Россия стала как Руанда

ПРОЧИТАНО В... "Handelsblatt", Германия, 4 апреля. Интервью с бывшим советником Владимира Путина по экономике Андреем Илларионовым

– C апреля 2000 года по декабрь 2005 вы занимали пост экономического советника президента России. Почему вы неожиданно подали в отставку?
– Потому что сегодняшняя Россия перестала быть свободным государством. Упадок политических и гражданских свобод, их ликвидация российскими властями привели к тому, что Россия в 2005 году встала в один ряд с такими государствами, как Руанда или Афганистан, где политические и экономические свободы отсутствуют.

– Насколько изменилась Россия? Исчезли ли олигархи, враги Путина? Пришло ли на смену новое общество?
– Одни противники власти в тюрьме, другие уехали за границу. Сегодня принято называть любого бизнесмена олигархом, и это – оправдание тому, что власть может неограниченно применять к нему насилие. В России многие люди, связанные с административной и политической сферами, являются весьма богатыми людьми. Не потому, что успешны в бизнесе, а потому, что используют должность для личного обогащения.

– А как изменилась российская экономика? Наблюдается ли возврат к коммунистической, централизованной системе?
– В новой российской модели большая часть активов и национального богатства – является ли она государственной или частной – находится, как бы случайно, под контролем государственных компаний. Но эти предприятия используют национальные ресурсы не в интересах страны, а в личных и групповых целях. Власти преследуют свои собственные интересы. При такой модели государство служит лишь тому, чтобы обогатить отдельную группу людей. Остальное общество остается не у дел.

– Кто относится к новой русской элите?
– Самым удивительным является то, что группа людей, знающих друг друга лично на протяжении многих лет, стала собственником государства. И как собственники государства, эти люди выстраивают систему контроля над всеми областями жизни общества и гражданскими институтами.
Сегодня им подконтрольна не только исполнительная власть, но и законодательная, и судебная; в их руках управление регионами, службами безопасности, военными. Они контролируют экономику и СМИ. Сейчас они пытаются взять под государственный контроль религиозное сообщество и подумывают о контроле за интернетом.

– Это новая диктатура?
– Мне как экономисту ясно: наша страна перестала быть экономически и политически свободной, а гражданские свободы в последние годы существенно сузились. Я пытаюсь обратить внимание общественности внутри России и за ее пределами на то, что мы теперь имеем дело с другим государством, с государством, которого еще 6 лет назад не существовало.
Многие предприниматели постоянно спрашивают, когда настанет момент покинуть Россию. Если они собираются ждать, когда придет власть, чтобы отнять их дело, арестовать людей, конфисковать товар – тогда пусть бросают все, оставляют бизнес и страну.
Многие, однако, видят все несколько иначе. Из-за скачка цен на нефть жизненный уровень россиян заметно поднялся – более значительно, чем когда-либо в истории России. Эти успехи принято приписывать властям, не задумываясь об истинных причинах богатства.

– Насколько устойчива и здорова российская экономика?
– На макроуровне все выглядит неплохо. Фискальная политика более или менее в порядке, уровень инфляции высокий, но стабильный, задолженность по внешнему долгу погашается.
На уровне предприятий все иначе: участие государства в экономике и та часть экономики, которая контролируется полугосударственными корпорациями, буйно разрастается. Это огосударствление нашего частного капитала руками немногих – будь то в нефтяной или газовой сфере, в строительстве, в авиастроении, в автомобильной промышленности – распространяется почти на все сектора.

– Россия использует свою экономическую власть также в политических целях, как было, например, во время газового спора с Украиной. Насколько опасны такие тенденции для соседей?
– При всех своих недостатках Украина сегодня – более свободная страна, чем Россия. Российские власти не приемлют демократический ее выбор. Украинская демократия и свобода представляют собой большую опасность для сегодняшних российских властей.

– Что стоит за строительством российско-германского газопровода?
– Экономическое значение газопровода до сих пор не совсем понятно. Ни цены, ни объемы поставок, ни долгосрочные договоры пока не обнародованы. В принципиальном плане нет возражений против газопровода из России. Но должен ли он быть собственностью правительства? Почему невозможно строительство газопровода независимыми частными компаниями? В России и Германии должны больше знать об этом проекте.

Изабель Мюнцфель.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике