громкое дело

Аморальный ущерб понесла правоохранительная система Владимирской области

Цитируем официальное извинение.

"Шатрову Владимиру Николаевичу.

26 мая 2003 года в отношении Вас было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 286 ч.2 УК РФ. По результатам расследования уголовного дела 22 сентября 2003 года прокуратурой г. Владимира было вынесено постановление о привлечении Вас в качестве обвиняемого по ст. ст.285, 286, 293 УК РФ, которое было Вам предъявлено 23 сентября 2003 года. Определением судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 31 августа 2004 года оправдательный приговор Камешковского районного суда в отношении Вас оставлен без изменения. В соответствии с требованиями ч.1 ст136 УПК РФ от имени государства приношу Вам официальное извинение за причиненный вред.

Прокурор г. Владимира, советник юстиции – А.И.Галкин. 06.09.2004г."

Все хорошо, что хорошо кончается… Но нелишне дать ретроспективу этого дела. От тюрьмы и от сумы не зарекайся – конечно, наша национальная особенность, но не вечно же ею руководствоваться. Пора выдавливать из себя раба, защищаться всеми законными способами. Как делал это в течение двух лет наш герой. Ему, правда, было легче: за спиной юридический вуз и опыт юридической работы.

В 1996 году жители Камешковского района избрали Владимира Шатрова главой администрации района. Хотел сделать жизнь односельчан лучше, но члены местного райсовета отменили народные выборы.

Он работал недолгое время в Москве. А когда подошли выборы в поселке Оргтруд Камешковского района, Владимир Шатров выставил свою кандидатуру. И победил. И занялся конкретными делами. Первым из них был ремонт детского сада в поселке – была реальная угроза жизни детей от обрушения кровли.

Но где взять деньги? Главе поселка пришлось налаживать связи с местными предпринимателями. Возможно, торжествовал принцип "ты – мне, я – тебе". Но все благотворительные взносы местных предпринимателей проходили через бухгалтерию. Себе "на карман" Владимир Николаевич не взял ни копейки – это установлено судом.

Но были те, которые стукнули, куда надо. Вот отрывок из одной судебной расшифровки переговоров Шатрова и главы одного ООО И.Д. Тот, чувствуется, неохотно помогал детсадику: "Жалко. Видите ли, вопрос это денежный. Сами понимаете: деньги, если они зарабатываются, их тяжело отдать. Отнял – отдал, отнял – отдал. А тут зарабатываю еще, людей содержу, кормлю. Шесть человек у меня работает, всем зарплату плачу. Монастырю помогаю, каждый год уходит у меня 10 тысяч, чтобы роженицам помочь".

Тут, конечно, есть некоторые оговорки по Фрейду (отнял-отдал), но не стоит обращать на них внимания. Главное – не просто давал деньги Д., а и взамен кое-что требовал Ему нужно было расширить свои производственные площади, а согласование мог дать только сельский глава. Торг вполне уместный и вовсе не криминальный. Тем паче, что последнее слово все-таки – за районным отделом архитектуры. Были другие предприниматели, к совести которых взывал Шатров. Нормально – разве не внушали нам прорабы перестройки железное правило – богатый платит за бедного.

Но вскоре после таких разговоров в кабинет к Шатрову нагрянули с обыском. А там и до предъявления обвинения дело дошло. В превышении должностных полномочий и халатности. Есть неподражаемые перлы в "обвиниловке". К примеру, В.Шатров "с целью повышения собственного авторитета, создания видимого благополучия в поселке реально контролировал и требовал от предпринимателей и граждан внесения незаконного сбора в денежном выражении на нужды поселка". Авторство уж не будем засвечивать, но даже Салтыков-Щедрин улыбнулся бы этой милой юридической литературщине. А уездные правители пусть возьмут на заметку: по версии прокуроров, повышение собственного авторитета – дело чреватое.

И еще важно ходить перед предпринимателями на задних лапках. А то ведь вот что мы еще прочитали в материалах предварительного следствия: "Потерпевшие и свидетели указывали на некорректное, а порой и жесткое обращение Шатрова при общении с ними". Это было еще то лыко в строку! Хорошо, что суд в конечном итоге невысоко оценил этот аргумент и постановил: "Указанные обстоятельства не могут служить основанием для возбуждения уголовного дела и привлечения гражданина к уголовной ответственности".

Остается добавить, что прокуратура несколько раз вызывала обвиняемого на допросы, отрывая В.Шатрова от смертельно больной матери. Она добилась увольнения Владимира Шатрова с работы и продержала его почти месяц в СИЗО. Трагичный факт – мать Владимира Николаевича скончалась через неделю после освобождения сына из-под незаконного ареста.

Что поделаешь – не ошибается тот, кто ничего не делает. Но Камешковский суд под председательством федерального судьи И.Травина полностью оправдал Шатрова и признал за ним право на реабилитацию.

Позднее областная коллегия по уголовным делам под председательством Н.Писцова утвердила приговор. Из казны пришлось вынуть 70 тысяч рублей – в возмещение морального вреда, нанесенного гражданину Шатрову В.Н.

Анатолий ПАРФЕНОВ.

Фото из архива
Владимира ШАТРОВА.
г.Камешково.

Об этом деле рассказывали многие СМИ. В том числе и "Призыв". Увы, мы, опираясь на официальную информацию городской прокуратуры, преждевременно обвинили В.Шатрова в том, чего он не совершал. Приносим ему свои извинения.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике