. – У нас введена система штрих-кодирования. Донору при явке дается целая лента идентичных штрих-кодов. Там содержатся данные и о доноре, и о кроводаче, и о том, какой компонент сдается и т.п. Штрих-коды заводятся на каждого донора, они вносятся в журнал, куда записывают человека, и наклеиваются на пробирку с его кровью. Таким образом, можно очень быстро идентифицировать личность добровольца и узнать всю информацию о сданной им крови.
Все эти меры предосторожности предпринимаются для того, чтобы максимально исключить риск заражения и отсеять нежелательных клиентов. Недобросовестных доноров заносят в "черный список" и больше никогда не допускают до кроводачи.
В практике областной станции были случаи, когда в донорской крови находили смертельно опасные вирусы. Например, в 2006 году лаборатория выявила четырех ВИЧ-инфицированных, в 2007 году – двоих. А сейчас приходится разбираться и с вовсе неприятным инцидентом: женщина пыталась сдать кровь, зная о том, что она носитель одновременно и гепатита, и ВИЧ-инфекции. Но такие случаи выявляются оперативно. Чтобы максимально исключить риск заражения, медики очень тщательно выбраковывают кровь: малейшее сомнение, и красную жидкость "замораживают" – хода ей не дают.

Ни одна капля не уничтожается
Позиций, по которым кровь признается пригодной для переливания, существует огромное количество, и если хоть в одном из показателей врачи сомневаются, то в лечебную сеть эта кровь уже не идет. Но при этом она не уничтожается, а отправляется на переработку для изготовления лечебных препаратов на основе крови. На фармпредприятиях кровь обрабатывают, стерилизуют и делают из нее хороший качественный препарат. Кровь, у которой истек срок хранения, также отдается на переработку.
Поразительно, но уничтожению не подлежит даже кровь, в которой были найдены опасные для здоровья и жизни вирусы. Такие, например, как вирусы СПИДа. Зараженная кровь передается на исследование в научные институты.
– Дело в том, что вирусы постоянно мутируют и приспосабливаются к внешним изменениям, поэтому мы их отдаем на производство новых тестосистем, – комментирует Дмитрий Находкин. – Так что зараженная кровь передается в специальные лаборатории, где изучают новые штаммы вируса гепатита, СПИДа и других.

Доноры с редкой группой – на вес золота
В год на областной станции заготавливают около 10 тонн крови. Обычно этого достаточно. Однако иногда проблемы могут возникнуть из-за дефицита какого-либо компонента. Это, как правило, связано одновременно и с уникальной группой крови (например, четвертой отрицательной), и с производством столь редких компонентов, как тромбоцитная масса, что используется обычно в гематологии и онкологии. Для изготовления одной лечебной дозы необходимо взять кровь одинаковой группы и резуса у десяти доноров.
Подобную ситуацию медики относят к форс-мажорной. Говорят, она возникает максимум один-два раза в год. Выходят из нее так: обзванивают доноров с подходящими данными и просят прийти сдать кровь. Обычно люди откликаются. Если своими силами обойтись не удается, приходится через СМИ обращаться за помощью ко всем жителям города и области.
С Алексеем Кудряшовым, обладателем редкой группы крови, однажды приключилась интересная история. В роддоме женщине срочно понадобилось переливание крови – и за донором приехали домой.
– Меня привезли в роддом, положили на койку, иголку вставили в вену. Я так несколько часов пролежал, а на кровати напротив – молодая мама. Потом я ее встретил через несколько лет. Ее малышу уже года 3 было. Мы поздоровались, а она и говорит ребенку: "Смотри, этот дядя нам жизнь спас!" Честно говоря, очень приятно было услышать такие слова, – признается Алексей.
А первый раз на станцию переливания крови он пришел просто из желания получить отгул и вознаграждение. Зато теперь, вспоминая случай с роженицей, делает это по убеждению. Воочию увидел, что благодаря его крови выжили два человека.

Личный банк
Кроме обычных доноров есть еще так называемые аутодоноры – люди, сдающие кровь для себя. Как правило, это делается для конкретного случая, например, для предстоящей операции.
– Во всем мире аутодонорство очень активно пропагандируется. Оно безопасно: человек не рискует подхватить заболевание, есть гарантия, что не будет реакций по отторжению трансплантанта. Это очень важно. Ведь операция по переливанию крови как пересадка чужеродного органа со всеми вытекающими последствиями. Отторжения случаются, и нередко, – признается Дмитрий Находкин.
Кровь аутодоноров на станции хранят совершенно бесплатно в отдельном помещении с отдельными этикетками, поэтому риск, что ее по ошибке используют в целях другого человека, исключен. Кроме того, аутодонору полагаются такие же льготы, как и всем остальным донорам.
Врачи уверяют: аутодонорство – очень перспективное и нужное направление. Его надо развивать наравне с обычным донорством хотя бы для того, чтобы снизить и количество заражений, и постоянно пополнять банк крови.

Кира СМИРНОВА
Фото Р. Новикова и А. Николаева

Кстати
Что положено донорам?
– За сдачу 450 мл крови – около 300 рублей, за сдачу плазмы – около 400 рублей.
– Два отгула, если человек в день сдачи крови вышел на работу. Один – если вышел на следующий день.
– Если донор в течение года три раза сдал кровь, то ему полагается отпуск в любое удобное для него время.
Почетные доноры (люди, сдавшие 40 раз кровь или 60 раз плазму) в добавление к вышеуказанным льготам получают еще 7 тысяч рублей в год взамен отмененных льгот. И эта сумма постоянно индексируется.

НАША СПРАВКА
Больше всего людей со второй группой крови (35-40%). На втором месте – с первой группой (30-35%). Тех, у кого третья группа крови, – 15-20%. Самая редкая группа крови – четвертая (5-10%).
Из каждой группы 15% составляют отрицательные резусы. То есть получается, самая редко встречающаяся группа – четвертая отрицательная.

Цифра номера
8000 человек сдали кровь в 2008 году. Всего было 25000 кроводач.
Во Владимирской области 8400 человек имеют звание "Почетный донор".
Много крови не бывает

В России началась реализация масштабной программы "Развитие донорства крови и ее компонентов". Сейчас ситуация в этой сфере здравоохранения – острая. Донорской крови не хватает. Как и людей, желающих ее сдавать.
В нашей стране на 1000 человек населения приходится 14 доноров. Во Владимирской области и того хуже – 10-12.
А необходимый минимум – от 40 до 50 доноров. Поможет ли нам новая федеральная программа?

Бесплатно не хотят
В Москве, где с донорами тоже беда, положение выправляют с помощью денег. Оно и понятно – столица имеет такие возможности. Там выплаты за сдачу крови составляют от 500 до 1500 рублей. Владимир до этих сумм пока не дотягивает. Доноры в нашем городе получают около 300 рублей за 450 мл сданной крови (обычно берут именно это количество), плюс один отгул – согласно федеральному законодательству. По сравнению с 80-ми годами количество доноров у нас упало в разы. Причин тому – множество. Одна из главных – почти полное отсутствие пропаганды этого благого дела.
Если раньше государство активно пропагандировало донорство и всячески стимулировало желание граждан поделиться кровью с соотечественниками, то сегодня все намного скучнее. Хотя эффект от социальной рекламы, если таковая все же появляется в СМИ, есть. К примеру, в прошлом году владимирская областная станция переливания крови развернула свою агиткампанию по донорству: был снят и рекламный ролик, который крутили местные каналы, и задействована наружная реклама. Как результат, число доноров в те несколько месяцев, что шла акция, немного, но увеличилось – на 2%.
Вторая причина дефицита доноров – недостаточные льготы. Ведь многие люди сдают кровь отнюдь не бескорыстно. А 300 рублей, положенные за процедуру, – не такие уж большие деньги (существенные разве что для студентов и пенсионеров). Раньше хорошим мотиватором был положенный отгул. К примеру, Светлана Денисова, сдававшая кровь уже в пятый раз, сообщила нам, что, работая оператором на почте, она с удовольствием пользовалась этой возможностью. Но сейчас, в условиях кризиса и кадровых сокращений, далеко не каждый решится взять "донорский выходной". Особенно если человек трудится на частном предприятии: работодатели от таких "льгот" не в восторге.
Есть еще звание почетного донора. Дополнительные льготы обладателям этого звания монетизированы, но людей это особо не смущает. Ольга Петрова сдает кровь с 1993 года. Говорит, делает это для своей пользы: она гипертоник, и лечащий врач посоветовал ей время от времени сдавать кровь. Женщина уверяет, что деньги и привилегии для нее сегодня не первостепенны, но, тем не менее, звание почетного донора получить все-таки хочется. Для этого ей осталось еще 4 раза поделиться эритроцитами, лейкоцитами, тромбоцитами и плазмой с теми, кому это необходимо.

Районные отделения дышат на ладан
Во Владимирской области, несмотря на то, что мы не выдерживаем европейский стандарт числа доноров на 1000 человек, вопрос дефицита крови стоит менее остро, чем в городах-миллионниках. По словам главного врача областной станции переливания крови Дмитрия Находкина, этому есть объяснение:
– Объемы потребления крови нашими больницами меньше, чем в мегаполисах. Во-первых, они не занимаются активной хирургической работой, не делают операций, требующих серьезных переливаний, например, операций на сердце. Во-вторых, европейский стандарт ориентирован также на то, что регион должен обеспечивать себя в том числе и кровью для переработки. В нашей области завода по переработке крови нет, поэтому и крови нам требуется меньше.
Как говорит Дмитрий Александрович, Владимирский регион полностью обеспечивает себя кровью и закупать ее в других областях еще не приходилось. Наоборот, случается, что мы иногда выручаем соседей. И тем не менее, не все так гладко, как хотелось бы. Проблем с кровью нет только в областном центре. Что касается районов, то там перебои – не редкость.
Станций переливания крови в регионе две: во Владимире и в Вязниках. Есть еще ряд отделений в ЦРБ. Однако их количество уменьшается. Сейчас из 14 осталось только 9. Причина – проблемы с кадрами и оборудованием, весьма дорогостоящим. И если владимирская станция переливания крови может рассчитывать на финансовую поддержку областного бюджета, то районные власти не в состоянии позволить себе выделить деньги из скудной местной казны.
– Мы, конечно, поставляем кровь в районы, но тут встает проблема транспортировки. Что значит из Меленок приехать во Владимир за кровью? На дорогу уйдет как минимум 5-6 часов, а пациенту кровь нужна сейчас, – говорит Дмитрий Находкин.
Федеральная программа "Развитие донорства крови и ее компонентов", рассчитанная до 2012 года, как раз и направлена на решение подобных проблем. Она подразумевает переоснащение станций переливания крови новым оборудованием, создание единой информационной базы данных и рекламу донорства. Обещают, что программа постепенно охватит все территории, и часть регионов уже получили по ней финансирование. Когда федеральные деньги дойдут до нашей области, пока неизвестно. По крайней мере, Владимирский регион не значился в плане ни в прошлом году, ни в этом. Возможно, будь местные чиновники от здравоохранения порасторопнее, и мы бы попали в число участников. Пока же, не получая поддержки из казны, районные отделения переливания крови просто-напросто "загибаются".

"Обескровливание" полезно
Федеральная программа предусматривает и активизацию социальной рекламы в поддержку донорства. Возможно, люди более активно участвовали бы в этом деле, зная, что помогают не только другим, но и себе. Сдавать кровь – полезно для здоровья. С кровью уходят шлаки, холестерин, аллергены, которые мы получаем при контакте с внешней средой, нормализуется давление. Британцы опубликовали данные, что люди, постоянно сдающие кровь, практически не умирают от инфарктов. Кроме того, доноры намного легче, чем обычные люди, переносят большие кровопотери.
У того, кто ходит на кроводачу постоянно, со временем возникает потребность регулярно сдавать кровь.
– Я бы сравнил это с той привычкой, которая возникает у человека, когда он регулярно занимается физкультурой. Занятия физкультурой настолько входят в привычку, что со временем превращаются в потребность. Донорство – это своего рода тренировка организма, – говорит Дмитрий Находкин.
Возможно, у донора-новичка может возникнуть некоторый дискомфорт от того, что организм привык вырабатывать эритроциты чуть в большем объеме. Однако со временем эта проблема снимется, поскольку организм – саморегулирующаяся система.

Проверены надежно
Возможно, некоторых потенциальных доноров пугает, скажем так, не слишком презентабельный вид тех, кто обращается на станцию. Но, по словам Дмитрия Находкина, времена, когда кровь приходили сдавать алкоголики и бомжи, давно прошли. Нынешние доноры, как правило, вполне благополучные люди. Благодаря имеющейся на станции базе данных, доноры из асоциальной среды отметаются еще на уровне регистратуры.
Всех доноров, пришедших на станцию переливания крови, вносят в специальную базу. Каждый человек, идя на станцию, должен обязательно иметь при себе паспорт, чтобы медперсонал мог идентифицировать личность донора.
– Система учета крови отработана до мелочей, – рассказывает главврач. – У нас введена система штрих-кодирования. Донору при явке дается целая лента идентичных штрих-кодов. Там содержатся данные и о доноре, и о кроводаче, и о том, какой компонент сдается и т.п. Штрих-коды заводятся на каждого донора, они вносятся в журнал, куда записывают человека, и наклеиваются на пробирку с его кровью. Таким образом, можно очень быстро идентифицировать личность добровольца и узнать всю информацию о сданной им крови.
Все эти меры предосторожности предпринимаются для того, чтобы максимально исключить риск заражения и отсеять нежелательных клиентов. Недобросовестных доноров заносят в "черный список" и больше никогда не допускают до кроводачи.
В практике областной станции были случаи, когда в донорской крови находили смертельно опасные вирусы. Например, в 2006 году лаборатория выявила четырех ВИЧ-инфицированных, в 2007 году – двоих. А сейчас приходится разбираться и с вовсе неприятным инцидентом: женщина пыталась сдать кровь, зная о том, что она носитель одновременно и гепатита, и ВИЧ-инфекции. Но такие случаи выявляются оперативно. Чтобы максимально исключить риск заражения, медики очень тщательно выбраковывают кровь: малейшее сомнение, и красную жидкость "замораживают" – хода ей не дают.

Ни одна капля не уничтожается
Позиций, по которым кровь признается пригодной для переливания, существует огромное количество, и если хоть в одном из показателей врачи сомневаются, то в лечебную сеть эта кровь уже не идет. Но при этом она не уничтожается, а отправляется на переработку для изготовления лечебных препаратов на основе крови. На фармпредприятиях кровь обрабатывают, стерилизуют и делают из нее хороший качественный препарат. Кровь, у которой истек срок хранения, также отдается на переработку.
Поразительно, но уничтожению не подлежит даже кровь, в которой были найдены опасные для здоровья и жизни вирусы. Такие, например, как вирусы СПИДа. Зараженная кровь передается на исследование в научные институты.
– Дело в том, что вирусы постоянно мутируют и приспосабливаются к внешним изменениям, поэтому мы их отдаем на производство новых тестосистем, – комментирует Дмитрий Находкин. – Так что зараженная кровь передается в специальные лаборатории, где изучают новые штаммы вируса гепатита, СПИДа и других.

Доноры с редкой группой – на вес золота
В год на областной станции заготавливают около 10 тонн крови. Обычно этого достаточно. Однако иногда проблемы могут возникнуть из-за дефицита какого-либо компонента. Это, как правило, связано одновременно и с уникальной группой крови (например, четвертой отрицательной), и с производством столь редких компонентов, как тромбоцитная масса, что используется обычно в гематологии и онкологии. Для изготовления одной лечебной дозы необходимо взять кровь одинаковой группы и резуса у десяти доноров.
Подобную ситуацию медики относят к форс-мажорной. Говорят, она возникает максимум один-два раза в год. Выходят из нее так: обзванивают доноров с подходящими данными и просят прийти сдать кровь. Обычно люди откликаются. Если своими силами обойтись не удается, приходится через СМИ обращаться за помощью ко всем жителям города и области.
С Алексеем Кудряшовым, обладателем редкой группы крови, однажды приключилась интересная история. В роддоме женщине срочно понадобилось переливание крови – и за донором приехали домой.
– Меня привезли в роддом, положили на койку, иголку вставили в вену. Я так несколько часов пролежал, а на кровати напротив – молодая мама. Потом я ее встретил через несколько лет. Ее малышу уже года 3 было. Мы поздоровались, а она и говорит ребенку: "Смотри, этот дядя нам жизнь спас!" Честно говоря, очень приятно было услышать такие слова, – признается Алексей.
А первый раз на станцию переливания крови он пришел просто из желания получить отгул и вознаграждение. Зато теперь, вспоминая случай с роженицей, делает это по убеждению. Воочию увидел, что благодаря его крови выжили два человека.

Личный банк
Кроме обычных доноров есть еще так называемые аутодоноры – люди, сдающие кровь для себя. Как правило, это делается для конкретного случая, например, для предстоящей операции.
– Во всем мире аутодонорство очень активно пропагандируется. Оно безопасно: человек не рискует подхватить заболевание, есть гарантия, что не будет реакций по отторжению трансплантанта. Это очень важно. Ведь операция по переливанию крови как пересадка чужеродного органа со всеми вытекающими последствиями. Отторжения случаются, и нередко, – признается Дмитрий Находкин.
Кровь аутодоноров на станции хранят совершенно бесплатно в отдельном помещении с отдельными этикетками, поэтому риск, что ее по ошибке используют в целях другого человека, исключен. Кроме того, аутодонору полагаются такие же льготы, как и всем остальным донорам.
Врачи уверяют: аутодонорство – очень перспективное и нужное направление. Его надо развивать наравне с обычным донорством хотя бы для того, чтобы снизить и количество заражений, и постоянно пополнять банк крови.

Кира СМИРНОВА
Фото Р. Новикова и А. Николаева

Кстати
Что положено донорам?
– За сдачу 450 мл крови – около 300 рублей, за сдачу плазмы – около 400 рублей.
– Два отгула, если человек в день сдачи крови вышел на работу. Один – если вышел на следующий день.
– Если донор в течение года три раза сдал кровь, то ему полагается отпуск в любое удобное для него время.
Почетные доноры (люди, сдавшие 40 раз кровь или 60 раз плазму) в добавление к вышеуказанным льготам получают еще 7 тысяч рублей в год взамен отмененных льгот. И эта сумма постоянно индексируется.

НАША СПРАВКА
Больше всего людей со второй группой крови (35-40%). На втором месте – с первой группой (30-35%). Тех, у кого третья группа крови, – 15-20%. Самая редкая группа крови – четвертая (5-10%).
Из каждой группы 15% составляют отрицательные резусы. То есть получается, самая редко встречающаяся группа – четвертая отрицательная.

Цифра номера
8000 человек сдали кровь в 2008 году. Всего было 25000 кроводач.
Во Владимирской области 8400 человек имеют звание "Почетный донор".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике