Сегодня в моде изделия из ивовой лозы

Владимирский пенсионер научился плести корзины и вазы, которые по нраву даже иностранцам Корзины для грибов, бельевые корзины, плетеные напольные вазы, вазы поменьше - все это житель Владимира Василий...

Плести начал на пенсии
Его изделия домочадцы используют и в быту, и для украшения интерьера.
– Я корзинами всю семью обеспечил. Дочки у нас отдельно живут, им тоже сделал. Корзины для грибов и для огорода – морковку, огурчики в нее собрать. Очень удобно. И вазы моим девчонкам тоже нравятся, – улыбается Василий Дмитриевич.
Плести из ивовой лозы он начал 15 лет назад, с тех пор, как вышел на пенсию. Плетением увлекся случайно. Вообще-то Василий Дмитриевич всегда был заядлым рыбаком, но каждый день ходить на рыбалку – это чересчур. А без дела сидеть не привык.
– У меня сосед по дому делал корзины. В основном работал на улице. Сядет на лавочку и плетет. Я смотрел, смотрел и как-то раз сам решил попробовать. Вроде получилось неплохо. Но все равно нужно было еще руку набить. Потом дочь купила мне книжку по плетению. Там все было сказано: какой прут заготавливать, как его обрабатывать, какие виды плетения есть. Я эту книгу изучил и стал совершенствоваться в своем деле, – говорит Василий Дмитриевич.

В "сезон" за ивой ходил почти каждый день
Найти место, где растет хороший ивняк, по словам мастера, не менее интересно, чем найти место, где водится много рыбы. В этом году Василий Дмитриевич неважно себя чувствовал, поэтому за ивой ходил редко. Когда выбирался за прутьями, непременно звал с собой жену.
– Мало ли что может случиться? У меня целый букет болезней. А там места такие, травища и кусты. Ткнешься где-нибудь, и не найдут потом. Я раньше почти каждый день осенью ходил. Денек отдохнешь – и опять. И уже заражаешься, тянет уже. Да если еще прут хороший найдешь, азарт, как на рыбалке, появляется. Природа что ли такая человеческая? – рассуждает мастер.
За один раз Василий Дмитриевич приносил обычно две вязанки ивовых прутьев – примерно на полторы корзинки. В последнее время ходил он в одно и то же "прикормленное" место – недалеко, в черте города. Но два года назад пришел, а вся трава и весь ивняк выжжены.
– Траву там обычно косили, а тут жечь начали, все черно было, – вспоминает Дмитрий Овсянников. – Прутья стоят обгорелые, у меня чуть не слезы полились из глаз: столько добра пропало! А этой весной с женой сходили опять туда на разведку, все нормально стало. Наверное, запретили жечь-то.

Плести лучше всего из осеннего прута
Впрок мастер обычно нарезал не весенний прут (он рыхлый из-за сока и хрупкий, если его очистить), а осенний. Говорит, такой прут самый прочный. Только чистится тяжело. Но есть один маленький секрет. Перед тем, как с осеннего прута снять "шкурку", его надо не меньше двух часов распаривать. Василий Дмитриевич приспособил для этих целей бак, в котором в советские времена хозяйки кипятили белье. В емкость мастер кладет прутья, наливает немного воды, закрывает бак крышкой. Распаривать лозу нужно на медленном огне не меньше двух часов. После этого прутья отлично чистятся.
Сначала Василий Овсянников снимал "шкурку" вручную. Положит на коленку и соскабливает ножом. Сейчас, смеясь, рассказывает, что протер так не одну пару штанов: жена замучилась ставить заплаты на брючины. Да и времени на чистку уходило много. Тогда мастер придумал и сделал специальный прибор, с помощью которого очищал лозу за считанные секунды. И одежда оставалась целой.
– Я сходил на завод и сделал "скоблюшку". Сам. Я ж ведь механиком работал, железных дел мастер, неужели кого-то просить буду? Да как с этой "скоблюшкой" удобно стало. Ставлю ее на две табуретки, закрепляю, и уже чистить можно. На "скоблюшке" насверлены отверстия разной толщины – под разный прут. Нужно только вставить лозу в отверстие, зажать и потянуть на себя. Раз – и готово, – говорит Василий Дмитриевич.
Распаренные и очищенные прутья мастер связывал опять в вязанки и убирал в кладовку – впрок. Когда хотелось сплести корзину или вазу, доставал лозу, предварительно вымачивал ее в воде. Прутья становились мягкие и не ломались. "Как шнурок вьешь", – определил мастер. Когда материал был готов, начинал работу.
– Я раньше осенью заготавливал столько ивы, что почти вся кладовка была завалена прутьями. Зимой дома плел. Ковер сниму, скатаю – прутики ведь чистые, там ни пыли, ни грязи нет – и работаю. В день, не торопясь, одну корзину сделаю. Да и по две плел. Но когда целый день плетешь, пальцы устают, ведь все время приходится с натяжкой работать, – рассказывает Василий Овсянников.

Корзинка – отличный подарок
В этом году Василий Дмитриевич из-за плохого самочувствия не смог заготовить осенних прутьев. Поэтому особенно бережно относится к тем, что хранятся у него с прошлых лет. Говорит, понапрасну не расходует. Вдруг для дела пригодятся? Соседи и друзья не раз заказывали мастеру сплести корзиночку или вазу в подарок кому-то из своих знакомых или родных.
Например, одна корзинка – Василий Дмитриевич назвал ее "молодежная" (небольшая, крепкая, в ней удобно хранить косметику) – "уехала" в Германию. Эту корзинку мастер делал по просьбе одной своей знакомой. Та собиралась в Германию в гости к сыну и снохе (немке). Думала, что привезти иностранке в подарок, и решила, что симпатичная плетеная корзиночка снохе непременно понравится.
– Валя ко мне пришла и спрашивает: "Вася, не знаю, что купить снохе в подарок, а ты мне вот такую корзиночку не сплетешь?" Говорю: "Валя, ну неужели я тебе не сплету?! Сплету. Я тебе такую сплету, прям красавицу". Сплел "молодежную" и лаком бесцветным прокрасил, смотрится – что ты! Говорю, вот, давай вези ей в подарок, – улыбается мастер.

Иногда продавал корзины и вазы
Иногда Василий Дмитриевич плел корзины и вазы на продажу. Специально клиентов никогда не искал. Находились они сами собой.
– Я весной и летом в хорошую погоду на улице работаю. Вот плету корзинку, а люди мимо проходят и спрашивают: "А можно и нам такую сделать?".
По словам мастера, минувшей весной он продал десять корзин. Недорого – по 100 рублей за штуку.
За свою работу Василий Дмитриевич всегда брал чисто символическую плату: по-другому совесть не позволяет. Вспоминает, как в 2001 году продал три большие напольные вазы (60 см в высоту). Каждую – за 50 рублей. И произошло это совершенно случайно.
– К нам в квартиру позвонили две женщины. Оказалось, они из Иванова, продают постельное белье. Зашли в комнату, стали показывать товар. А я как раз в это время вазы плел. Одна уже готова была, а над второй только еще работал. Женщины их увидели и говорят. "А вы сможете нам сплести?" – "Смогу. Забирайте, готовая". Одна женщина забрала, а вторая мне заказ сделала. И в следующий выходной опять к нам приехали.

Виды плетения
По словам Василия Дмитриевича, есть два вида плетения. Первый – с ободка. Плести корзину начинают с разметки обруча, чтобы на равных расстояниях друг от друга по его периметру установилось тридцать пять стояков.
Второй вид плетения – плетение с донышка. Мастер делает его заранее. А затем начинает аккуратно вставлять в него ивовые прутья.
– Я кончик на острие затачиваю, срезаю и вставляю с краю. У меня есть еще шильце, которым я себе помогаю: сначала его вставляю в донышко, чтобы "гнездышки" расширились, а потом только – прутья. Затем прутья немножко сминаю, собираю их в один пучок и связываю шнуром-веревочкой. А потом начинаю заплетать. Первые два виточка делаю через два прутика – под третий. И опять плету "змейкой". И так потихоньку наращиваю "стенку" корзинки или вазы.
Для того, чтобы изделию легче было придавать нужную форму, Василий Дмитриевич сделал специальный "шаблон".
– С ним очень удобно, – делится впечатлениями мастер. – Я плету донышко, вставляю в него стоички и затем все это помещаю в "шаблон". Вверху кончики связываю и прямо по "шаблону" плету. Он не дает корзине перекашиваться ни в какую сторону.

Текст и фото: Анастасия ВРАНЦЕВА.
г. Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике