Добрые дела не остаются безнаказанными?

Андрей Зирин, потомственный врач, даже внешне похож на чеховского доктора: интеллигент, уверен в своем профессионализме, готов в любую минуту отправиться на помощь больным

Добрые дела не остаются безнаказанными?

Андрей Зирин, потомственный врач, даже внешне похож на чеховского доктора: интеллигент, уверен в своем профессионализме, готов в любую минуту отправиться на помощь больным

Но есть и другой Зирин: трезвомыслящий управленец, грамотный чиновник. Он ясно представлял, на что шел, когда в 1999 году занимал пост директора облздрава, какие авгиевы конюшни ему придется чистить и с каким сопротивлением придется столкнуться. Но он никак не предполагал, что дело может дойти до уголовного преследования и отсидки в СИЗО.

Видя его энергичную походку и слыша четкую речь, не сразу замечаешь воспаленные от усталости, красные от бессонницы и переживаний его глаза.

Кому выгодно?

Напомним, Зирин обвиняется в получении взятки. Но сам Андрей Геннадьевич утверждает, что взяток никогда не брал. Напротив, по его словам, сотрудники милиции провоцировали его на это. Об этом Зирин сообщил в областную прокуратуру. Одна проверка его заявления уже признана неполной. Теперь материалы переданы другому следователю Владимирской горпрокуратуры (подробности в "Призыве" от 18, 20 и 31 марта).

Создатели римского права при расследовании преступлений прежде всего задавали вопрос: "Кому это выгодно?". Давайте и мы попробуем пойти по этому же пути. Кому выгодно отстранение Зирина от управления областным здравоохранением?

– Мой приход в Департамент был воспринят без радости руководителями областного Фонда ОМС, участниками фармацевтического рынка, некоторыми главными врачами и рядом чиновников обладминистрации, – вспоминает Андрей Геннадьевич.

К 1999 году в областной медицине отсутствовало единое управление. Областными лечебными учреждениями (ЛУ) де-факто управлял Департамент, муниципальными – Фонд ОМС. Вступив в должность директора Департамента, Зирин начал искоренять двоевластие. Он рассказывает:

– Моя позиция была – в области должна работать единая государственная система медобслуживания. Пришлось ликвидировать ряд дублировавших друг друга должностей, многие руководители лишились кресел. Все они были трудоустроены, но любить меня от этого они больше не стали.

Дальше – больше. Зирин покусился на святая святых медицинских бизнесменов. Он стал выстраивать новую, более экономичную для бюджета систему закупки лекарств и оборудования. Были инициированы проверки деятельности ФОМС и фармацевтических фирм, которые с ним сотрудничали. Акты проверок пестрят выражениями: "выбор поставщика дорогостоящего оборудования и препаратов проведен без размещения заказов на конкурсах", "анализ приемлемости цен по поставкам дорогого оборудования и препаратов не проводился", "в нарушение порядка финансирование поставок произведено без согласования с Департаментом здравоохранения" и так далее. Впрочем, слово самому Зирину:

– ФОМС желал, чтобы Департамент визировал финансовые документы и нес за них ответственность, ни во что не вмешиваясь. Но я видел, как уходят миллионы бюджетных рублей. Помните до сих пор не прекращенные "дело ЛИАНА", "дело ФОМС" и т.д.? Оборудование и лекарства покупались по завышенным ценам у поставщиков, которые впоследствии признавались "лжефирмами". Разница между реальной стоимостью оборудования и медикаментов и теми ценами, по которым ФОМС их приобретал, составляли десятки раз!

У врача-практика Зирина, не забывшего реальных нужд медицины, волосы дыбом вставали, когда он видел 26 (!) купленных ФОМС кардиографов, стоявших без дела в одной (!) из районных больниц. Как он должен был объясняться с докторами больницы, где стоял этот дорогостоящий хлам (переплата только за кардиографы составила почти 33 миллиона рублей), но которым остро не хватало жизненно необходимых лекарств?

Сверхтариф

Это гениальное ноу-хау владимирских бизнесменов от медицины. Схема такова: региональный Фонд ОМС использует фирму-посредника. ФОМС финансирует поставки этой фирмы в ЛПУ области лекарств и оборудования, компьютеров и оргтехники. За 1998-2000 годы – на сумму более 74,5 миллиона. Как затем выяснит проверка КРУ, "медицинское оборудование и препараты ЗАО "НПВЛ ЛИАНА" приобретены у реальных поставщиков в Москве, а оприходованы как приобретенные у лжефирм по более дорогой стоимости".

Те же электрокардиографы закупили за 7.371,4 тысячи рублей, а в ЛПУ области они были проданы за 46.519,6 тысячи рублей. Почувствуйте разницу. Превышение предельных наценок на лекарственные препараты, вопреки постановлениям губернатора, достигало от 2 до тысячи раз! Всего же за 1998-2000 годы нерационально было использовано более 40 миллионов рублей. Как этого не могли заметить те, в чью компетенцию это входило? Или не хотели замечать?

– А сегодня, – рассказывает Андрей Зирин, – мы покупаем оборудование с гарантией, только нужное областным медикам, сертифицированное, по ценам от 0,5 до 0,3 его стоимости. Эта аппаратура окупает себя за год-полтора.

Бюджет областного здравоохранения – более 3 миллиардов рублей в год. Эти деньги можно использовать по-разному. Я уверен, что есть люди, считающие, что кресло директора Департамента должен занимать человек, который будет послушным винтиком той системы, которую я нарушил.

Идеалист

– Я – продукт здорового социалистического воспитания и нормальной врачебной семьи, – говорит Андрей Зирин. – Ответственность за больных, за состояние медицины для меня на первом месте.

Зирин, конечно, идеалист. Он пытался работать с точки зрения здравого смысла, а столкнулся с непробиваемостью постулата о том, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

Он пытался сделать нашу медицину экономически эффективной, а из него делали врага больных. Ну как же, Зирин сокращает койко-места! Но население области сокращается, появились новые методы лечения, не требующие госпитализации. Никто не сказал жителям области, что, сократив коечный фонд на 5 тысяч, команда Зирина добилась финансирования в 50-60 рублей в день одной койки только на медикаменты. А несколько лет назад одна койка получала по 7 рублей в день на все про все: питание, лекарства и т.д. Экономический эффект только от реструктуризации коечного фонда составил 600 миллионов рублей. Все эти деньги остались в бюджете областной медицины.

Зирин создавал областную детскую больницу, а оппоненты говорили о нем, как о враге детей. Но никто не говорит, что на 47% за прошлый год в области снизилась младенческая смертность, и наш регион занимает первое место в Центральном федеральном округе по сохранению жизни детей.

Директор Департамента вывел тубдиспансер из центра города и вырвал десятилетиями гнивший зуб. Природоохранная прокуратура до сих пор судится с областной администрацией. Вмешалась в проблему и политика – тему ПТД активно муссировал один из кандидатов в депутаты Госдумы. Но мало кто знает, что действия Зирина проверяли бесчисленные комиссии Минздрава. Решения директора Департамента по обеим больницам профессионалы признали обоснованными и грамотными. А сам Андрей Зирин считает, что противотуберкулезный диспансер сегодня – одна из лучших больниц области.

– За 4,5 года в здравоохранении области произошли качественные изменения, – считает он. – И в самой системе, и в психологии главных врачей наших ЛПУ. Сейчас все они владеют экономикой отрасли. Принципа "Дай!" больше не существует. Заложен фундамент для дальнейших преобразований в медицине, направленных на улучшение диагностики и лечения всех владимирцев.

Отдел журналистских
расследований.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Соколов, главный врач областной детской клинической больницы:

– Минздрав поставил отличную оценку организации медицинской помощи детям во Владимирской области. В прошлом году детская смертность у нас снизилась на 47 процентов. Такого результата не добились ни в одной другой области Центрального федерального округа.

В связи с этим неудобно и вспоминать, сколько незаслуженных упреков получил директор Департамента здравоохранения Андрей Геннадьевич Зирин за решение централизовать оказание срочной медпомощи детям области в одном месте, на базе ДБСП г.Владимира. Лечебные учреждения разных рангов – областного и местного – с тех пор не дублируют друг друга. Новый стационар развернул 349 коек.

Можно без конца говорить, что мест стало меньше, чем было прежде. Но важно другое: ни одному ребенку не отказано в госпитализации. В прошлом году пролечено более 10 тысяч ребятишек.

Сегодня есть отделение экстренной помощи новорожденным. Детские реанимобили готовы вывезти заболевшего малыша из любого района области. За две такие машины мы должны были отдать баснословную сумму, а уложились в половину её – только благодаря тому, что Департамент здравоохранения грамотно провел тендер среди фирм-изготовителей.

В ближайшее время в нашей больнице откроются отделение раннего возраста (для детишек от месяца до 3 лет) и диагностический центр. Педиатры области об этом мечтали много лет.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике


Резка кабеля
Инструмент для опрессовки, резки, зачистки, разделки кабеля
kvt-tools.ru