Легко ли взять ребенка из детского дома?

2008-й объявлен Годом семьи. Не по-детски серьезные и грустные глаза продолжают смотреть на нас с телеэкранов с надеждой. "Дети - это счастье!", "Маша мечтает о такой семье", "Обратитесь...

2008-й объявлен Годом семьи.
Не по-детски серьезные и грустные глаза продолжают смотреть на нас
с телеэкранов с надеждой. "Дети – это счастье!", "Маша мечтает о такой семье", "Обратитесь в базу данных детей-сирот вашего региона", – призывает закадровый голос в социальных роликах. Но оказывается, что одного желания удочерить
или усыновить ребенка мало.

Осуществлению этого благого дела вам может помешать, например, недостаточное количество квадратных метров в собственном доме…
Именно с этой проблемой столкнулась Галина Савелова. Ее желание подарить маленькому человечку, оставшемуся без попечения родителей, жизнь в семье уперлось в неприступную стену российского законодательства – дом, в котором Галина живет с детства, оказался слишком мал для девочки из местного приюта.

Такое знакомое чувство
Детство Галины Савеловой – зал ожидания. Одинокий зал яслей и детского сада. И ожидание мамы…: "Когда же она придет и заберет меня?" – постоянно думала девочка. А мама приходила только в выходные. Галю она родила поздно, практически сразу у нее отказали ноги. Девочку (помимо нее, в семье было еще трое детей) отдали в ясли на круглосуточное посещение, потом так же в садик, затем – школа и непременная продленка. В общем, детство Галины прошло в отрыве от семьи, в окружении чужих тетенек и сверстников, которые вечером за ручку с мамами и папами возвращались домой. Чувство одиночества не покидает Галину до сих пор. Может быть, именно поэтому она так хорошо понимает, что творится в душах детей, живущих в приютах и детских домах.
Взрослую жизнь Галины Александровны простой тоже не назовешь. После школы она попыталась поступить в педагогический институт – не получилось. Пошла работать в садик в ясельную группу. Затем некоторое время пожила в Нижнем Новгороде, но вернулась в родные Нововязники, родила ребенка, вышла замуж. Вроде все как у всех, если бы не одно "но":.
– Когда я вышла замуж, у меня уже была дочь Кристина, – рассказывает Галина. – Мой нынешний муж воспитывает ее с четырех месяцев. Она хоть и не по крови родная, но все равно его. Он удочерил ее официально, растил, опекал. Нам хотелось еще одного ребенка, но я не смогла родить. И тогда я подумала: а почему бы нам не взять ребенка из детского дома? Мой муж – очень добрый человек, любит детей. И, конечно, он поддержал эту идею.
Савеловы, уже имеющие опыт в процессе удочерения, принялись кропотливо собирать необходимые документы в надежде в самое ближайшее время подарить Кристине сестренку, но все оказалось не так просто, как они рассчитывали.

Есть женщины в русских селеньях
Нововязники встретили нас празднично. Празднуют здесь, судя по количеству встретившихся нам на пути изрядно подвыпивших жителей, каждый день. На поиски дома Савеловых у нас ушло добрых полчаса – оказалось, не так-то просто найти на улицах микрорайона человека, способного связно объяснить, как проехать к нужному месту. Жизнь в глубинке постепенно сводится к бутылке. Отсутствие предприятий и организаций, способных предоставить рабочие места жителям, удаленность от крупных городов – Нижнего Новгорода, Владимира и Москвы, неустроенность и отсутствие денег сделали свое дело: многие ищут утешение в алкоголе.
И все же и здесь есть люди, которых не сломили жизненные трудности, которые пытаются не просто выжить сами, но и подарить новую жизнь другим, что особенно ценно – детям. Галина Савелова встретила нас на пороге своего дома, затерянного в хитросплетениях улиц микрорайона. Внутри все просто, по-деревенски. Маленькие кухня и комната и четверо человек: Галина, ее старенькая мама, муж и дочь Кристина. Многие так живут: вода в колодце, туалет на улице, вот газ, правда, удалось провести – уже цивилизация.
Всю жизнь так бы и прожили, если бы эти самые жилищные условия не стали помехой в осуществлении мечты – взять ребенка из приюта.
Савеловы уже собрали почти все необходимые документы. Кто сталкивался с проблемой усыновления или удочерения, знает, сколько инстанций нужно обегать, сколько выписать справок и выслушать недовольных реплик окружающих.
– Когда мои друзья и знакомые узнали, что я хочу взять ребенка из детского дома, они меня не поняли, – говорит Галина. – Отговаривали, мол, зачем тебе это надо, неизвестно, кем он вообще вырастет. Я спорила с ними долго – ведь неизвестно, кем вырастет и твой собственный ребенок. Муж меня поддерживал во всем. Мы очень хотели взять девочку лет пяти-шести. Многие берут новорожденных, но для меня это не главное. Главное, чтобы ребенок жил в семье.
Сначала Савеловы отправились в отдел образования к Евгении Кисляковой, где им посоветовали обратиться в приют "Росинка".

Будет комната – будет ребенок
В "Росинке" супругам понравилось. Уютно, светло, золотые рыбки в аквариумах плавают, кроватки и стульчики красивые – для Савеловых это роскошь. Но, несмотря на достаток, детишки стремятся в семью – в каждом вновь приходящем взрослом они видят маму и папу и буквально через несколько минут уже готовы идти с ними в новый дом. Сотрудники приюта рассказали Савеловым о нескольких детях, но встретиться не разрешили, объяснив, что это стресс для ребят. Особенно запомнилась Савеловым пятилетняя Диана. Ее уже брали на воспитание в семью, но не справились, привели обратно. Муж Галины уже рисовал в воображении счастливые картинки – как они приводят Диану в свой дом, как покупают ей новые игрушки. А Галина думала о том, как они в кругу семьи отметят наступление Нового года (дело было зимой), как у девочки будут елка и много подарков. Савеловы решили взять девочку в семью на воспитание, а потом удочерить. Но не получилось у супругов привести Диану к себе даже на новогодние праздники.
– К нам приехала Евгения Кислякова, – говорит Галина Савелова, – посмотрела наши жилищные условия и сказала: "Ваш собственный ребенок спит с вами в одной комнате, а если вы хотите взять ребенка из приюта, то у него должна быть отдельная комната". Я с ней долго спорила, говорила: ну как же так, у нас миллионы семей с детьми живут в однокомнатных квартирах. А если бы я родила пятерых детей, и мы спали бы в крохотной комнатушке, где придется, хоть кого-нибудь это бы заинтересовало?! Но Евгения Кислякова объяснила, что по-человечески прекрасно понимает меня и очень хотела бы мне помочь, но, увы, не может – закон есть закон. Если рожаешь сама, то и ответственность несешь сама, а за приемных детей ответственность лежит на государстве.
Савеловых поставили на учет. Сказали: появится отдельная комната – приходите, ребенка дадим. Но вот откуда ей появиться? Есть в доме летняя терраса. Супруги уже давно думают о том, что если ее утеплить и отремонтировать, получилась бы неплохая детская комната. Все упирается в деньги. Галина работает сутки через трое оператором на АЗС. Муж трудится на двух работах – охранником и оператором на очистных сооружениях. В общей сложности получают восемь тысяч рублей.
– Не воровать же мне идти, – говорит Галина. – Я бы с удовольствием сменила работу, но у меня нет профессии, я здесь ничего не найду. Нет перспектив. И уехать мы отсюда не можем – мама у меня старенькая, кроме меня здесь у нее никого нет.

Почему американцам можно, а нам нет?
Савеловы вырастили умницу Кристину. Девочка пойдет в этом году в одиннадцатый класс, а это значит, что не за горами поступление в высшее учебное заведение. Кристина учится на пятерки и мечтает поступить в Нижегородскую медицинскую академию. Через год она покинет родной дом, и супругам станет очень одиноко. Что им остается делать? Только мечтать.
– Пройдет Год семьи, и все тут же забудут про этих детей, – уверена Галина. – А нам жалко их. Позволили бы жилищные условия, взяли бы и не одного. А кому они нужны, кроме нас? Богатым? Сомневаюсь. Я их постоянно вижу на работе, и не думаю, что те, кто ездит на джипах, способны на такой поступок. Для кого созданы наши законы? Чьи интересы они защищают? Почему в нашей стране семья, где оба супруга работают, не в состоянии взять ребенка из детского дома? Почему американцы могут себе позволить приехать в Россию, заплатить намного больше денег и увезти ребенка за границу? А мы не в состоянии создать для этого маленького человечка достойные условия жизни? Не должны работающие люди жить в нищете!
В нашем законодательстве жестко прописаны требования к усыновителям. В том числе и по их жилищно-бытовым условиям. Но в официальный документ нельзя вписать одно-единственное слово, которое способно отодвинуть на второй план и недостающие квадратные метры, и отсутствие отдельной комнаты, и удобства на улице. Это слово – любовь. Любовь, которую приемные родители готовы дать ребенку, окружить его заботой и лаской, подарить дружную семью.

Юлия ДЕНИСОВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике