Родина, мать твою-2

Не так давно была принята программа привлечения мигрантов из ближнего зарубежья для улучшения демографической и экономической проблем России. Но этнические русские в Россию пока не повалили. И не...

Не так давно была принята программа привлечения мигрантов из ближнего зарубежья для улучшения демографической и экономической проблем России.
Но этнические русские в Россию пока не повалили. И не мудрено. 2 года назад в "Призыве" (30 сентября-1 октября 2005 года) был опубликован мой материал "Родина, мать твою", поведавший трагическую историю семьи вынужденных переселенцев из Таджикистана. Проживают эти люди в Камешкове.
Наши героини – Ольга Александровна Ибрагимова, ее дочь Елена и внучка Татьяна. Ольга Александровна родилась в Туркмении. Потом семью перевели вТаджикистан, где родители Ольги прожили до конца дней. А Ольге пришлось в 1992 году покинуть Таджикистан и уехать в Белоруссию к подруге. Она уже была вдова. Дочь Елена училась в Москве.
Вскоре дочь объявила о своем замужестве и переезде в Россию. Ольга Александровна уехала к дочери. Прописывалась, устроилась проводницей на железную дорогу. Кстати, ко времени отъезда из Душанбе она была начальником отдела снабжения Минстроя республики. Но выбирать не приходилось. Доработала до пенсии, получила пенсионное удостоверение.
Но молодой семье хотелось иметь свое жилье. Мужа Елены пригласили в Шатуру, пообещав жилье. Переехали втроем, с Ольгой Александровной. С жильем обманули. Начались мытарства. Из Ставрова Владимирской области приглашали беженцев на работу в селе с предоставлением жилья. Приехали. Елена – телятница, муж – тракторист (но сначала надо сделать трактор), Ольга Александровна – в будущем комендант несуществующего общежития. Жилье – комната в этом самом неотапливаемом общежитии. Грошовый расчет. Фермер не расстраивался – приедут другие. Обмануть, унизить человека – в России легче легкого.
Затем был Таганрог. Семья прописалась и стала жить у пожилой женщины по договору опекунства. Они ей полный пансион, ремонт и т.д. – она им в наследство свой домишко.
В Таганроге Елена родила дочь и получила гражданство РФ. Ольге Александровне, тоже подавшей документы на гражданство, предстояло ждать еще 2 года. Но у хозяйки оказался сын в Питере, наследник.
Остались знакомые во Владимире, посоветовали ехать в Камешково – там жилье снять дешевле. Так и сделали. Елена устроилась менеджером на хлебокомбинат, но с пропиской не получилось – только временная на 3 месяца. Документы у Ольги Александровны в ОВИРе не принимали – нет постоянной прописки, значит, нет и тебя. Через 3 года пришлось ей доказывать свое существование в Камешковском суде. И начались заморочки для всей семьи. Внучку Таню не приняли в детский сад – нет гражданства. А когда Елена обратилась за помощью в отдел образования и семьи Камешковской райадминистрации, ей пригрозили забрать ребенка в детдом. К тому времени исчез муж Елены, уставший от беженских проблем семьи.
Мы вернулись в Камешково, в семью Ольги Александровны, через 2 года. Изменилось ли что? Немало. Дочь встретила доброго, хорошего человека, он прописал и Елену, и Татьяну, которой теперь дали гражданство. В детдом девочку, слава Богу, не забрали – да и кто бы отдал? И как могли люди из отдела образования и семьи, призванные стоять на страже интересов матери, ребенка и государства, ратующего за демографический всплеск, такое предложить матери, абсолютно не пьющей и постоянно работающей? В стране, конечно, мало сирот, детей из неблагополучных семей, чтобы забирать у гражданки РФ ребенка – негражданина. Одетого, обутого, развитого, воспитанного. И не государством, а мамой и бабушкой…
Пока страна "стимулирует" рождаемость, сколько живет в России вот таких девочек, уже "готовеньких" – будущих матерей, и мальчиков – будущих отцов и защитников Отечества? Не пойму – президент и правительство говорят одно, а на местах чиновники творят другое. Может, враги окопались в провинции? Да нет. Конечно, претензий к законодательству по гражданству немало, но в нашем случае всему виной лишь равнодушие, лень и безграмотность работников миграционных служб и ОВИРов.

У Ольги Александровны же дела хуже некуда. О гражданстве РФ и речи нет. Сначала надо собрать документы на прописку, и только через год ей должны оформить вид на жительство. Можно и с "видом" прожить, но вот собрать документы непросто – ноги болят, дело к 70-ти годам. Проходить медкомиссию пришлось в Коврове и во Владимире – анализы на СПИД, вензаболевания и пр. в Камешкове не делают. Да и стоит это немалых денег. А тут еще действие решения суда, подтверждающего, что сроки проживания Ибрагимовой в Камешкове почему-то закончились. Подала она еще раз в суд. Получила еще одно подтверждение – опять плати.
Повезла Ольга Александровна документы в Ковровский ОВИР. Чиновник внимательно их посмотрел и промолвил:
– Мы из Туркмении беженцев не принимаем. У нас с ними договоренности нет.
Грамотный попался. Действительно, по программе переселения в Россию соотечественников из бывших союзных республик договоренностей с Грузией и Туркменистаном нет. Это – по программе. Но в 1992 году люди просто бежали от войны. И при чем здесь Туркмения? У Ольги Александровны ноги подкосились. А когда услышала, что ей надо ехать в туркменское посольство за справкой, что у нее нет гражданства той страны, чуть рассудок не помутился.

Все просто: прочел чиновник, что родилась женщина в Туркмении, а что с одного года отроду и всю жизнь прожила в Таджикистане, для него уже значения не имело: какая разница? А разница есть: из Таджикистана такая справка не требуется, с этой страной есть договоренность о двойном гражданстве.
Но пока суд да дело, медсправки устарели. Снова поездки, деньги. И все это – только чтобы принять документы на гражданство. А как же статья Закона о воссоединении семей, если родитель нетрудоспособен? Тут, конечно, не воссоединение – они все 15 лет жизни в России с дочерью не расставались. А как еще одна статья, в которой переселенцы, зарегистрированные в России на 1.07. 2002, получают гражданство в упрощенном порядке? Ольга Александровна на эту дату была прописана в Таганроге! Наконец, еще в 1994 году она в Сальске, работая на железной дороге, оформила пенсию по старости и тоже была прописана.

Решила Ольга Александровна написать письмо Президенту. Как положено, получила ответ. И, как в добрые советские времена, Управление Президента РФ по работе с обращениями граждан ответило так: "Ваше обращение направлено на рассмотрение в Управление Федеральной миграции Владимирской области. 1 августа 2007 года".
Вскоре письмо пришло и из Владимира: явиться в кабинет к некоей М.А.Хариной. Поехала дочь Елена, предварительно позвонив и испросив разрешения приехать вместо матери.
И слава Богу, что поехала она, а не мать. От сюрприза, подкинутого миграционной службой, Ольгу Александровну хватил бы инсульт. Вдруг оказалось, что наша героиня 3 месяца жила в Белоруссии. Она этого и не скрывала – у нее до сих пор советский молоткастый и серпастый, где все отмечено.
– Так вот, – сказала инспектор, – пусть мама привезет справку из Белоруссии, что там она не принимала гражданства.
Невдомек работнику миграционной службы, что на 3 месяца была у Ольги Александровны временная регистрация, как у всех приезжающих, например, в гости или на каникулы. И запамятовала, наверное, Марина Харина, что с временной регистрацией гражданство не дают. Неужто белорусы работают оперативнее россиян? Мы за 15 лет не смогли дать женщине гражданство, а они успели бы дать за 3 месяца? И был это 1992 год, когда с гражданством новоиспеченные государства толком не определились,. Россия не была исключением. О чем Вы, Марина Александровна? После Белоруссии Ольга Александровна и дочь в России замуж выдала, и пенсию получила, и внучку в школу проводила.
На прощание Харина сказала Елене на всякий случай:
– Вы можете написать еще куда-нибудь, все равно вернется к нам.
Писем приходит президенту немерено, и все их ему не прочесть. Но практика пересылок писем, написанных лично Президенту, порочна и ведет к безответственности и вседозволенности.
Однажды, в один из визитов Ольги Александровны в миграционную службу ее спросили:
– А почему Вы приехали к нам, во Владимир, а не в Париж, например?
Ольга Александровна, Травина по рождению, русская в десятом колене – куда ж ей было ехать? Россия ее родина. Но так ли это? В Париже, может, было бы проще…

На этом я поставила было точку. Но новые обстоятельства подсказали – точку ставить рано. Муж Елены, кроме нее и Тани, прописал бы и Ольгу Александровну. Но в паспортном столе получил отказ: нужно решение суда, подтверждающее ее проживание в Камешкове. Свежее. Какие анализы при таком раскладе не устареют? Наша песня хороша, начинай сначала…
Беда одна не приходит. Пенсию Ольге Александровне перестали выдавать по советскому паспорту. А пенсию ей переводили на сберкнижку из Таганрога. Проводила Елена мать, посадила на поезд до Ростова. Как она, с больными ногами, поедет в Таганрог? Известие из Таганрога повергло Елену в шок такой, что она смогла сказать ей только: "Езжай домой, как-нибудь проживем". Оказалось, что сберкнижка у Ольги Александровны – старого образца, а новую они выписать не могут по старому паспорту, который уже недействителен…

Вот и все. Русская. Образованная. 15 лет в России. Дважды по нескольку лет прописанная, получившая пенсию в России, она осталась без пенсии и без гражданства, оказалась России не нужна. Хотя, по принятым в октябре 2003 года дополнениям к "Закону о гражданстве РФ", "лица, зарегистрированные по месту жительства в РФ на 1 июля 2002 года, вправе обратиться с заявлением о приеме в гражданство РФ в упрощенном порядке, без соблюдения условия о сроке проживания на территории РФ и без предоставления вида на жительство".
Не говоря уже о прописке в Сальске до 1996 года, Ольга Александровна была прописана с 2001 по 2003 год в Таганроге – не в бровь, а в глаз по букве закона. Ничем, кроме как безграмотностью таганрогских ОВИРовцев, это не назовешь. Ну, а владимирцы после нескольких судов по подтверждению проживания Ибрагимовой в Камешкове требуют третьего. Ведь загонят в гроб, не приведи, Господь! Да простит меня Ольга Александровна – и ведь и не похоронят, случись что – негражданка. Разве что – за большие деньги. Если еще в Белоруссию или Туркмению не пошлют гроб с телом.
А теперь расскажите мне что-нибудь о том, как России нужны соотечественники, и о том, как тяжко живется негражданам в бывших республиках Союза.
У нас-то рай…

Текст и фото: Надежда ЛИПАНС.
г.Камешково.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике