В этой войне не может быть победителей, есть те, кто ищет выгоду

Гаез Метревели, генеральный директор фирмы по производству полимерной упаковочной пленки "Арго", уже более 10 лет - житель Ковровского района. Однако по рождению, по своим историческим корням, многочисленным родственным...

Гаез Метревели, генеральный директор фирмы по производству полимерной упаковочной пленки "Арго", уже более 10 лет – житель Ковровского района. Однако по рождению, по своим историческим корням, многочисленным родственным и дружеским связям он – грузин. И события последних дней в Южной Осетии, конечно же, не могут оставить его равнодушным. В России Гаез Минович оказался из-за конфликта начала 1990-х, когда Грузия воевала с Абхазией.

Обычно улыбчивый и гостеприимный Гаез Минович выглядит непривычно суровым, даже несколько осунувшимся. В разговоре слышны неподдельная боль, почти скорбь.
– То, что сейчас творится в окрестностях Цхинвала – просто не поддается моему пониманию. Убежден, что четыре страны – Россия, Украина, Белоруссия и Грузия, у которых одна православная вера, общие многовековые связи и, по большому счету, единые интересы, – должны жить в мире и добрососедстве, одной дружной семьей!
Гаез Метревели от волнения не может сдержать эмоций. Помимо того, что в зоне боевых действий оказались его друзья и знакомые, в Грузии "застряли" его сын Давид и дочь Манана.
– Поехали отдыхать к родне, у них сейчас отпуск, – машет рукой Гаез Минович, – кто же мог предположить, что все так обернется! Теперь авиарейсы из Грузии в Россию отменены. Переживаю за детей страшно…:
Отец нынешнего российского предпринимателя Мина Метревели прошел всю Великую Отечественную. Рядовой солдат-пехотинец, он защищал Севастополь и Керчь, был в плену, потом бежал и вновь встал в строй. Закончил войну солдат Советской Армии Метревели в поверженной Германии, за храбрость и мужество получил боевой орден и несколько медалей. А потом десятки лет честно трудился бригадиром в колхозе.
Так сложилось, что в 1950 году по решению тогдашних советских властей малоосвоенные долины Абхазии заселяли выходцами из Грузии. Родившийся в деревне Урави Амбролаурского района Грузинской ССР, Гаез вырос в деревне Лихни Гудаутского района Абхазии.
– Мы жили дружно и счастливо, не разбирая, кто какой национальности, – вспоминает Г.Метревели. – Именно за это мой отец, не щадя жизни, боролся с фашизмом. У меня до сих пор осталось много родственников и друзей как в Абхазии, так и в Грузии. Сестра Нанули, выросшая в Абхазии, окончила Тбилисский университет. Сам я проходил срочную службу в Группе советских войск в Германии в составе ВВС. Могли ли мы подумать тогда, что это грозное оружие будет использоваться не против внешнего врага, а по нашим городам и селам?
До распада единого союзного государства Гаез Минович успел многое: окончил вуз, получил специальность строителя, "вырос" до заместителя начальника строительного управления. Его организация возводила новые здравницы на Черноморском побережье – в Сочи, Туапсе, Гудауте. С развалом Союза все закончилось. Человек инициативный и предприимчивый, Метревели занялся бизнесом, взял в аренду карьер, потом построил щебеночный завод. Но началась война:…
– Тогда я, как мог, пытался успокоить, помирить обе враждующие стороны – грузин и абхазов, – с горечью говорит о тех страшных годах Гаез Минович. – Говорил им, что любая война кончается, но лучше ее и не начинать. Было больно – человеку одинаково больно, если ему на руке рубить любой палец. Для меня оставались одинаково дороги люди из обеих республик. Но массовое безумие, которое развязали политики, уже нельзя было остановить. Воевать я не пошел. В любом случае пришлось бы стрелять в своих.
В итоге абхазские ополченцы сожгли наш дом в присутствии моей матери-грузинки, объявив меня чуть ли не грузинским шпионом. Затем, правда, извинились, сказали: ошибка вышла. А потом пришедшие грузинские солдаты избили мою жену, работавшую заместителем директора профтехучилища в Сухуми. Они обвинили меня в том, что я: снабжал оружием абхазов!
Так и пришлось вместе со всей семьей покинуть родину предков, бросив все нажитое. Теперь Россия – моя вторая родина. Но происходящее сейчас на Кавказе все равно не может не волновать. В абхазской земле похоронен мой отец, в грузинской – покоятся мои прадеды. И если вчера бомбили Осетию, а сегодня – Грузию, то это одинаково плохо.
Убежден, что нынешняя война не нужна ни осетинскому, ни грузинскому народам, и уж тем более – России. Это придуманное политиками – причем, даже не нашими, со стороны – искусственное противостояние, заложниками которого стали тысячи ни в чем не повинных людей. Когда мирных граждан убивают из-за того, что они другой национальности, – это и есть тот самый обыкновенный фашизм, против которого более 60 лет назад воевал мой отец. Наверное, только за победу над фашизмом и стоит по-настоящему воевать.
Сегодня всем известно, кто такой Саакашвили, благодаря чьей поддержке и каким образом он стал президентом Грузии. То, что его политика финансируется США, теперь даже и не скрывается, тем более что нынешние грузинские власти любой ценой рвутся в НАТО. Простые граждане здесь бессильны. Как грузину мне очень тяжело сознавать, что на братский народ Осетии вероломно обрушился столь массированный удар – на головы стариков и детей. Никто не смеет применять в своей стране оружие массового поражения. Нынешняя война не выгодна, не нужна никому из ее участников, кроме закулисных кукловодов. Убежден, что нашу семью братских народов не разрушить, как бы ни старались это сделать темные силы…
Призываю руководителей всех стран, политиков и военных, прекратить бессмысленную братоубийственную бойню. Перестаньте убивать друг друга, просите прощения у мнимых врагов и рука об руку идите вперед – в светлое завтра. Нельзя, чтобы мы оставили детям и внукам столь плохую, скверную историю и выжженное поле битвы. В подобных войнах победителей не бывает!

Николай Фролов
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике