На прошлой неделе центром интереса мировых СМИ стала Франция. То, что там сегодня происходит, никак не вписывается ни в образ "Прекрасной Франции", ни в идиллическую картинку "интеграции" европейской и иммигрантской культур.

Когда французы заводят разговор об иммиграции, то говорят они не о переселенцах, а о себе – о своем языке, о 1789 годе, о правах граждан, о цивилизации. Интеграция, таково их кредо, возможна только в том случае, если иммигранты ассимилируют идеалы и традиции Франции.

За это их часто хвалят в Европе. Считается, что общую идентичность должна гарантировать всем республиканская модель Франции: когда все владеют ее языком, имеют ее гражданство, уважают религиозный нейтралитет, соблюдают законы и цивилизованно себя ведут.
Однако такая модель функционирует еще хуже, чем модели у других европейцев.
Больше, чем масштабы нынешней волны насилия, пугает цель этого насилия. Это именно те государственные институты, которые считались чудо-оружием интеграции: школы и детсады, инфраструктура, в том числе пожарная служба или федеральная почта и припаркованные на улицах автомашины, безопасность которых является предпосылкой существования гражданского общества.
В то время как в остальной Европе иммигранты, оказавшиеся на дне, проявляют свое насилие "только" в рамках специфического параллельного общества, во Франции атака ведется на государство и его учреждения.
На ситуацию можно посмотреть и с такой стороны: социальная модель и система образования Франции неэффективны и несправедливы настолько, что государство обречено на то, чтобы стать объектом ненависти.
Но тот, кто наделяет разбой каким-то смыслом, не видит, насколько глупы и преступны действующие лица, совершающие его. Их действия не имеют ничего общего с забрасыванием камнями и захватом домов.
Речь идет о вооруженной уличной войне банд, члены которых, имеющие судимость и прогуливающие для разнообразия школу, занимаются не торговлей наркотиками или избиением владельцев ресторанов, а носятся на мотоциклах по крытым стоянкам и поджигают их.
Тут не помогут молодежные центры или социальные служащие. Из бунта невозможно вычленить справедливые задачи, трансформировав их в проекты доброй воли. Среди бунтовщиков нет тех, с кем можно говорить, нет у них и какой-либо теории, кроме той, что целью атаки является государство.
Во Франции мы являемся свидетелями краха модели интеграции, базирующейся на государстве и едином языке. Европа должна готовиться к чрезвычайному положению, с которым США столкнулись в 60-е годы во время расовых волнений.

Матиас Каман.

По материалам inoressa.ru подготовил Виктор Алехин. Фото из архива редакции. г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике