Хватит ли на кладбищах мест простым смертным, если вступит в силу закон “О семейных (родовых) захоронениях на территории Владимирской области”?

Неожиданно именно этот вопрос стал самым дискуссионным на майском заседании ЗС области.

Неожиданно именно этот вопрос стал самым дискуссионным на майском заседании ЗС области.
Если большинство других, достаточно важных законов принимали практически без обсуждения и с трогательным единодушием (из 27 присутствовавших "за" голосовали 25, 26, а то и все 27 депутатов), объясняя такой автоматизм плодотворной и тщательной проработкой на комитетах, то кладбищенская тема задела народных избранников за живое.

С мертвых денег брать не будем
Разработка закона о семейных захоронениях была инициирована прокуратурой – после проверок состояния похоронного дела выяснилось, что такого нормативного акта в нашей области нет, а он нужен. По словам председателя комитета по вопросам труда, социальной защиты населения и делам ветеранов Анатолия Лебедева, комитет откликнулся с высокой ответственностью. Изучили опыт других регионов страны, собрали и проанализировали мнения муниципалов, организовали депутатские слушания и "круглые столы", приняли во внимание этические аспекты проблемы… : Однако плод этой активной деятельности вызвал сомнения у части парламентариев.
Депутата Валерия Шурыгина не устроил пункт 3 первой статьи закона, где говорится, что "площадь зоны семейных захоронений на территории общественного кладбища не должна превышать 1/3 общей площади зоны захоронения кладбища". По его мнению, нужна более мягкая формулировка о норме площади, к тому же необходимо взимать арендную плату с тех, кто захочет обзавестись родовым захоронением – с живых, естественно. "Мое предложение не содержит взимания арендной платы с умерших", – уточнил Шурыгин вполне серьезно, без всякого черного юмора. В самом деле, оно бы и затруднительно было чисто технически…:
Коллегу поддержал Геннадий Тестоедов – именно он озвучил мысль, вынесенную в заголовок. Мол, скупят обеспеченные граждане все эти трети кладбищ, а необеспеченным и лечь будет негде.
Ларису Горячеву озаботил другой момент. В обсуждаемом законе прописана возможность погребения на семейном захоронении лиц, не состоящих в близком родстве или свойстве, то бишь посторонних. "Мы можем породить теневую продажу захоронений", – опасается она. Действительно, при нынешнем дефиците кладбищенских участков спекуляция не исключена.
Парламентарии решили-таки принять закон в первом чтении, чтобы иметь возможность доработать его.

Делить или не делить
Другим камнем преткновения стал вопрос, числившийся в повестке дня под номером 18, – "О реорганизации постоянного комитета Законодательного собрания Владимирской области по вопросам здравоохранения, образования, науки, культуры и спорта, делам семьи и молодежи, средствам массовой информации". Предлагалось разделить его на два, оставив в одном здравоохранение, образование, науку, культуру и дела семьи, а другому передать спорт, туризм, молодежь и СМИ.
Виктор Шохрин счел неэтичным и унизительным то, что реорганизация комитета в самом комитете не обсуждалась ("Даже дворовую футбольную команду так не реорганизуют"), и потребовал было снять вопрос с повестки дня. Но коллеги его не поддержали. Зампред ЗС Александр Синягин мотивировал необходимость деления слишком большой нагрузкой именно на этот комитет: в 2006 году он рассмотрел 226 вопросов, в 2007 – уже 279, и тенденция роста продолжается. При существующих в ЗС восьми комитетах почти четверть вопросов готовит именно "комитет Горячевой". И несмотря на старание, не все успевает – так, закон о туризме, по словам Синягина, рассматривается уже 8 месяцев.
Однако депутат Шохрин продолжал настаивать: "Озвучьте истинную причину реорганизации!" "Никаких политических подоплек нет!", – парировал Синягин.
После того, как парламентариев заверили, что перемены не повлекут за собой роста расходов и численности аппарата, депутаты задались вопросом: а почему молчит сама Горячева?
И Лариса Александровна внесла ясность:
– В России больше нет ни одного такого комитета, который курировал бы восемь направлений. Когда я выхожу на трибуну и меня представляют, называя мою длинную должность, за это время я успеваю еще раз вспомнить все тезисы своего выступления. По-хорошему делить надо бы не на две, а на все четыре части.
После этого спорить было уже не о чем, и реорганизацию утвердили.

Добавили детям и ветеранам
К числу наиболее важных решений майского ЗС относится внесение изменений в областной закон "О социальной поддержке и социальном обслуживании отдельных категорий граждан во Владимирской области". Перемены – к лучшему: речь идет об увеличении на 10 процентов ежемесячных денежных выплат семьям с детьми и пожилым людям.
А вот детское пособие увеличится со 150 до 300 рублей не с 1 декабря, а уже с 1 октября. Средства, необходимые на увеличенные пособия, в полном объеме предусмотрены в областном бюджете.
Кроме этого, закон устанавливает право на получение финансовой поддержки при газификации жилья пенсионерам, которые получили трудовые пенсии "досрочно", до достижения 55 и 60 лет.
Отдельный пункт закона посвящен "монетизации" компенсаций оплаты услуг ЖКХ. Директор департамента соцзащиты Любовь Кукушкина заверила парламентариев, что эта новация вводится в интересах льготополучателей, а вовсе не жилкомконтор, как полагают некоторые, и не потребует утомительного сбора справок – формирование базы данных департамент взял на себя.
Депутаты также приняли долгожданный закон о здравоохранении области, об исполнении областного бюджета 2007 года, внесли изменения в целевую программу "Молодежь Владимирской области", разграничили имущество муниципальных образований – Гороховца и Гороховецкого района, Петушков и Петушинского района, поддержали ряд законодательных инициатив своих коллег из других регионов России.

Нина ПАРФЕНОВА
Фото Р.Новикова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике