Закон детектива – “глухарей” нет!

Руководство для будущих сценаристов Иной раз смотришь фильм - и диву даешься: кто снял такую ерунду?! Дальше есть два пути: либо продолжать негодовать, либо попытаться исправить ситуацию своими...

Руководство для будущих сценаристов
Иной раз смотришь фильм – и диву даешься: кто снял такую ерунду?! Дальше есть два пути: либо продолжать негодовать, либо попытаться исправить ситуацию своими руками. Например, написать хороший сценарий и предложить его какой-нибудь солидной кинокомпании. Но как это воплотить в жизнь? – вот в чем вопрос.

Жил в Санкт-Петер-бурге самый обычный милиционер Павел Захаров, работал в РОВД по части незаконного оборота оружия, сочинял стихи и забавные хокку, о кино даже не помышлял. Теперь он не только пишет сценарии для сериала "Улицы разбитых фонарей" и исполняет роль Андрея Герасимова в самом фильме, но и в данный момент занимается самостоятельными проектами, претендующими на экранизацию. Кого, как ни его, расспросить о том, кто такие сценаристы и как попасть в их число? И корреспондент "Призыва" вступил в переписку с Павлом Захаровым:

"Здравствуйте, Павел! Многие мои знакомые пишут пьесы и сценарии "в стол" и грезят об их постановке. И вот хотелось бы мне помочь всем, возможно, талантливым, но скромным драматургам, и вселить в них веру в собственные возможности. А вы – как раз очень подходящая кандидатура на роль советчика в этом вопросе. И если вы согласны рассказать владимирцам, как стать сценаристом, у меня первый вопрос. И сразу – непростой. Сценаристом нужно родиться? Или стать? Жду вашего ответа".

"Сценаристами, конечно, становятся. Происходит это, когда, на мой взгляд, одновременно сходятся в одну точку желание и возможности. Нужно, чтобы было что сказать, кому сказать и как сказать. А это подразумевает наличие собственной точки зрения, таланта видеть мир и таланта описать его так, чтобы другим было интересно. Еще большую роль, я думаю, играет удача".

"Удача и случай! Например, встреча с каким-нибудь известным и талантливым сценаристом: Ведь, если верить вашей биографии на одном из киносайтов, "к литературному творчеству сподвигло знакомство с Андреем Кивиновым", "отцом" популярных "Улиц разбитых фонарей" и "Убойной силы":

"С Кивиновым я познакомился во время работы. Рассказал ему несколько историй, которые, как мне показалось, могли быть упомянуты в его рассказах, потом сам попытался записать "смешно". И пошло-поехало. Кстати, Кивинов впервые и привел меня на съемочную площадку: я напросился посмотреть, "как кино снимают". А уже там познакомился с актером Евгением Ганелиным. Позже я сделал для него персональный сайт, и туда повалил народ. Начались разговоры в гостевой книге о кино, героях, идеях… И я уже, честно говоря, не помню, как мы с Андреем Тумаркиным (нынешним соавтором П. Захарова. – Авт.) "зацепились языками", что послужило отправной точкой… По-моему, я отправил Андрею, который к тому времени уже писал сценарии для "Улиц разбитых фонарей", какие-то свои идеи из числа ранних. Видимо, он почувствовал, что во мне есть какой-то потенциал, и предложил попробовать писать вдвоем. Я критически отношусь к "продукту", который получается в результате работы, но факт остается фактом – получилось. Для меня это было грандиозным событием, которое действительно изменило мою жизнь".

"Допустим, я тоже хочу изменить свою жизнь, и есть у меня идея, как мне кажется, классного сценария. Как начать и – главное – как продолжить?"

"То, что идея есть – это замечательно. Первое, что надо сделать, – понять, что эта идея, такая замечательная и классная, может быть никому и не нужна. Она на самом деле, возможно, банальная, плоская и не интересна никому, кроме автора.
На суд "жюри" представляют синопсис – краткое содержание фильма. Эта заявка должна быть информативна, чтобы тот, кто ее будет читать, сразу и правильно понял, о чем фильм, кто главные герои, их мотивацию и т.д. Не надо многоточий, двусмысленностей, недоговоренностей и прочей "литературщины". Это поможет избежать многих ошибок. И не надо бояться критики, обижаться и хлопать дверью с видом оскорбленного и непонятого всеми гения. Отрицательный опыт – опыт бесценный. Набив одну шишку, вы поймете, как делать не надо. Шишек таких, кстати, может быть и не одна. А десять. Или сто. Кто как будет учиться…
Если идея оформлена в бумагу, то можно попытаться "протолкнуть" ее в редакторские отделы кинокомпаний и студий. На сайтах этих организаций, если они декларируют готовность работать со "сторонним" материалом, есть разделы "прислать свой сценарий или заявку" – пробуйте! От вас не убудет. Идеальный вариант, конечно, если среди ваших знакомых окажется "персона, особо приближенная к…" – редактор, собственно сценарист, режиссер, актер… Они смогут профессионально оценить перспективность затеи и "подать" ее продюсеру.
Если говорить обо мне, то я сам, когда начинал писать, делал это вовсе не потому, что мнил себя сценаристом и героем светских сплетен. Просто ощутил некий зуд, позыв, так сказать, к творчеству. Просто писал, пытался понять для себя – могу ли? В стол было написано, а позже и выкинуто очень много. Но руку набил, и когда подвернулась возможность попробовать написать для экрана, постарался ее не упустить. Из того, что не отправилось в топку, удалось слепить нечто более или менее удобоваримое. Правда, первый блин – проект "Доступ открыт" – вышел большим комом. И никаких гарантий того, что в будущем я буду участвовать в каких-то проектах, мне никто не давал. Но я не отчаялся. Это был интересный и поучительный опыт, который пригодился в будущем.
Есть идея – не отказывайтесь от нее. Ищите пути реализации. Стучитесь во все двери, сколько бы их ни было. Одна-то уж обязательно откроется".

"Хорошо. Вот я вдохновилась, поверила в свои силы и решила идеи запечатлеть на бумаге, но: Павел, объясните глупому, несведущему человеку, что же такое – киносценарий, как он выглядит? Что-то похожее на пьесу? Или на рассказ? Что должно в нем быть, а что принято оставлять на усмотрение режиссеру? Насколько "дотошным" должен быть сценарий? Вон сколько вопросов сразу возникает!"
"Первый раз, когда я писал свой самый первый сценарий, я решил, что всенепременно должен объяснить всем-всем-всем, как должен стоять свет, как и откуда должна "наезжать" камера, с каким выражением должны произносить текст актеры в тот или иной момент. Весь мой "сценарий" был забит ремарками, пояснениями, комментариями и пожеланиями. Я учил всех – от режиссера до гримеров… Это было моей ошибкой.
Теперь, когда меня просят "дать почитать сценарий", я объясняю, что читать сценарий не интересно. Обычно это вызывает у собеседника оторопь. Сценарий даже выглядит, простите, убого. Имена персонажей да пара-тройка реплик на лист. И все. Если вам повезет подержать в руках настоящий сценарий (кстати, сценарии многих фильмов выложены в Сети – можно найти), вы удивитесь его "болезненной аскетичности". Сценарий – это каркас. Все остальное на него "накручивают" художник, режиссер, оператор и вся остальная команда. В сценарии на усмотрение постановщика оставляется практически все. В каких-то случаях допускаются, конечно, уточняющие ремарки, если это облегчит понимание того или иного действия, мотива персонажа: "поворачивая голову", "вынимая пистолет", "сбрасывая с себя полотенце" и т. д. Но злоупотреблять этим не стоит".

"Говорят, что жанр детектива – самый простой, так как в фильме нужна загадка, а в этом случае она подразумевается изначально. Действительно ли детективы писать не сложно? Какие трудности могут встретить те, кто решил написать сценарий к "криминальному" сериалу?"

"Мне сложно сказать, так ли это – самый простой жанр или нет. Я не писал фантастику, не писал женских романов: Так что сравнить мне не с чем. Писать сюжет для детектива и просто, и сложно одновременно. Просто – потому что точно знаешь, что должны быть труп и расследование, как поиск ответа на загадку. А сложно, потому как все возможные причины умерщвления, равно как и мотивы сего действа, как мне кажется, уже придуманы. Стреляли, жгли, вешали, травили, пилили, топили, кидали, душили…
Когда стало сложно придумывать интересное преступление, мы стали придумывать интересные способы раскрытия. Заметьте – одно из главных правил детектива гласит: преступление должно быть раскрыто, зло должно быть наказано. "Глухарей" нет.
Многосерийный фильм – другое дело, но в последней серии преступник будет найден. Сложно писать, потому как сам, как бывший опер, знаешь всю кухню изнутри, вечно сползаешь в категории "так быть не может, потому что…" Иногда "багаж" здорово мешает. Что вызывает сложность? Да, пожалуй, выработка естественной, правдоподобной мотивации для преступника. Ведь должна же быть веская причина для того, чтобы решиться на убийство! Другое дело – случайность, несчастный случай, убийство по неосторожности: Тогда человек, допустивший несчастье, имеет четкий мотив – спрятаться, скрыться…"

"Опираясь на ваш опыт, что наиболее интересно продюсерам и режиссерам? Иными словами, что может сделать сценарий более успешным? И наоборот, что может испортить даже самую хорошую работу?"

"Что наиболее интересно… Не продюсерам и режиссерам должно быть интересно. Точнее, им-то, конечно, в первую очередь, как первым читателям. История должна быть интересной зрителю. Вот продюсеры и режиссеры должны понять, будет ли гарантирован интерес публики. Уловить этот "тренд" – их работа. А история должна быть захватывающей. В ней должно быть заложено парадоксальное противоречие – она должна быть реальной и нереальной одновременно. Попробую пояснить… "Декорации" могут быть любыми. Главное – должен угадываться ясный, простой для понимания смысл. Должно быть деление на своих и чужих, плохих и хороших, вчерашних и завтрашних. Необходимы конфликт, противоречие, отсутствие стабильности. Он может быть, опять же, любым: от микро до макро, внутренним или внешним. Конфликт порождает движение, а движение – это жизнь. А как известно, развитие возможно только при отсутствии равновесия. Так что история должна раскачивать умы. История получается действительно реальной, когда зритель ассоциирует себя с тем или иным персонажем, "примеряет его на себя", сравнивает свое мировоззрение с его, оценивает свои поступки с поступками персонажа.
Что может сделать сценарий успешным и что может его испортить? Тут ведь надо понять, что подразумевается под "успешностью". Для одного успешность, если сценарий выкинули, дочитав пятую страницу ("Мой сценарий читали! А-а-а-а-а!"). А кто-то застрелится в тумбочке из-за того, что его фильм, снятый Стивеном Спилбергом при продюсерстве Джорджа Лукаса наберет не 200 миллионов прибыли, а 170…
В конечном счете – сценарий "испортить" невозможно. Его всегда можно переписать и сделать лучше, прислушавшись к рекомендациям профессионалов. Хотя нет, испортить сценарий можно. Если случайно пролить на его единственный экземпляр банку серной кислоты".

"Как лучше вести себя с продюсерами и теми, кто сценарий будет читать, чтобы не нанести вред себе и работе? В чем можно поспорить с работодателем, а в чем ни в коем случае нельзя?"

"Для начала продюсера нужно найти. Поймать. Если поймали – ваше счастье, но и это не гарантирует успех. С продюсером надо нежно. Осторожно. Ласково. Конечно, надо понимать, что он должен увидеть в вашем сценарии мысль, которая будет интересна зрителю. Но финансовая составляющая важна не менее. Нужно быть уверенным, что затраты будут, как говорят, "отбиты" и даже вернутся с прибылью. Мысль, заложенная в сценарии, в идеале должна быть универсальна для любой зрительской аудитории. Выделять деньги на съемки фильма, ориентированного только на 47-летних девственников-интеллектуалов, коллекционеров песочных часов и страдающих при этом дендрофобией, – гиблое, как вы понимаете, дело… Грамотный, профессиональный продюсер обладает необходимым чутьем на "тему", которую можно развить в серьезный проект. Поэтому продюсера надо слушаться. Он дает денежку".

"Представим, что мой воображаемый сценарий прошел огни и воды, и все же его собираются экранизировать. К чему нужно быть готовым новоявленному сценаристу? Как прожить период "медных труб" и не зазвездиться?"

"Надо быть готовым к тому… что понравится это дело и появится желание повторить. И вот тут надо приготовиться к тому, что повторить может не получиться. "Выстрелил" одним сценарием и все, сдох, так сказать. Ушла муза. Надо спокойно принять такой поворот судьбы и быть благодарным ей за интересный опыт. Если литературное творчество – не основной вид деятельности, ни в коем случае не рассматривать его как новую профессию и увольняться с работы. Продолжать писать в свободное время. Вдруг, как я сказал, муза уйдет? И что? Обратно на работу могут не взять. Звездная болезнь? Ну, это от личности зависит. Она же под расписку не вручается автору, когда его первый раз экранизируют. Перемены?
Кино сделало мою жизнь полнее и интереснее. Но качественных перемен я не ощутил. Как ел гречневую кашу с молоком, так и продолжаю. "Телятины фрикассе под соусом консоме с профитролями на крутонах" в меню не появилось. Прибыльным такое увлечение все-таки назвать сложно. Да, копеечку приносит, что приятно, но приятнее смотреть на итоги работы, когда серия идет в эфир. Деньги тут не все решают. Для меня, по крайней мере".

"И в заключение. Любому автору хочется, чтобы его произведение экранизировали так, как он себе его представляет. Но увидит ли он в итоге желаемое? И может ли сценарист быть "адекватным" зрителем?"

"Фильм выглядит на экране иначе, чем представляешь его, придумывая сценарий. Ты же лепишь скелет, а все остальное доделывает съемочная группа… И сложно сказать, что получится – то ли дистрофик, то ли качок… Чаще получается угадывать, но иногда то, что видишь на экране, не соответствует твоему представлению, как это должно быть. Более того, скажу: иногда перечитываешь свой же сценарий, утвержденный редактором, и понимаешь, что написана какая-то чушь и ересь.
То есть на момент написания текст, описываемая мизансцена, эпизод – находились в полной гармонии друг с другом, со всей историей, с сериалом целиком и с их автором, а на момент прочтения (через месяц, два, три) – тебе уже самому не нравится тобой написанное. А изменить уже ничего нельзя.
Честно признаться, я теперь для телевидения как зритель – потерянный человек.
Окунувшись однажды с головой в "заэкранье", зная всю эту сериальную кухню, "просто смотреть" на происходящее на экране становится невозможно. Ты знаешь, "где сидит" режиссер, что делают гримеры, как учат реплики актеры, как ставит свет осветитель. Замечаешь "провалы" в динамике, затянутые паузы или, наоборот, излишне быстрый сюжетный разворот. Видишь, закончена история или нет… Можешь даже по первым кадрам и сценам сказать, в какую сторону будет развиваться сюжет и какая судьба ждет того или иного персонажа! Угадываешь даже отдельные реплики. Иногда это здорово веселит. Так что критерий "интересный фильм" для меня – это когда я, глядя на экран, забываю, что в курсе, как это сделано".

Ирина КУРОЧКИНА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике