Есть ли свет в конце реформы?

“Призыв” не раз рассказывал своим читателям о реформировании энергетики. Но тема по-прежнему актуальна. Абсолютно правильные и логичные действия руководства РАО ЕЭС России кажутся абсолютно правильными и логичными многим...

Как Буянову
понять Чубайса?
В ноябре прошлого года наш читатель из Владимира Станислав Буянов получил от председателя правления РАО ЕЭС России Анатолия Чубайса письмо. Наверное, такие же письма получили сотни, если не тысячи жителей Владимирской области.
Анатолий Борисович пытался в своем письме разъяснить Станиславу Степановичу суть реформы электроэнергетики. Тезисы Чубайса таковы:
1. По инициативе РАО Правительство РФ приняло программу сдерживания тарифов на электричество на 2004-06 годы. Суть плана – эти тарифы растут медленнее, чем все другие цены и тарифы. Этот рост даже ниже, чем официально объявленный уровень инфляции в стране. Впрочем, Чубайс подчеркнул – мы не обещаем остановки роста тарифов раз и навсегда – ведь все дорожает, включая топливо для электростанций РАО.
2. Чтобы выполнить это, РАО проводит масштабное сокращение собственных издержек (экономия 14 миллиардов рублей по итогам 2002 года). Часть сэкономленных денег направляется на программу по сдерживанию роста тарифов. Есть 5 регионов, в которых произошло даже 20-процентное снижение тарифов: Питер, Ленинградская, Нижегородская, Свердловская и Пермская области.
Станислав Степанович Буянов, ветеран Вооруженных Сил, отвечает Анатолию Борисовичу Чубайсу с военной прямотой. Тоже письмом:
– Уважаемый Анатолий Борисович! Получил Ваше письмо, из которого понял, что РАО ЕЭС России проводит реформу энергетики. Вы пишете, что с 1 ноября 2005 года в 5 регионах России энергокомпании поставляют потребителям электроэнергию на 20% дешевле. Мне думается, это стало возможно за счет увеличения тарифа по Владимирской области. Сравните тарифы 1 кВт/ч:
на 1 февраля 2003 – 0,98 руб.,
на 1 января 2004 – 1,08 руб.,
на 1 января 2005 – 1,2 руб.,
на 1 января 2006 – 1,44 руб.
Но это тариф при потреблении до 100 кВт/час на человека, т.н. “социальный”. Если я потребляю больше, то должен платить по более высокому тарифу. В своем письме Вы пишете, что Вам нужна моя поддержка. Вы считаете меня идиотом?
Подобная реакция не нова для председателя РАО ЕЭС. Еще в декабре прошлого года он признал, что не только большинство населения, но даже некоторые члены правительства не в состоянии понять всей глубины кризиса, в котором скоро может оказаться энергосистема страны, если не принимать срочных мер по ее реформированию.
Но в споре Станислава Степановича и Анатолия Борисовича правы оба – и у каждого из них своя правда. Первого “напрягает” рост цен, второй уверен, что если не увеличивать тарифы сегодня, завтра в стране не будет электроэнергии вообще. И уж тогда граждане сэкономят много денег. Зато будут жить при лучине.

Ликвидировать
“перекрестку”
Впрочем, если бы все наши читатели получали достойную зарплату, рост энерготарифа с 1,2 до 1,44 рубля за год (а именно раз в год Региональная энергетическая комиссия Владимирской области обновляет тарифы, не чаще) они бы и не заметили. Ну да, свет подорожал на 20%. Зато зарплата моя выросла на треть! Не платить надо меньше, а получать больше!
Но как? Почему наши работодатели платят мало своим работникам? Одна из причин – слишком высока себестоимость производимой продукции. А одна из причин высокой себестоимости – т.н. “перекрестное субсидирование”. То есть, за один и тот же товар (в данном случае, электроэнергию) бытовой потребитель и промышленное предприятие платят по-разному! Наша промышленность, по сути, оплачивает электроэнергию по ценам, которые выше экономически обоснованного уровня с тем, чтобы малоимущий бытовой потребитель мог платить за свет по “социальным” тарифам.
Это правильно? Наверное, с точки зрения “социального государства” – да. Но с точки зрения экономического развития страны – нет!
Кстати, во времена СССР это понимали. В то время тарифы на электричество для населения были почти вдвое выше, чем для промышленности – ведь “довести” электроэнергию по сетям низкого напряжения до каждого дома стоит значительно дороже, чем до крупного промышленного объекта.
Нынешняя ситуация сложилась в конце 90-х годов. Переложив на промышленные предприятия главную тяжесть, власти пытались снять социальную напряженность.
Ну и что? Ничего хорошего. Промышленники закладывают стоимость потребленной электроэнергии в конечную цену своего товара. Население платит дважды – сначала за свет по “социальному тарифу”, затем – за энергию, потребленную производителями машин, йогуртов или колбасы.
Объем перекрестного субсидирования – 60 миллиардов рублей в год. Где взять такие деньги? У населения? Вряд ли – оно и так возмущено ростом цен на услуги ЖКХ. Скорее всего, нагрузка по финансированию “перекрестки” будет возложена на государственный бюджет. Во всяком случае, эту идею поддержал президент России Владимир Путин на недавнем совещании по вопросам электроэнергетики. Предполагается, что такое решение проблемы защитит население от роста тарифов и даст промышленности стимул для роста, освободив ее от вериг “перекрестки”.

Электричество
как товар
Чубайс и его команда добились того, чтобы к электроэнергии потребители стали относиться как к товару, за пользование которым надо платить. В противном случае – жесткие, но справедливые санкции в рамках закона: ограничение подаваемой мощности, а то и полное прекращение поставок энергии.
Энергетиков понять можно – для платежей поставщикам электроэнергии им, в случае неплатежей, не хватает оборотных средств. Приходится брать кредиты, платить проценты, наращивать свои расходы.
Возьмем хотя бы февраль. Реальная оплата потребленной электроэнергии, по данным “Владимирской энергосбытовой компании”, составила всего 70 процентов. Каковы действия ВЭК? Руководство ОАО принимает решение сократить объемы закупок электроэнергии с оптового рынка. В первую очередь, пострадают сами же неплательщики, около 200 предприятий, накопивших более 200 миллионов рублей долгов.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике