Владимирский физик облегчил кошелек НАТО на 10 тысяч евро

37-летний уроженец Владимира Андрей Ларичев и его коллега из США Джон Оттон получили в Брюсселе из рук генсека НАТО Джорджа Робертсона премию НАТО "Наука ради мира". Размер премии...

Владимирский физик облегчил кошелек НАТО на 10 тысяч евро

37-летний уроженец Владимира Андрей Ларичев и его коллега из США Джон Оттон получили в Брюсселе из рук генсека НАТО Джорджа Робертсона премию НАТО "Наука ради мира". Размер премии – по 10 тысяч евро каждому

А еще – изящные хрустальные призы. Награда тем более почетна, что победителей выбирали из более чем 140 соискателей из разных стран.

Во Владимире первой узнала об этом мама Андрея, заведующая отделением областной психиатрической больницы N1 Галина Ивановна Ларичева. Она прекрасный врач и неординарный высококультурный человек. Давнее знакомство помогло уговорить ее на интервью об успехе сына. Но Владимир должен знать своих героев.

– Что за прибор, что за открытие? Расскажите, Галина Ивановна.

– Андрей и его американский соавтор получили премию за создание прибора, отображающего особенности строения сетчатки глаза человека. С помощью специальной лазерной камеры, изображение с которой вводится в компьютер, можно видеть мельчайшие изменения сетчатки с разрешающей силой до 4 микрон.

Это прорыв в диагностике глазных заболеваний, лечении и профилактике. А еще сетчатка отображает большинство сосудистых изменений головного мозга. А это уже пути клиники и лечения в невропатологии, нейрохирургии и психиатрии. Прибор можно использовать и для идентификации личности.

У нас он уже используется в практике НИИ глазных болезней Российской Академии медицинских наук. В совместных разработках использовано до 70% достижений со стороны России и 30 – США. Поэтому фамилия Андрея и стоит первой.

– А при чем здесь НАТО?

– В структуре и целях НАТО происходят позитивные сдвиги. Блок переключается с военных на гуманитарные и медицинские программы. Поддерживая ученых, НАТО не претендует на собственность открытия и сами приборы. Но все призовые деньги победитель может тратить только на науку: покупку аппаратуры, исследования, командировки. Выступая на конференциях, Андрей обязан носить фирменную табличку "Лауреат премии НАТО".

– Крупная научная победа имеет свои интеллектуальные корни. Расскажите, как рос и развивался сын, чем увлекался? Что привело его в науку?

– Андрюша был живым, активным ребенком. Я не давила на него, не лишала инициативы. Учился он хорошо и окончил
29-ю владимирскую школу с золотой медалью. В школе его уважали. Он был членом совета дружины, ездил в "Орленок", делал необычные стенгазеты, занимался стрельбой, участвовал в соревнованиях. С 5 класса увлекся физикой, собирал и чинил радиоприемники, магнитофоны, часть этой техники работает и теперь. Стал выпускником заочной физической школы МГУ, затем поступил на тот же факультет Московского университета. Потом аспирантура, кандидатская диссертация по волновым и лазерным исследованиям.

Андрей и сейчас работает на той же кафедре старшим научным сотрудником, возглавляет группу молодых ученых. 9 месяцев стажировался в Италии, часто бывает в США, Англии, Германии. Свободно владеет английским и итальянским. Ему не раз предлагали уехать за границу. Но в России сына почти все устраивает, особенно в его профессии. Он патриот.

– Вы упомянули о 29-й школе, которую окончил Андрей. В ней же ранее учился и Андрей Житинкин, известный московский театральный режиссер. Что, 29-я – кузница как физиков, так и лириков? И еще – насколько повлияло на карьеру сына то, что его мама – врач?

– Когда сын еще выбирал будущую профессию, он сказал мне: "Мама, я никогда не стану врачом. Смотрю на тебя и вижу, сколько сил и нервов ты отдаешь медицине. Я так не смогу". Но он же в одном из интервью так ответил на вопрос: "Мы создали в основном медицинский прибор. Но эта наука мне не чужая. Моя мама – врач". Мы с Андреем – близкие по духу люди. У нас много общего по реакциям на ситуации и взглядам. В его детстве мы в байдарочных походах объездили весь Союз. Теперь он тоже путешествует, но уже с семьей. Я обожаю хорошую литературу, и тут наши вкусы тоже совпадают: Чехов, Набоков, Булгаков. Сын привозит мне книги и альбомы по искусству. Это сходство характеров предопределено: по гороскопу Андрей – Дева, а я – Лев. Между нашими днями рождения, 17 и 27 августа, всего 10 дней.

Что касается Житинкина, я о нем наслышана. Они оба учились в достойной школе. А деление на физиков и лириков тех лет мне представляется условным. Андрей преуспевал и в гуманитарных предметах, а Житинкину родные прочили карьеру физика. Кстати, в Москве сын стал заядлым театралом, он постоянный зритель Ленкома. Посоветую ему посмотреть и спектакли его однокашника.

– Талант Андрея – не на пустом месте. Вклад семьи Ларичевых в науку велик…

– Верно. По учебнику алгебры двоюродного брата отца Ивана Ларичева в 40-70 годах учились поколения старшеклассников СССР. А мой родной брат Олег Иванович был академиком, математиком мирового уровня. Он преподавал в МГУ, Российском институте проблемных исследований. Андрей в упорстве, устремлениях многое взял у дяди.

Сейчас говорят о таланте Андрея. Но премии НАТО могло и не быть. В конце 80-х чиновники не желали прописывать молодого, перспективного физика в Москве, хотя на ходатайствах были подписи крупных ученых, в том числе ректора МГУ. Помог случай. Обменяли квартиру во Владимире на коммуналку в столице. Лишь через несколько лет, после Италии, сын смог купить отдельную квартиру.

– Что вы испытали, когда Андрей получил престижную премию?

– Все это напоминает сказку со счастливым концом. Мы не ожидали такого успеха, хотя еще в сентябре знали, что работа Андрея и Оттона – среди лучших. В октябре, когда судьба премии определилась, страсти поутихли, и появилось чувство понятной тревоги. Планка поднята высоко, теперь Андрей вряд ли остановится. Надо заканчивать докторскую, внедрять прибор в практику.

– Расскажите немного о его семье.

– 2 года назад Андрей женился. Характер у него основательный. Считал, что до этого не мог достойно содержать семью. Внуку Ванечке, названному в память о моем отце, сейчас 9 месяцев. Рожала жена Андрея Татьяна во владимирском роддоме N2. У меня теперь новые приятные заботы.

На днях мне позвонили из
29-й школы. Поздравили. Наговорили много приятного. Для нашего города такая награда – примечательное событие. Областное радио взяло интервью, звонили из США друзья, которые в 80-х занимались с Андреем по физике и математике на высоком уровне. Их труды не пропали даром.

Беседовал Марк ФУРМАН.

Фото из семейного
архива Ларичевых.

г. Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике