Дали новую квартиру с бывшим мужем в придачу

Сменить аварийный дом на новую квартиру жильцам удалось после семи лет судов с администрацией Ковровского района. Но в качестве "обременения" для новоселов неожиданно выступил: бывший муж истицы

Сменить аварийный дом на новую квартиру жильцам удалось после семи лет судов с администрацией Ковровского района. Но в качестве "обременения" для новоселов неожиданно выступил: бывший муж истицы

Старый деревянный дом в поселке Мелехово, где Альбина Шумова жила с двумя дочерьми, местные власти включили в реестр ветхого жилья. В доме не было ни воды, ни отопления. Окна и двери нещадно просели, шаткая постройка грозила рухнуть в любой момент. По закону, жителей домов "под снос" чиновники обязаны немедленно расселить. Но когда женщина потребовала от властей новую квартиру, глава района: просто исключил ее жилье из официального реестра: нет дома – нет проблемы.
Альбине Николаевне понадобилось семь лет судебных тяжб и скитаний по чужим углам, чтобы доказать администрации свое законное право на жизнь в нормальных условиях. Но в итоге добилась своего! Семья получила благоустроенную квартиру в центре поселка и теперь уверена: жителям трухлявых "авариек" сегодня реально может помочь только суд. Бесконечно ждать милости от властей и обивать чиновничьи пороги в надежде на чудо нет никакого смысла.

"От ремонта ваш дом рухнет"
Ветхий двухквартирный дом на ул. Первомайской в поселке Мелехово, наверное, лишь по счастливой случайности не рассыпался за свои 70 лет. Последний капремонт эти стены видели полвека назад, хотя все это время жильцы исправно платили по счетам за услуги. Альбина Шумова получила муниципальное жилье около 20 лет назад по договору социального найма с администрацией. Это был деревянный барак с летним водопроводом и "удобствами" во дворе. Каждую зиму трубы промерзали, и воды не было вообще. Когда-то в доме топили печку. А потом "тепловая система" пришла в негодность, и жильцы поместили внутрь печки самодельный обогреватель – так и грелись.
Стены покрывались инеем, потолки сыпались, окна-двери давно скособочились, фундамент просел, полы прогнили. В 2001 году Альбина Шумова снова обратилась в администрацию района, умоляя выполнить в строении капремонт. Но чиновники опять "не изыскали возможностей". Мать двух дочерей понимала: жить в страшной разрухе дальше просто невозможно. И решила действовать через суд.
Вскоре суд обязал МУП ЖКХ "Быт" провести капитальные работы: укрепить стены, поправить потолки, полы и окна, заменить венцы дверных перекрытий. Но во время работ вдруг выяснились новые детали. Осмотрев помещение, коммунальщики заявили: трогать дом нельзя, одно неловкое движение – и он развалится! Рабочие вместе с жильцами запросто могут оказаться под обломками. "Быт" от ремонта отказался.
Шумова не оставила дело и подала на экспертизу. Эксперт согласился: от ремонта дом действительно может рухнуть. Кроме того, жилье не соответствовало санитарно-эпидемиологическим и противопожарным нормам, что подтвердили заключения Роспотребнадзора и ОГПС. Печка в аварийном состоянии, дымовой трубы нет совсем, самодельный обогреватель установлен против правил, проводка неисправна – вот лишь неполный перечень нарушений, полученный жильцами на трех листах. В итоге квартира Шумовой была признана не пригодной для проживания. В связи с этим дом, как не подлежащий даже капремонту, администрация района вынуждена была включить в состав аварийного жилья.

Своя рука – владыка?
Так как дом был официально признан аварийным, Шумова, ссылаясь на статью 93 ЖК РФ, потребовала от администрации переселения в другое жилье в Мелехово или Коврове. Но чиновники отказали "в связи с отсутствием бюджетного финансирования".
– Администрация сама решает, какие программы и в каком объеме должна финансировать из бюджета, – рассуждала Шумова, поэтому снова обратилась в суд. И тут ее ждал невероятный поворот событий. Увидев настойчивость и упорство селянки, "по-хорошему" не смирившейся с отказом, глава района принял решение: исключить злополучный дом из перечня аварийного жилья!
– Что же получается, – недоумевала Шумова. – Сегодня глава принял одно решение, а завтра захотел – и заменил его другим? Ясно, что руководитель обладает многими полномочиями. Но превращать проблему в "театр абсурда" вместо того, чтобы решать ее – разве это подход к делу?
Так или иначе, суд отказал Шумовой в иске: раз жилья больше нет в перечне аварийного, то чиновники ей как бы ничего не должны. К тому моменту администрация ликвидировала и сам МУП ЖКХ "Быт".
Тогда Шумова через суд обратилась к администрации с требованием провести повторную экспертизу и ответить на вопрос: можно ли выполнить в квартире хоть какие-то работы, чтобы она стала пригодной для проживания? В 2004 году Владимирская лаборатория судебной экспертизы заключила, что заменить в квартире Шумовой окна, двери и полы все-таки можно. Шумова выиграла иск о капремонте. Администрация обязана была в течение полугода исполнить решение суда, а квартиросъемщицу и ее дочерей на время ремонта переселить в другую квартиру.
Но полгода администрация даже не приступала к работам: чиновники не подыскали для семьи временного жилья. Селянка снова пришла в суд, но администрация просила отсрочить ремонт еще на несколько месяцев. И в новые сроки чиновники не уложились. Прошло еще немало времени в просьбах и требованиях, и только с очередным решением суда администрация нашла-таки матери жилье и средства на ремонт. Но завершились работы: еще через два года. За это время Шумова была вынуждена сменить не одно временное пристанище, изрядно помоталась по чужим углам.
За эти мытарства женщина сполна спросила с администрации Ковровского района. Основываясь на ст. 151 и 1100 ГК РФ и ст. 15 закона РФ о защите прав потребителей, она через суд потребовала у должностных лиц компенсации вреда и выиграла иск. Администрация за неисполнение сроков ремонта возместила ей в виде "неустойки" полную стоимость самих ремонтных работ.

А дом-то все-таки аварийный
Наконец, чиновники объявили об окончании капремонта. Шумова вернулась домой. Но обнаружила, что постарались рабочие плохо -двери и окна заменили лишь частично. Такой подход не устроил семью. Шумова понимала, что с ремонтом "тяп-ляп" ветхий дом долго не протянет, и она с детьми вообще может оказаться на улице. Альбина Николаевна решила довести дело до финала сразу и проверила свои догадки через экспертов. Экспертиза подтвердила: выполненные работы соответствуют не капитальному, а лишь текущему ремонту. Выходило, что администрация не исполнила решения суда и должна была срочно что-то предпринять.
Но взяться за капитальные работы в этом доме ни один мастер не рискнул – строение на самом деле могло рухнуть. Шумова привела чиновников в замкнутый круг. Они вынуждены были, наконец, признать, что дом "безнадежен", и им остается только снова включить его в реестр ветхого жилья, а настойчивой селянке подобрать новую квартиру.
В 2008 году Шумовой с дочерьми дали, наконец, благоустроенную "двушку" в Мелехово. Семья уже была уверена, что семилетние разбирательства позади. Но вдруг выяснилось, что чиновники: прописали в новую квартиру Шумовой ее бывшего мужа, с которым она в разводе уже больше девяти лет!

Счастливы вместе
Шумов давно создал вторую семью и воспитывал там ребенка. А теперь оказалось, что из-за недоразумения чиновников он тоже может претендовать на новую квартиру. К тому же, как один из жильцов, теперь он мог прописать туда и своего сына от второго брака. Шумова едва не впала в отчаяние. Претерпеть столько мытарств из-за жилья, наконец получить его – чтобы делить свои квадратные метры с бывшим мужем, исчезнувшим из ее жизни много лет назад?
Шумова попросила суд признать, что бывший супруг не имеет прав на ее жилье. Но муж, узнав о счастливом стечении обстоятельств, быстро сориентировался. Он продал квартиру, где до сих пор жил со второй семьей, и представил суду документы, что сейчас жить ему негде. А так как у него растет маленький ребенок, Шумов требует свою долю собственности в квартире дома на ул. Первомайской. И суд отказал Шумовой в требовании выписать супруга.
Оставался единственный выход – признать постановление главы поселка Мелехово о выделении ей квартиры недействительным. Но тогда вместе с бывшим мужем она сама потеряла бы права на жилье, которого семь лет добивалась. В какой-то момент Альбина Николаевна начала думать, что ошибка властей не случайна. Ведь чиновники так долго отказывались предоставлять ей жилье, и теперь по их вине она снова его теряет…
:У этой истории оказался вполне счастливый финал, причем для обеих семей. Администрация нашла неожиданное и разумное решение. Чиновники разрешили мужу в обмен на то, чтобы он выписался из новой квартиры Шумовой, забрать себе ее старое жилье на ул. Первомайской. Шумов был несказанно рад заполучить новую собственность, хоть и аварийную, и судебное дело закончилось согласием сторон. Альбина Николаевна с дочерьми, наконец, тоже справила долгожданное новоселье.

Великое переселение
Сегодня миллионы граждан в стране проживают в ветхом и аварийном жилье. В одном из посланий к Федеральному Собранию президент определил эту проблему как бедствие. Дома "под снос" составляют 3 процента от всего жилого фонда, а аварийным (не пригодным для проживания) жильем можно назвать почти 50 процентов домов. Причем с каждым годом объемы "плачевного" жилья стремительно растут, а очереди на расселение едва убывают. Ежегодно в России происходит несколько обрушений ветхих домов, влекущих человеческие жертвы. И общий объем аварийного жилья в два раза превышает объемы годового ввода новостроек.
В связи с этим федеральным законом специально была утверждена государственная корпорация "Фонд содействия реформированию ЖКХ". В прошлом году государство выделило Фонду 240 млрд рублей на расселение людей из ветхого жилья. Но регионы обязаны были изыскать на эти цели еще не менее 130 млрд рублей из своих бюджетов. Параметры их участия в программе в 2008 году составили в среднем по России 39,5 процента (при минимуме в 20 и максимуме в 50 процентов). Но для большинства областей, в том числе нашей, переселение граждан осталось непосильной задачей.
Всего несколько недель назад Госдума приняла новый законопроект о долевом финансировании программ переселения в регионах. Сейчас из-за кризиса "субъектам РФ" позволено экономить на софинансировании. Теперь доля их средств может составлять всего от 5 до 35 процентов. Возможно, это подвигнет, наконец, власти на местах активнее решать "квартирный вопрос". Ответное слово федеральный центр оставляет за регионами. Именно областные власти должны обозначить конкретные сроки решения проблемы на нашей территории, скоординировать действия на местах, определить перечень жилья "под снос" и список свободных квартир, привлечь бюджетные и внебюджетные ресурсы. Но пока в лучшем случае инициативу берут на себя отдельные муниципалитеты.
Так, во Владимире в прошлом году решено было привлечь к расселению средства инвесторов, чтобы сэкономить на расходах городской казны. Областной центр принял программу, обозначившую 18 территорий, где больше всего домов, не пригодных для проживания. В каждом микрорайоне оказалось от одного до четырех ветхих домов. Смысл методики в том, что инвесторы расселяют жильцов в новые квартиры на свои средства, а за это земельный участок под аварийным домом предоставляется коммерсантам без торгов. Одновременно Владимир участвует и в федеральной программе переселения. На 2009 год Фонд развития ЖКХ выделил городу средства на ликвидацию 65 ветхих квартир.

Сюжет для фильма-катастрофы
В целом жилой фонд Владимирской области составляет около 33 млн кв. м. Из них порядка одного миллиона признаны ветхим или аварийным жильем. В жуткой коммунальной разрухе проживают около 50 тысяч человек. Лидируют по количеству ветхого жилья Ковров, Гусь-Хрустальный, Владимир и Александров. К примеру, в Коврове – 127 ветхих домов. Общая площадь этих трущоб – 45 тыс. кв. м. Это по официальному реестру Ростехинвентаризации, но реально нуждающихся в жилье гораздо больше, ведь десятки трухлявых домов в реестр просто не вписаны. Ветхие фабричные двухэтажки-близнецы составляют почти всю северную часть Коврова. В "домах под снос" коротают дни почти 2,5 тысячи ковровчан.
В убогих квартирах ютятся и молодые семьи с детьми. Лет пять назад жители одного из таких домов по ул. Белинского подняли шумиху на всю страну. Семиклассница из многодетной семьи написала письмо прямо "в Красный Кремль. Президенту Путину" (именно так девочка указала адрес на конверте). Что интересно, жалоба дошла до адресата. Ее с грифом "Принять меры" направили в областной департамент ЖКХ, а оттуда она попала в администрацию Коврова, где и зависла:
У области и многих райцентров своих инициатив по решению проблемы практически нет. В прошлом году наша территория включилась в федеральную программу по расселению, определив на эти цели 120 млн рублей (из них 87 млн – средства "Фонда содействия реформированию ЖКХ"). Но обитателям "авариек" вписаться в адресную программу крайне сложно. Да и претендовать на новое жилье сейчас могут лишь те, чьи дома были признаны ветхими до 2000 года, остальные о получении квартир в рамках программы пока не могут и мечтать. Очередь на расселение почти не сдвигается с мертвой точки: областные и районные чиновники упорно ссылаются на нехватку денег, отказывая людям в помощи.
Если собрать вместе всех граждан нашей области, ютящихся в нечеловеческих условиях, получится целый 50-тысячный город, полностью состоящий из ветхих бараков, жалких лачужек, нищих трущоб. Город, где люди живут без воды, света и отопления, с гнилыми стенами и сыплющимися потолками, со щелями на улицу, а порой даже "без окон – без дверей". И это не сюжет из фильма-катастрофы, а факты нашей реальности.
Жизни людей в аварийных домах угрожает реальная опасность. По закону, если жилищная комиссия признает дом ветхим, власти должны расселить оттуда жильцов в 48 часов. Но люди живут в "карточных домиках" годами и даже десятилетиями. Боятся лишний раз напомнить чиновникам о своих законных правах. Хотя областные или районные власти наверняка могут найти "аварийцам" нормальное жилье, было бы желание решать проблему. Подстегнуть их к этому решению может суд, ведь закон – на стороне жителей. И пример Альбины Шумовой это наглядно доказывает.
Альбине Николаевне нечего было терять, кроме развалюшки, грозившей в любой момент рухнуть на головы ее детям. Все, на что она смогла бы рассчитывать в случае катастрофы, – мизерная материальная помощь от властей и "пожизненное" съемное жилье. Мать решила добиваться лучшей доли, пока не поздно. И в итоге не жалеет о потерянном времени. Она заслуженно вышла из этой семилетней тяжбы победительницей.
Семья Шумовой создала прецедент, актуальный для тысяч других "аварийцев" области. Многие из них вполне могут "пойти по ее стопам". Например, жители трехэтажки поселка Новки. "Призыв" уже рассказывал, что десять лет назад учителя, медики и работники культуры получили там льготные квартиры. Но сегодня из-за недоработок строителей дом буквально расползается по швам. Жилищная инспекция признала трехэтажку аварийной, но администрация Камешковского района отказывает жильцам в реконструкции и расселении из-за дефицита финансов. Новкинцы десять лет пребывают в постоянном страхе за свою жизнь, но все это время лишь переписываются с властями и внимают пустым обещаниям, боясь отстаивать свои права вслух.
– Смирение и долготерпение, наверное, в крови у наших граждан, – говорит Альбина Шумова. – Но если дело касается жизни и здоровья близких, я уверена, покорно ждать своей участи , как минимум, неразумно. Люди, которые волей обстоятельств оказались на дне, не должны "плыть по течению", смиряясь с собственным бессилием и отверженностью. Я поняла, что в наше время, когда власть зачастую оказывается инертной и несправедливой, выигрывает лишь тот, кто занимает более активную гражданскую позицию, знает свои права и готов заявить о них.

Елена Певцова
Фото Н.Фролова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике