Детская “скорая”: работа для неравнодушных

Детское отделение скорой помощи отметило свое 30-летие. Как уверяет заведующая отделением скорой неотложной помощи детской городской поликлиники Надежда Казненнова, педиатры - народ особенный, они выделяются даже среди коллег-медиков:...

Детское отделение скорой помощи отметило свое 30-летие. Как уверяет заведующая отделением скорой неотложной помощи детской городской поликлиники Надежда Казненнова, педиатры – народ особенный, они выделяются даже среди коллег-медиков: в педиатрии невозможно работать, не любя свою специальность, не отдавая ей всего себя целиком.

Пропущенных вызовов не бывает
– Любой ребенок, какой бы он ни был, – прекрасное создание. Детям всегда хочется помочь, их очень жалко, когда они болеют или получают травму, – поясняет Надежда Казненнова.
Детская "Скорая помощь" обслуживает более 53 тысяч детей и подростков – от рождения и до 18-летнего возраста. В основном это жители Владимира, однако к детской "скорой" прикреплено и подрастающее поколение Суздальского и Судогодского районов.
В среднем в сутки на диспетчерский пульт детской "скорой помощи" поступает 50-60 вызовов. Врачи выезжают на каждый вызов, без исключений. В этом, пожалуй, одно из главных отличий детской "скорой" от взрослой.
– Я работаю заведующей детской "Скорой помощью" почти 15 лет. За все это время ни одного случая отказа от выезда у нас не было. Ведь ситуации бывают разные. Даже если родители звонят и говорят: "Ребенок беспокоится", мы все равно отправляем бригаду, чтобы выяснить, в чем дело. И нередко оказывается, что врачи ездили не зря: у малыша обнаруживается либо хирургическая, либо лор-патология, – считает Надежда Казненнова.
Ложные вызовы, по утверждению заведующей детской "скорой", – явление редкое. И, как правило, "авторы" таких вызовов – совсем не злоумышленники. Звонит, например, какой-то человек и говорит, что "на улице лежит ребенок без сознания". Реакция медиков в такой ситуации обычно мгновенна: на вызов отправляют реанимационную бригаду. Однако, приехав на место, врачи, случается, не находят пострадавшего: подросток пришел в себя и ушел:
Чаще всего причина вызова врача "скорой помощи" – внезапно возникшее острое состояние. Дети – особая категория больных: иногда даже самая банальная инфекция может грозить крохам серьезными последствиями.
– Кишечная инфекция, например, может вызвать настолько тяжелое состояние, что маленький ребенок рискует погибнуть буквально в считанные часы, если ему вовремя не оказать медицинскую помощь, – поясняет Надежда Казненнова.
10-12% от всех вызовов – это несчастные случаи. Как правило, травмы и переломы – это удел не малышей, а ребят постарше, школьников. По словам завотделением детской "скорой", в последнее время увеличилось количество детей, страдающих диабетом. Надежда Ивановна говорит, что тридцать лет назад, когда она только начала работать, нужда больницы в детском эндокринологе была невелика. Врач этой специальности работал всего на 1/4 ставки. Сегодня лечебному учреждению не хватает и двух эндокринологов.
– Понятно, что речь идет не только о сахарном диабете, но и о других заболеваниях эндокринной системы, но факт остается фактом: количество страдающих диабетом в нашей стране, как и во всем мире, в последнее время резко возрастает, – говорит Надежда Казненнова.
Растет и число сосудистых патологий, особенно у подростков. Медики давно уже не удивляются диагнозу "вегетативно-сосудистая дистония" у представителей подрастающего поколения. Но вот к увеличению количества детских инсультов (таких случаев в былые годы были единицы) привыкнуть никак не могут. Это кажется дикостью. Тем не менее, этот диагноз, к сожалению, сегодня уже не редкость.
Надежда Казненнова не берется судить о причинах столь серьезных заболеваний у детей и подростков. Но не последнюю роль здесь играют повышенные нагрузки, неправильное питание, нездоровый образ жизни, причем не только детей, но, в первую очередь, у их родителей.

Самые трудные пациенты – родители
На детской станции скорой помощи работает 87 человек: врачи, фельдшеры, анестезиологи, водители. Обычно смена состоит из семи бригад: пяти педиатрических, одной реанимационной и одной бригады интенсивной терапии. Особенность владимирской детской "скорой" в том, что на выезд обязательно выезжает не медсестра и не фельдшер, а врач. Иногда в паре с фельдшером. По словам Надежды Казненновой, подобная практика, кроме Владимира, существует еще только в Питере.
Сегодня, благодаря техническому оснащению, врачам стало работать несколько проще, чем тридцать лет назад. В арсенале педиатров и фельдшеров – самое современное оборудование, вплоть до дефибриллятора, электрокардиографа, аппарата искусственной вентиляции легких, глюкометра и пульсоксиметра – для измерения кислорода в крови. Есть также и акушерский набор: в последние годы женщины стали чаще рожать на дому. И нередко к будущей мамочке приезжают сразу две бригады "скорой помощи" – взрослая и детская.
Если в техническом плане стало проще, то во всем остальном работа врачей детской "скорой" легче не стала. По-прежнему важны быстрота реакции, хладнокровие, умение точно поставить диагноз и оказать помощь.
Бывает ли страшно, если приходится иметь дело с тяжело больным ребенком? Надежда Казненнова утверждает, что – нет. Бывает ответственно и напряженно.
– Нас ведь в институте учат шесть лет, как управляться с крохами. И определенная практика уже есть. Это во-первых. Во-вторых, многие доктора работают в "скорой" далеко не первый год – они пришли к нам сразу же после окончания вуза, а потому имеют огромный опыт и к особенностям своей профессии давно привыкли. Они знают, как оказать экстренную помощь, – уверена Надежда Казненнова.
Парадокс, но порой бывает трудно даже не столько с детьми, сколько с их родителями. Как помочь ребенку, врачи знают, но вот как сладить с его находящимися на взводе мамами-папами – не всегда.
Родителей условно можно разделить на три категории. Первая – те, кто вызвав "скорую", спокойно дожидается врачей, а затем выполняет все их предписания. Вторые отказываются прислушаться к советам врачей и, к примеру, противятся госпитализации ребенка. И, наконец, самые эмоциональные – те, кто еще во время разговора по телефону настолько нервничает, что, переходя на крик и угрозы, требует, чтобы бригада "скорой" прибыла не просто побыстрее, но – "немедленно".
Фельдшер Елена Костинская, работающая на приеме вызовов, сетует, что нередко родители оказываются настолько невыдержанными в разговоре, что с первых же слов накидываются с упреками, часто используя при этом ненормативную лексику. Фельдшер же вынуждена терпеливо выслушивать всех и максимально спокойно стараться выяснить, в чем дело.
По установленным нормативам, бригада "скорой помощи" должна доехать до больного в течение 20 минут. Обычно врачи укладываются в отведенное время. Однако в последние годы делать это становится все сложнее из-за появившихся в городе пробок. Даже включив "мигалку", машина скорой помощи не всегда может проехать – не пропускают! Для большей мобильности во Владимире открыли подстанцию скорой помощи на Нижней Дуброве. Там ежедневно дежурят две бригады.

Детская смерть – большая трагедия
– То, что врачи совершенно не торопятся помочь маленьким пациентам, как иногда говорят владимирцы, – совершеннейшая неправда, – говорит Надежда Казненнова. – Как только поступил вызов, бригада мгновенно выезжает по нужному адресу.
И, тем не менее, смертельные исходы все-таки бывают. По статистике половина из них наступает по причине несчастных случаев. Все остальное – результаты серьезных врожденных патологий, тяжелых инфекций, таких, например, как менингококковая инфекция, способная погубить кроху в течение нескольких часов. Бывают очень тяжелые отравления. За последний год, например, было несколько трудных случаев, когда дети отравились витаминами для взрослых.
– К смерти нельзя привыкнуть ни обычному человеку, ни врачу, который оказывал помощь. Даже если он знает, что сделал все, что мог в конкретной ситуации, все равно очень тяжело переживает гибель ребенка, которого по каким-то причинам не удалось спасти, – признается Надежда Казненнова.
Врачи "скорой помощи" – люди в большинстве своем не суеверные, однако и они верят в некоторые профессиональные приметы. Например, в закон "парных случаев": если пришлось иметь дело с редким заболеванием, через некоторое время жди повторного случая:

Еще бы зарплату побольше!
Врачи, работающие на детской "скорой", любят свою работу, и она их устраивает всем. Кроме зарплаты. Согласно последним данным, опытные врачи, работающие на полутора или даже двух ставках, получают в среднем около 19 тысяч рублей в месяц. Фельдшеры – около 8 тысяч рублей. В эти суммы входят и федеральные доплаты – 5000 руб. врачам и 3500 руб. фельдшерам.
Такие зарплаты явно не соразмерны трудозатратам. Отраслевая система оплаты труда, на которую медики перешли с октября прошлого года, не решила проблему. По словам Надежды Казненновой, зарплата увеличилась далеко не у всех. А тем, кому все-таки стали платить несколько больше, почти не ощущают этого: в среднем зарплату повысили на тысячу-полторы.
Заведующая детским отделением скорой помощи говорит, что ее ведомству, как и всей медицине в целом, не хватает молодых специалистов. Сейчас еще нет дефицита кадров, но через несколько лет нехватка будет ощущаться очень остро. Проблему нужно решать уже сегодня, причем на государственном уровне, и повышение зарплаты – один из первых и важных шагов в этом направлении.

Кира СМИРНОВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике