Продолжаем рассказ о славной фамилии владимирцев Столетовых.

Начало – в еженедельниках от 20 апреля и 17 мая

Для владимирцев большой интерес представляет история той ветви столетовского древа, которая подарила Отечеству известных деятелей второй половины XIX века – генералов Н.Г. и Д.Г. Столетовых и ученого-физика, профессора Московского университета А.Г.Столетова.

Родоначальником ветви был Дмитрий Якимович Столетов. Родившийся в 1734 году, Дмитрий был женат на мещанке Прасковье Григорьевне.

В 1794 году, когда Дмитрию Якимовичу было 60 лет, у него были сыновья Иван 22-х лет и Петр 5-ти лет, дочери Авдотья – 16-ти лет и Пелагея – 7 лет. Вместе с ними жили старший сын Михаил 24-х лет с женой Матреной Васильевной и детьми Василием, Иваном и Григорием, а также 26-летний приемный сын Дмитрия Якимовича, тоже Дмитрий, с женой Афимьей Ивановной.

Большое семейство Столетовых жило в каменном доме, который был построен Дмитрием Якимовичем во 2-й части города в 1-м квартале, на отведенной архитектором казенной земле, напротив Рождественского монастыря. Этот наугольный двухэтажный дом на центральной улице города появился в соответствии с генеральным планом застройки 1781 года, стоил недешево и был по карману только состоятельному человеку. Здание отличается простотой и лаконичностью, выполнено в формах позднего классицизма конца XVIII века. На нижнем этаже находилась лавка и складские помещения, а на втором этаже анфиладой располагались жилые комнаты.

Д.Я. Столетов занимался выделкой кож и их продажей. Его “деревянный кожевенный завод, построенный на городской земле со всяким строением и имеющимися в нем принадлежащими инструментами, находился на берегу Лыбеди, “переходя через оную с дороги, лежащей от Воскресенской церкви и простирающейся между городовых земляных валов к Ивановскому мосту на левой стороне”. Это было небольшое предприятие мануфактурного типа. Во Владимире 80-90-х гг. XVIII в. работало 4 кожевенных завода, изделия которых вывозились к Петербургскому торговому порту.

Как и большинство владимирских обывателей, Столетовы занимались овощеводством и садоводством. За Лыбедью у Столетовых был деревянный дом с вишневым садом и 3 огорода, из которых два близ Воскресенской церкви, а третий на Варваринской улице. Они имели 4 пожни на обоих берегах Клязьмы в заливных, пойменных травяных местностях.

Дмитрия Якимовича можно считать основателем купеческой династии, которая насчитывала 4 поколения, хотя принадлежность к купеческому сословию была не только не наследственной, но даже и не пожизненной. На формирование купечества, как сословия, большое влияние оказал манифест 1775 г., который гласил: “всем тем мещанам, кои не имеют капитала свыше 500 рублей, впредь не называться купцами, но переименовать их мещанами; купцов же, имевших капиталы свыше 500 рублей и сделавшихся банкротами, также вписывать в мещане; кои же из мещан мелким торгом расторгуются и капитал свой умножат свыше 500 рублей, тех вписывать в купечество”.

Среди городского обществавыделялась богатая верхушка – гильдейское купечество. Она оформлялась ежегодно путем уплаты гильдейского сбора, составлявшего около 1% от объявленного капитала. Ухудшение материального положения и невозможность выплаты сбора вынуждала предпринимателей покидать купеческое сословие и приписываться к мещанству.

Примером подобных изменений стали события в жизни Д.Я. Столетова. В 70-е гг. XVIII в. Дмитрий Якимович, видимо, состоял в купечестве. Об этом свидетельствуют данные Обывательской книги Владимира, в которой зафиксированы выборные должности, занимаемые им в органах городского самоуправления от купеческого общества. Так, в 1775 году его избирают выборным по приему вина. В 1779-м Дмитрий Якимович – купеческий староста, в обязанности которого входили некоторые полицейские функции и взимание сборов с купцов.

В 1785 году городское общество избрало его словесным судьей. “Торговый словесный суд”, состоявший из 2 судей, был учрежден при магистрате для разбора и решения споров и исков по торговым обязательствам и договорам. Об авторитете, которым пользовался Д.Я. Столетов в купеческой среде, свидетельствует и то, что в 1788 году его избрали бургомистром в городской магистрат. Магистраты, важные органы городского самоуправления, представляли собой преимущественно судебные органы, рассматривавшие различные внутригородские вопросы. Двух бургомистров избирали на 3 года, они получали жалованье из городских доходов, а их дома освобождались от воинского постоя.

Однако торговые дела Дмитрия Якимовича складывались не всегда успешно. В 1794 г. Д.Я.Столетов и его семья записаны в 1-й части Обывательской книги, в которую были внесены владимирские мещане. Кроме того, резолюция городского магистрата 1796 г. требовала срочной оплаты по векселю, “не отлагая до описи его имения”. В 1799 г. Д.Я. Столетов взял взаймы 1000 рублей у купца Василия Воронова, заложив свой кожевенный завод. Неизвестно, чем закончилась эта история, однако в 1803 году Дмитрий Якимович хотя и значится во 2-й части Обывательской книги среди гильдейского купечества, но в перечне его имущества отсутствуют кожевенный завод, деревянный дом с садом за Лыбедью и огород у Воскресенской церкви. Видимо, Столетов после 1803 года вынужден был выйти из купечества, т.к. не обладал необходимым для гильдейского купца капиталом и не сумел заплатить причитающийся с него налог.

Поэтому старший сын Дмитрия Якимовича, Михаил, в марте 1807 г., стремясь вернуть утраченное положение, подал прошение о вступлении в купечество с 4-мя душами.

После этого развернулась почти детективная история “о мертвых душах”. По ревизии 1795 г. семейство Михаила Дмитриевича должно было состоять из 7 душ. Но после 1795 г. трое родственников умерло. Так он оставил “в мещанах умершие три души – отца Дмитрия, брата Ивана и сына Ивана, следовательно, сия утайка им Михаилом Столетовым учинена с намерением, чтоб за трех душ мещанское общество обременено было платою подушных денег, а особенно поставкою рекрут”.

Градской голова Лазарев от имени Думы внушал Михаилу Столетову, что если тот хочет принадлежать купеческому званию, то должен ему соответствовать. Он припомнил, что Михаил Столетов был судим городовым магистратом за то, что вырывал палую скотину и снимал с нее кожи. Поэтому, чтобы избежать нового неблаговидного поступка, Михаил Дмитриевич должен был три умершие души причислить с собой в купечество. Видимо, это требование было выполнено, т.к. “по долгу совести и присяги” в ноябре 1807 г., а также в 1810 г., 1812 г. и 1816 г. Михаил Столетов как купец объявлял о своем капитале в 8000 рублей и об оплате налога в казну.

Михаил Дмитриевич был волевым, настойчивым в достижении целей человеком, разбирался в юридических нормах и положениях. Доказывая противоправность постройки сарая соседом купцом Зубковым вблизи своего двора, Столетов обратился лично к императору Александру I и добился признания стройки противозаконной, а действия полиции неправильными, за что ей был объявлен выговор. В 1822 г. Столетов стал хозяином кожевенного завода, купив его за 2500 руб. у мещанина Николая Алексеева Денисова со всею принадлежностию.

Михаил Дмитриевич и его жена Матрена Васильевна воспитали пятерых детей: Василия, Григория, Федора, Наталью и Прасковью.

После смерти главы семьи в 1836 году между его наследниками вспыхнул спор о разделе имущества, переросший в многолетнюю тяжбу, в результате которой все движимое и недвижимое имущество отца перешло его сыну Григорию и его жене Александре. Григорий Михайлович и Александра Васильевна Столетовы – родители наши знатных земляков Н.Г. и А.Г.Столетовых. О них наш следующий рассказ.

Ольга СУСЛИНА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике