1 января западных руководителей ждал холодный душ, когда они узнали, что президент Путин поставил под угрозу снабжение Европы газом, перекрыв кран Украине.

Владимир Путин решился поставить под удар энергетическую репутацию своей страны. Почему? Хотел ли он кого-то запугать? Напомнить миру о том, что Россия остается единственной доминирующей державой на территории бывшей империи, несмотря на череду демократических "цветных революций"? Или испытать Запад на прочность?

Больше всего в этом марш-броске Путина поражает стремление раздавить противника. Это больше, чем веяние посткоммунистического режима. Открыто демонстрируя желание вернуть себе лидирующую роль на территории бывшей империи, путинская Россия рассчитывает на силовые отношения в экономической сфере, чтобы добиться политического влияния.

Путина совершенно не волнуют "общие ценности", ориентир на которые предполагает, к примеру, сотрудничество с Евросоюзом. Россия не согласна на статус младшего брата США и ассоциированного партнера ЕС. У нее только два союзника – ее нефть и ее газ.

Нефтедоллары, рекой текущие в Стабфонд, вскружили Кремлю голову. Он в состоянии теперь вновь вести мировую игру на самом высоком уровне в одиночку. И он не стесняется бряцать газовым оружием.

Именно это чувство безнаказанности подпитывает Россию. Ни внутри страны, ни за границей, что еще более странно, никто не спешит выразить свой протест против подобных действий Москвы.

И Кремль продолжает гнуть свою линию. В продолжение этой темы один из европейских дипломатов, работающих в Москве, признал:
– Западу не хотелось бы наказывать Россию, учитывая ее ключевую роль в таких сложных вопросах, как иранские ядерные разработки, особые отношения с Хамас и углеводородные поставки в Европу.

Лор Мандевиль.

По материалам сайтов www.inopressa.ru и www.inosmi.ru подготовил Виктор Алехин.
Фото из архива редакции.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике