Правда была никому не нужна

Исполнился месяц с начала трагедии в узбекском городе Андижан. То ли это был бунт, то ли народное выступление против президента Каримова – пока нет ясности. Правда не нужна никому, кроме журналистов. Только они, увидев все своими глазами, могли нам ее рассказать. Среди тех, кто пытался это сделать, был тележурналист канала REN-ТВ, бывший владимирец Дмитрий Ясминов. "Призыв" связался с коллегой

Компания REN-ТВ отправила съемочную группу в Узбекистан сразу же после трагедии. Ясминов сначала подготовил два сюжета из Ташкента.

– Первое – возложение цветов жертвам трагедии. Было много членов оппозиции, простых жителей. Вокруг – милиционеры в штатском. Они записывали что-то в тетрадки. Каждую ТВ-группу сопровождали от машин до места съемок.

Потом мы снимали митинг у посольства США. Было много автобусов. На них милиционеры увозили подозрительных людей. При нас штатские забрали троих человек, в том числе переводчика с Би-Би-Си, и увезли. Больше мы их не встречали.

Ведущая программы "Неделя" Марианна Максимовская заказала группе Ясминова новый сюжет о событиях в Андижане. К вечеру того же дня съемочная группа добралась до закрытого города.

– У въезда в город везде были установлены железобетонные плиты и шлагбаум. Стояли прицепы, куда грузили трупы. Тела погибших были покрыты покрывалами. Перед городом стояли сотни таксистов – их тоже не пропускали. Президент Узбекистана говорил потом, что погибло около 200 человек. Но достаточно посмотреть кадры хроники, чтобы понять – трупов было гораздо больше. Оппозиция утверждает, что число жертв превысило 800 человек. В Андижан тогда нас не пустили, – вспоминает Дима.

Но картинки из Андижана так и не получилось. 3-минутное видео, которое показали все телекомпании, были куплены у турков за огромные деньги. Телевизионщики из Ташкента обещали добыть для канала любительское видео – но и тут не получилось. Группа решила снять кадры у закрытого города. В это время к Дмитрию подошел некто пьяный гражданин и потребовал предъявить документы.

– Мы достали свои журналистские удостоверения. Толком не успели ничего сообразить, как этот гражданин забрал наши документы и ушел.

От местных жителей мы узнали, что это был представитель сельской администрации. Хорошо, что мы успели переправить кассету с таксистом в Ташкент. Власти потребовали вернуть пленку на том основании, что мы брали интервью у мирных жителей, – рассказывает журналист.

Съемочная группа Ясминова добралась до ОВД Балыкчинского района. Начальник извинился и вернул удостоверения.

– Видимо, его впечатлили удостоверения федерального канала. Думаю, приказ о запрете на въезд в Андижан еще до него не дошел. Нас он без разговоров пропустил в закрытый город. Мы взяли с собой большую камеру. Поэтому нашу съемку в Андижане сразу заметили. Нас сразу же выдворили и попросили затереть снятые кадры, – говорит Дима.

Можно было ехать либо в Наманган, либо в Ташкент. В Ташкент без хорошей информации группе возвращаться не хотелось. Она отправилась в Наманган. Четыре часа журналист с оператором мотались по постам милиции, которая отсылала их в Ташкент. Ребята забронировали номер в гостинице, заплатили деньги вперед, но через несколько минут персонал заявил, что номер уже занят.

– Мы решили двигаться на юг, в Фергану. Подговорили таксиста. Но на повороте к Фергане он заявил, что менты приказали ему отвезти нас в Ташкент. Тогда мы сказали, чтобы он нас доставил до ближайшего поста.

Ясминов связался с Максимовской. Та посоветовала вернуться в Наманган. На этот раз в гостинице нашлись места, где наутро их разбудили опера угрозыска и отправили в Ташкент.

– Все ждали заявлений пресс-службы узбекского МИДа. Но к нам так никто и не вышел. Подошел какой-то мужик из нашего посольства. Сказал, что на нас жалуется узбекская сторона. Хотя напрямую мы никаких упреков не слышали. Мужчина попросил нас первым же рейсом улетать в Москву. Мы сначала отказались. Он показал копию факса из узбекского МИДа, где говорилось, что журналисты REN-ТВ работают без аккредитации.

Фактически группу депортировали, так как в случае отказа уехать наше посольство сняло бы с себя все обязательства за безопасность телевизионщиков.

Но после всего этого журналист и оператор РЕН-ТВ предприняли еще одну попытку пробраться в Фергану под видом предпринимателей.

– Мы взяли с собой бытовую камеру. Ночью спокойно проехали все посты, но нас остановили пограничники. Лица наши показались им подозрительными. Нас развернули. Пришлось нам вернуться в Москву.

Репортаж из Андижана вышел в программе "Неделя". А Ясминов уже снимал энергетический кризис в столице…

Ирина АЛЕКСЕЕВА.

г.Владимир.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

2 года назад Дмитрий Ясминов перебрался в столицу, до этого закончив ВлГУ по специальности "Журналистика". Еще во время учебы Дима работал на областном радио, потом – на канале ТВ-6. После вуза отслужил год в армии. Оттуда – в Москву.

Год отработал в окружной московской телекомпании, потом направил резюме на REN-ТВ. Около года работает в этой телекомпании, делает сюжеты как для новостей, так и для программы Марианны Максимовской "Неделя".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике