Россия и Украина мыслят одинаково, но расставляют акценты по-разному

Поводом для очередной встречи с экспертом газеты по земельным вопросам, партнером юридической фирмы "Кузин и партнеры" Георгием САВЕНКО послужило его участие в XX Международной историко-правовой конференции "Земля и...

Поводом для очередной встречи с экспертом газеты по земельным вопросам, партнером юридической фирмы "Кузин и партнеры" Георгием САВЕНКО послужило его участие в XX Международной историко-правовой конференции "Земля и земельные отношения в истории права, государства и юридической мысли", которая проходила 25 – 28 сентября в г. Судаке (Крым). "Призыв" поздравляет своего надежного помощника и коллегу с международным признанием и надеется на продолжение взаимовыгодного и плодотворного сотрудничества.

– Георгий Владимирович, вы были единственным представителем России на XX Международной историко-правовой конференции. Почему?
– Я получил приглашение от Института государства и права им. В. Корецкого (Академия наук Украины) и первого вице-президента Международной ассоциации историков права И. Усенко. На Украине знают о моих работах и по истории права, и по земельному праву, поэтому участие в конференции входит в круг моих научных интересов.
– Как относятся украинские коллеги к российским ученым? Был ли для вас препятствием в общении с ними языковый барьер?
– Как правило, общение ученых протекает в дружественной атмосфере. Мы не затрагивали политические вопросы, хотя в кулуарах споры о них вспыхивали. Что касается языкового барьера, то мы свободно переходили с украинского на русский. Участники конференции использовали оба языка, и вопросы задавали на обоих языках.
Главный итог форума для меня состоит в том, что мне удалось договориться со многими украинскими учеными о дальнейшем сотрудничестве, об участии в ближайших научных конференциях в Харькове и Николаеве. Особо хочу подчеркнуть знакомство с одним из разработчиков Земельного кодекса Украины П. Кулиничем. Скорее всего у нас появятся совместные проекты, и украинская сторона будет привлекать меня для экспертизы законодательных актов Украины в сфере оборота земель сельхозназначения.
– С каким докладом вы выступали?
– "Современное состояние и перспективы оборота земель сельхозназначения в России и Украине (сравнительно-правовой аспект)".
– А есть что-то общее в обороте земель сельхозназначения в России и Украине?
– В целом оборот земель сельхозназначения в наших странах развивался и развивается по одному и тому же пути. Прежде всего, и у нас, и на Украине приватизация земель сельхозназначения проходила путем предоставления земель, находившихся ранее в пользовании совхозов и колхозов, в долевую собственность граждан. Правда, на Украине это исключительно работники сельхозпредприятий.
Если в России участниками долевой собственности стали по разным данным от 11 до 12 млн граждан, то на Украине собственниками земельных долей стали 6,8 – 6,9 млн человек. Каждому сособственнику и у нас, и на Украине выдавалось свидетельство на земельную долю (на Украине оно называется "сертификат"). После выдела в натуре земельного участка в счет земельных долей это свидетельство у нас погашается в отделе ФРС, а на Украине сдается в районную администрацию.
– А что отличает процессы приватизации земель сельхозназначения в России и Украине?
– Во-первых, на Украине приватизация началась позже, чем в России. Если у нас до 1 марта 1992 года все коллективы колхозов и совхозов должны были принять решение о реорганизации сельхозпредприятий и приватизации земли, а свидетельства получить до конца 1996 года, то на Украине к приватизации приступили с осени 1994 года, а реально – с 8 августа 1995 года.
Во-вторых, украинцы использовали несколько своеобразную схему приватизации: сначала земля передавалась в коллективно-долевую собственность сельхоз-организации, и только затем граждане получали сертификаты (свидетельства) на землю. Сейчас украинские юристы признают, что это выглядит несколько неуклюже, поскольку этим самым была произвольно изменена конструкция общей (долевой) собственности на имущество, которая в европейское право пришла из римского права.
В-третьих, на Украине практически отсутствует рынок земельных участков. До 1 января 2015 года запрещено отчуждать земельные участки в пользу третьих лиц. Даже те, кто имеет сейчас право на приобретение земельных долей (другие участники долевой собственности, наследники, сельхозпредприятия), не могут иметь в собственности более 100 га, за исключением строго ограниченного числа случаев.
Наконец, в-четвертых, если в России существует и активно развивается рынок земельных долей и земельных участков, то на Украине его попросту не существует. Теоретически распорядиться можно не своей долей, а участком, выделенным в счет своей доли.
В-пятых, на Украине у районных администраций значительно больше поводов для вмешательства в земельные отношения.
– Проявляют ли интерес к земельным ресурсам Украины местные и зарубежные инвесторы, да и вообще все те лица, которые хотели бы вложить деньги в землю и в сельское хозяйство?
– Вы, может быть, удивитесь, но на Украине земли сельхозназначения активно осваивают латвийские, датские и сербские компании. Так, латыши в Черниговской, Полтавской и Харьковской областях обрабатывают около 60 тыс. га; датчане в ряде областей – около 100 тыс. га; сербский аграрный концерн – свыше 40 тыс. га.
– Каким образом они выстраивают отношения с собственниками земельных долей?
– С каждым собственником заключается договор аренды земельной доли (если их 1,5 тыс., то столько же и договоров).
– Но как же при столь крупных капитальных вложениях гарантируется соблюдение интересов компаний?
– Конечно, инвесторы рискуют. Тем более Земельный кодекс Украины 2001 года ввел прямой запрет на выдачу генеральных доверенностей, в которых оговаривается право на продажу земельной доли (участка) в будущем. Многие надеются, что запрет на отчуждение (продажу) земельных участков истечет до 1 января 2015 года. Поэтому компаниям приходится платить собственникам земельных долей (деньгами, зерном), оказывать им услуги, чтобы у них не возникало искушения отказаться от договоров аренды.
– И как вы оцениваете перспективы оборота земель сельхозназначения на Украине?
– Мне кажется, что мораторий на продажу земель сельхозназначения, введенный до 1 января 2015 года, еще аукнется украинским властям большими проблемами. Я бы их понял, если бы приватизация земель там происходила иначе, чем в России, например, если бы они отказались от "паювання" земель (предоставления земли в конечном счете в долевую собственность граждан), и намеревались передать их в собственность юридических лиц или вообще оставить в государственном фонде земель. Отсутствие рынка земельных участков в России показывает, что это никак не улучшает ситуацию в сельском хозяйстве. Да и вообще, как можно в условиях рынка (пусть и находящегося под контролем государства, если мы говорим о землях сельхозназначения) не использовать в финансово-экономических отношениях залоговый потенциал участков из состава земель сельхозназначения?
– Наконец, последний вопрос: что дает изучение в сравнительно-правовом ключе оборота земель сельхозназначения в разных странах?
– Может быть, это звучит хрестоматийно, но это помогает нам дать объективную оценку своим собственным процессам, лучше понимать их и, наверное, даже прогнозировать с большей долей вероятности те процессы, которые только еще зарождаются или развиваются.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике