как это было

Солженицын во Владимире

Слова великого русского писателя, произнесенные 10 лет назад во время встречи с жителями областного центра, и сейчас воспринимаются современно

10 лет назад Солженицын, триумфально пересекая всю страну, остановился во Владимире. 31 августа 1994 года он встречался с жителями города. О том, как это было, в своей новой книжке "Мещерские страницы Солженицына" вспоминает владимирский писатель Николай Лалакин. Многое из того, что говорил тогда Александр Исаевич, сказано будто сегодня – настолько его мысли, часто – спорные – современны и точны в оценках. Предлагаем вашему вниманию отрывки из воспоминаний.

Солженицын поднял руку, прося аудиторию перестать аплодировать. Начал отвечать на вопросы, изложенные владимирцами в записках.

– Будущее России заложено в провинции. Когда будет 40 городов, равных столице, тогда будет цветущая Россия!

Вот сегодня приехал во Владимир. В Москве же за этот месяц я не дал ни одного публичного выступления, а по областям – даю 15-е или 20-е.

О России, реформах и исторических шансах:

Спрашивают меня о посткоммунистической России. Второй – о реформе. Третий – относительно бизнеса. Мог ли он быть честным? Эти три вопроса тесно связаны. Это очень важные вопросы.

Мы 2 раза потеряли удобный способ отойти от коммунизма. 1-й раз в 86-87 году, когда Горбачев начинал какие-то свои вроде бы реформы. В его руках было все! Он мог совершить то, о чем мы обсуждали еще в послевоенных камерах.

Но мы потеряли этот путь. Он расстроил ту систему, не заменив ее ничем. Он расстроил даже наработанные горизонтальные связи производств.

В 91-м году у нас раскрывалась еще одна возможность выйти из коммунизма. Это был звездный час истории, который посылается не каждому народу, не в каждое столетие – в августе 1991 года.

Все потеряли, все проиграли! Мы упустили возможность освежить государственную систему. В тот момент можно было хотя бы морально вынудить полосу раскаяний. И те, кто были палачами, и те, кто угнетали.

И те, кто голосовал на райкомах и парткомах за явное угнетение насилия. Хотя бы они признали. Не надо всю коммунистическую партию под одну плоскость понимать. Там одна десятая была тех, кто творил зло, а 9/10-х – честно работали и верили.

Так вот мы этот выход потеряли и пошли мучительным образом: мы все это потащили с собой. А второе: началась так называемая реформа с 1992 года. Кто из вас прочел когда-нибудь и где-нибудь ясный план, что это за реформа? В чем именно она состоит и в какой последовательности будет она развиваться?

Об экономике, труде и бизнесе:

Освобождение цен может привести к снижению цен, к товарному снабжению, но когда люди конкурируют друг с другом. Дали освобождение цен монополистам (возвышайте цены сколько угодно!). И они возвысили их в тысячи раз! Возросли продукты, транспортные услуги, что угодно – в тысячи раз. Зачем им? Какая им конкуренция? Это радость просто. Им выгодно снизить производство, но повысить цены.

Сегодня на многих предприятиях жаловались: нам выгоднее сейчас, при этих налогах, этой системе остановить производство, платить невысокую зарплату и ничего не производить. Нам это выгоднее, чем платить безумные налоги. Нас ограбят – мы совсем разоримся. Мы уже и зарплату не сможем платить.

Эта реформа создала отвращение к труду. Труд стал презираем, не выгоден.

Спрашивают, может ли бизнес быть честным? Да! Но не бизнес, а предпринимательство – по-нашему старому, русскому – может! И наше русское купечество было честным. Но у нас ход реформы не открыл производственникам и местным предпринимателям никаких путей. А их задушили. Открыли путь только жуликам, только тем, кто или за взятки продавал наши недра, или тем, кто просто спекулировал.

Ничем не ограниченный экономический эгоизм – это злой плод. Когда экономическая инициатива перехлестывает в одну только прибыль и корысть, это крупное социальное зло.

О народе

Спросили о физическом вымирании народа. Да, это не басня! У меня несколько не только российских об этом, но и западных публикаций.

В Англии и Америке журналы приводят цифры абсолютно страшные, что у нас видные без войны, без эпидемии и голода – смертность настолько превышает рождаемость, что если сейчас этот процесс немедленно не исправится, то мы выправимся только через 25 лет. А этот процесс, вероятно, не исправится, то мы выправляться будем столетие.

Это ужасно! Мы в страшном положении. Это настоящее национальное бедствие. Я уже об этом говорил и буду говорить.

Ужасающее впечатление от ТВ: от этой рекламы, этой дешевки, от этого ничтожества, которое передается. Вот так во всех аудиториях говорят – по всему пути от Владивостока.

И вот так до Владимира! Многие тоже понимают: мы делаем не то, но уже по какой-то инерции они делают и неизвестно, кто и как должен это остановить.

О власти

Спрашивают меня: может ли политика быть честной? Если политика есть попытка влиять на общественную жизнь и на общественное сознание, она должна быть и может быть честной.

Но если политика есть некоторое хитрое устройство для того, чтобы выдвинуться повыше, создать себе славу или деньги, выскочить в знаменитости – народ рассматривает как материал для избирательной кампании. Да, такая политика не может быть честной.

Центральная власть нужна России, потому что Россия огромна. Но власть должна знать себе предел. Каждая область должна знать свои права: четко и железно. Так, чтобы за ее счет не жили другие республики, якобы, национальные. И чтобы она знала: вот это я отдала в центр, а это – мое! А область дает району. И тогда только будет порядок. А не так: сперва все отдается, а потом едет гонец в Москву и на коленях просит дотации.

О заговоре

Тут спросили: неужели я не понимаю, что действуют определенные силы и по определенному плану? Конечно, есть в мире много недоброжелателей сильной России. И, конечно, многим государствам не нравится сильная Россия.

Но, друзья мои, нельзя все переваливать на кого-то. Вот так мы "переваливаем", что и 17-й год нам придумали, кто-то нам сделал. 17-й год мы сделали сами. Наши отцы и наши деды. Когда услышали, что "Штык в землю, убей офицера, и бросайся в тыл грабить". И не всегда помещика, а хуторянина, кого-нибудь. "Грабь награбленное!"

Бросились, купились на эту ленинскую дешевку. Мы сами эту страну развалили и теперь удивляемся – куда мы попали?! Это, наверно, чей-то замысел! Замыслы могут быть, могут не быть. Нам самим надо голову иметь.

А где же у вас масоны – спрашивают меня? Да, они были. И я допускаю, что они всеми силами старались. Но серьезный историк не станет все беды на них списывать, потому что не масоном был Николай Второй, когда в безумии бросил Генштаб, войско, главное командование и бросился просто быть около своей семьи. Он был не масон.

Великие князья были тоже не масоны, и генералы ведущие – не масоны. И солдаты, которые бросились грабить, они были не масоны. Мужички наши, из всех губерний, в том числе и из Владимирской.

Надо понять: это мы сами совершили грех.

Или возьмем новейшее поколение – вот этот "честный" бизнес! Он же был жулик, проходимец, через взятки стал миллионером. Теперь 6 процентов "новых русских" будут вести теперешнее производство. А там среди них есть хоть один производственник?

Да нету! Они не умеют и не хотят. Они схватят это, несколько лет пососут до полного истощения, будут переводить капиталы за границу и сбегут. Все! Вот это будет приватизация! И этим жуликам открыли дорогу!

Подготовил Иван СТЕПАНОВ.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике