Что было и что стало?

"Призыв" рассказывал подробно о событиях, происходивших на Владимирском заводе железобетонных изделий (ВЗЖБИ), 27 июля в материале Владимира СОПУНОВА "Большевики" в бегах". Недавно в некоторых СМИ появилась противоречивая информация на эту же тему. Информация публикуется под псевдонимами, носит явно заказной характер и не соответствует действительности. Автору первой публикации пришлось вновь взяться за изучение новых документов, появившихся в деле.

Напомним подоплеку дела. Главные фигуранты событий: Владимир Кузнецов, бывший заместитель генерального директора завода по внешним связям (при жизни известного предпринимателя Сергея Сергеева), Валентин Каданцев, Алексей Далидов, Надежда Алексеева путем подделки документов (акта купли-продажи акций завода и передаточного распоряжения) пытались завладеть изначально 49% акций, позже остальными – 51%. Кузнецов и его сподвижники назвали себя "большевиками" по наличию у них большинства акций, а скорее – поддельных документов.
После первой криминалистической экспертизы, проведенной экспертами в Тамбове, "большевики" ударились в бега. Позже, осмелев, обвинили следователя в личной заинтересованности (почему экспертиза проводилась не в Москве?), заверили противную сторону, что не позднее октября все встанет на свои места и они выкинут с завода его законных владельцев, а именно наследницу – Алефтину Сергееву.

Экспертиза установила
Напомним, за месяц до убийства Сергея Сергеева Кузнецов якобы выкупил у него 49% акций, что скрывал еще месяц после убийства. Возникал вопрос: за какие деньги состоялась сделка (4 млн. 600 тыс. руб.), Сергеев не собирался ни с кем делиться акциями, состояние дел не вынуждало его к этому. Тамбовcкая экспертиза акта купли-продажи акций разъяснила: "Подпись от имени Сергеева С.А. в передаточном распоряжении на акции ОАО "Владимирский завод железобетонных изделий" была выполнена ранее (август 2003 года) подписи от имени Кузнецова В.А., Каданцева В.В. (июль 2004 года)".
Кузнецов и сотоварищи захотели получить объективную, по их мнению, московскую экспертизу и получили ее. По делу назначена повторная экспертиза, после которой "большевики", возможно, вновь ударились в бега. В акте московской экспертизы (его мы получили в Ленинском суде при ознакомлении с актом Алефтины Сергеевой с гражданским делом по иску о признании договора купли-продажи недействительным), проведенной в экспертно-криминалистическом центре ГУВД г. Москвы от 15 сентября 2005 года, есть категорический вывод – на договоре купли-продажи акций первой была выполнена подпись от имени Каданцева В.В., а затем поверх нее распечатан текст документа.
В передаточном распоряжении первой была выполнена подпись от имени Сергеева, а затем поверх нее был распечатан текст документа, подпись от имени Кузнецова В.А. выполнена поверх печатных реквизитов. В акте от 29 сентября есть вывод: исследуемая подпись от имени Сергеева С.А., расположенная в нижней части документа, исполненная пастой черной шариковой ручки, – не соответствует дате, указанной в документе, "21.06.2004 г." и была выполнена в августе-сентябре 2003 года. Кроме того, Кузнецов хотел, чтобы дальнейшее расследование проводилось в Москве. Дело было направлено в Москву, но выводы остались прежними.

Так кто же такой Кузнецов?
При жизни Сергея Сергеева он занимал на заводе должность заместителя генерального директора по внешним связям. Но как рассказывали в администрации завода, пользуясь доверием Сергеева, Кузнецов больше занимался не внешними связями, а "внутренними". По его повелению люди администрации увольнялись и назначались. В числе назначенных была и регистратор Надежда Алексеева. Без нее трудно было бы оформить поддельные документы на владение заводом.
Работавшая ранее с Кузнецовым адвокат Ирина Семенова охарактеризовала его более полно: "Своим обликом Кузнецов просто маскировался под осторожного и нерешительного человека. Может быть, поэтому он и не был тем, кому мог доверить или продать акции Сергеев."
В суде Кузнецов неоднократно менял показания – изначально утверждал, что он, Каданцев, Сергеев и Далидов внесли в кассу ЖБИ равные доли по акциям – 1 миллион 100 тысяч рублей, но документов, подтверждающих равную сделку, суду не предоставлено. Позже он меняет показания и утверждает, что Сергеев, желая расплатиться с "акционерами", продал их Кузнецову. Хотя в фиктивном договоре было написано, что расчет должен произойти в течение трех дней, он не произведен и по сей день.
На одном из заседаний суда на вопрос, для чего вы переписали акции на Каданцева, Далидова, Швечкова и своего сына, он опять покривил душой – боялся, наверно, что Алефтина Викторовна после смерти мужа убьет его! Теперь, видимо, узнав о результатах московской экспертизы, Кузнецов, его адвокат и все сподвижники на последнее заседание суда, которое должно было состояться 14 октября, просто не явились.
Обвинив в коррупции МВД, прокуратуру и суд, непонятно, на что рассчитывает Кузнецов, обращаясь за "правдой" в СМИ? Цепь событий – темная купля-продажа акций и умалчивание о сделке, убийство Сергеева, заявление о владении 49% акций, исчезновение после установления экспертизой подделки и смена показаний в суде наводят на определенные размышления.
Кстати, по факту недавнего убийства в Гусь-Хрустальном владельца пивоваренной компании "Мальцов" Андрея Рыбкина задержан по подозрению в организации убийства его бывший компаньон, депутат городского совета Умнов.
Но это уже дело следственных органов и суда, о котором мы непременно расскажем по его окончании.

Владимир СОПУНОВ.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике