Атомный электрошокер

Именно так многие владимирские ликвидаторы чернобыльской катастрофы объясняют то, что с ними произошло

негромкая дата

Атомный электрошокер

Именно так многие владимирские ликвидаторы чернобыльской катастрофы объясняют то, что с ними произошло

26 апреля 1986 года весь мир узнал, насколько опасен "мирный атом". "Рванул" четвертый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции. Со дня страшной трагедии прошло уже 19 лет, но люди, которые буквально голыми руками защищали страну (и весь мир) от разрушительного воздействия радиации, спустя многие годы помнят все как вчера. Среди сотен тысяч людей, которые собой закрывали страну от ядерного кошмара, были и тысячи владимирцев.

Как это было

54-летний Николай Павлович Конак в 1986 году был призван в армию водителем. Вот его рассказ:

– Не успели меня призвать, как объявили, что нас отправляют на Украину. Я тогда и представить себе не мог, что нас в Чернобыль повезут. Было лето, ребята говорили, что такие переброски частенько бывают. Мол, сезон уборки урожая. Против уборки урожая я ничего не имел. Только непонятно было, зачем отправляли нас в боевом режиме.

Уже в поезде среди солдат прошел слушок, что не на уборку едут они. Но куда и зачем их везут, командование не говорило. Лишь когда подразделение приехало в Чернобыль, командир объявил истинную цель командировки. О радиационной опасности, о том, что могут быть проблемы со здоровьем, молодых ребят никто не предупреждал. Защитных средств тоже никаких не было.

– Когда я впервые увидел Чернобыльскую станцию, мне стало жутко. Но со временем свыкся с ее мрачным видом, – говорит Николай Павлович.

Спустя 5 лет после демобилизации Николай Павлович заметил, что стал постоянно чувствовать себя плохо. Отправился на медосмотр в Москву. Проведя полное обследование, врачи ответили пациенту так:

– Болячек у вас хватает. Но как лечить вас, мы не знаем.

На лечение у Николая Павловича сегодня уходит полпенсии. Высокое давление и болезни сердца спустя уже 19 лет после аварии не позволяют чувствовать себя здоровым.

Единственное, чем гордится Николай Павлович, так это тем, что перед армией успел ребенка завести:

– Пусть хоть он здоровым будет, – улыбается он.

По тревоге

Николай Владимирович Воскресенский был отправлен на переподготовку в 40 лет. Он вспоминает, что из увиденного в чернобыльской зоне самое страшное – это пустота:

– Свиньи, куры бегают, а людей – нет!

Из всей спецодежды Николай Владимирович получил только марлевую повязку.

– Нас предупредили, что необходимо выработать 25 рентген. Это якобы не опасная доза радиации.

Но если уж совсем честно, то никто специально не ходил и не измерял уровень облучения. На самом деле реальная доза заражения была раза в 2-3 больше. Теперь вот по 6 тысяч рублей приходится на лекарства ежемесячно отдавать. Иначе ишемия с гипертонией совсем добьют.

Председатель Владимирского отделения общероссийской общественной организации инвалидов "Союз "Чернобыль" Юрий Викентьевич Чайковский в 1986 году служил в Сибири заместителем командира полка. Вот что он рассказал читателям нашей газеты:

– По тревоге наш полк был поднят и отправлен в Чернобыль в мае 1986 года. Под Киевом эшелон остановился. Мы вышли на перрон и увидели детей, которых в экстренном порядке вывозили с зараженной территории.

Только тогда я понял всю серьезность положения. Помню, мелькнула мысль: "Раз вывозят детей – значит, тут несладко.

Картина "готовности" наших властей к подобной катастрофе вновь повторяется: ни специальных защитных костюмов, ни дозиметров – одним словом, ничего. Через двое суток работ в зоне ЧАЭС Юрий Викентьевич потерял голос. А через 5 лет стал инвалидом.

Как сейчас

На днях около 80 ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС пришли к Мемориалу памяти погибшим в чернобыльской катастрофе, чтобы встретиться и помянуть тех, кого больше нет.

По словам участников митинга, сегодня в нашей стране эта категория граждан практически никак не защищена законодательно, социально. Всем известный 122-й федеральный закон (о монетизации натуральных льгот) настолько серьезно подкосил материальное положение этих людей, что, по словам особенно отчаявшихся, им "остается только умирать".

Те бесплатные лекарства, которые сегодня предлагаются участникам ликвидации аварии на ЧАЭС, не входят в необходимый перечень. Проблемы с жильем у многих также не решены. По закону ликвидаторы должны получать квартиры в течение 3 месяцев. На деле приходится ждать по 10-15 лет.

Но смогут ли дождаться обещанного и положенного от государства эти люди, если в расцвете сил, защищая страну, они стали инвалидами?

Подготовил Виктор АЛЕХИН.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике