шпионские страсти

Без женщин жить нельзя в разведке, нет

Так сложилась моя судьба в разведке, что основными моими "клиентами" были американцы. Янки чем-то похожи на русских. "Любовь" к американцам у меня появилась еще в Женеве. Ее я перенес и на Париж. Много у меня было друзей-американцев, главным образом – из ЦРУ. Кое-кого из них привлек к сотрудничеству с нашей разведкой. Но эти, к сожалению, были не из ЦРУ. С кадровыми разведчиками я "дружил". А американцы проявляли внимание к моей персоне.

На посольском языке

В Париже знакомился с американцами на приемах. Главным местом активного общения была Международная дипломатическая академия. Это было гнездо, где переплетались "разведгады" всего мира.

Нередко академию посещали послы. Побывал там и наш. Он выступил с докладом, но через переводчика. С.В.Червоненко не знал иностранных языков. Даже по-русски говорил с сильным украинским акцентом.

Когда Червоненко стал по-русски читать доклада, мой сосед, американский разведчик Рич (фамилию указывать не буду, а то обидится, прочтя "Призыв"), вопросительно посмотрел на меня и тихо спросил:

– Он что, весь доклад будет читать?

Я отрицательно покачал головой. Посол читал доклад минуты три, а потом весь текст на французский перевел Сергей Зотов (он еще работает в МИДе).

Минут через двадцать Рич вновь наклонился ко мне и иронически заметил:

– Какой богатый русский язык! Посол читал три минуты, а этот переводит еще до сих пор!

Юмориста Рича я знал долго. Он активный разведчик, работавший по русской линии резидентуры ЦРУ в Париже. Некоторые его контакты с советскими людьми проводились под нашим контролем. И ко мне Рич был неравнодушен. При встречах он посвящал мне как минимум полчаса. Я из наших бесед тоже "выщелучивал" полезную информацию.

Рич расставил сеть

Однажды в той же академии мы сидели с Ричем за буфетной стойкой, попивали крепкий напиток и вели "дружескую" беседу.

Неожиданно к нам подошла симпатичная молодая американка. Рич вдруг засуетился и торопливо познакомил меня с ней.

Звали ее Сью. Знакомство было не случайным, спланированным. Видимо, конкуренты не нашли ничего лучшего, как подсунуть мне женщину. Она работала вроде бы представительницей торгового атташата американского посольства. Первая же мысль моя была – идет "подстава". Ясно, что торгашка эта или кадровая сотрудница ЦРУ, или, по меньшей мере, их проверенный и надежный агент..

Я не развивал знакомства. Она сама должна проявить своим поведением дальнейшие намерения. Сью дала понять, что ждет моего приглашения в русский ресторан. Ей, видите ли, очень хочется попробовать настоящую нашу кухню. Рич расставил сеть.

Руссо дипломато, облико морале

Не исключено, что американцы хотели нейтрализовать мою активность в работе.. Шантаж широко использовался американской разведкой, особенно в отношении наших людей. Они знали, что любой прокол советского гражданина влечет за собой тяжелые последствия. Его исключают из партии, предают суду, ссылают "в Сибирь". Нередко ЦРУ добивалось своей цели – советский гражданин, попав в подобную ситуацию, становился американским агентом, а то и сразу уходил на Запад. Изредка шел с повинной, понимая, что все равно это конец его карьере. Но хоть совесть чиста перед обществом и семьей.

Получить компррмат, применяя технические средства, а то и психотропные препараты, особого труда не составляло. Нужно только организовать встречу и создать условия.. Этим методом пользовались и мы. Только вот запугать янки утратой партбилета или "Сибирью" проблематично.

Обнадежил девушку напрасно

В тот вечер мы с Ричем заняли место у стойки, попросили виски и начали "задушевную" беседу. Минут через пять к нам подошла Сью. Поздоровалась со мной и вроде бы заплетающимся языком стала настаивать, чтобы сегодня же я повел ее в русский ресторан. По глазам я видел, что она не так уж пьяна. Я ответил, что сегодня не готов к торжественному ужину.

Неожиданно вмешался Рич:

– Ребята, зачем ресторан?Я приглашаю вас обоих ко мне. У меня есть напитки, закуска, музыка… И никого больше.

Я знал, что Рич живет один. Так, и это предусмотрели. Сразу представил: просыпаюсь в объятиях красотки, а рядом полный "домашний фотоальбом". Нет, мы еще повоюем. Я ответил, что, в принципе, не против, но…

– Никаких но, – засуетился Рич. – Сейчас мы все вместе едем ко мне на моей машине.

– А куда я дену свою? – спросил я.

– Тогда так: Сью сядет в твою машину, а я впереди буду указывать дорогу.

Я с удивлением посмотрел на Рича и заметил:

– Ну, не ожидал я от тебя такого. Подумай, что со мной будет, если наши увидят меня в машине с американкой?

Конечно, никакого скандала не было бы. Подобные ситуации предусмотрены даже нашей разведкой. Рич пугливо замахал руками:

– Хорошо. Сью сядет со мной, а ты прямо за моей машиной. Договорились?

– Договорились, – ответил я. Такое скоропостижное решение американца меня не удивило. Он понимал, что нельзя отменять намеченное мероприятие.

Я был уверен – по дороге к дому Рича я запросто сумею затеряться. Дорога проходила через площадь Шарля де Голля (бывшая площадь Звезды), на которой находится знаменитая Триумфальная арка и от которой лучами расходятся двенадцать авеню. Так оно и случилось. Мы "потерялись"…

А табачок врозь

Месяца два я не встречал Рича. Наконец он появился в академии. Угрюмый, нервный. Я изобразил "радость. Он мрачно посмотрел на меня, махнул рукой и буркнул:

– Как ты меня тогда подвел. Не ожидал.

Я заметил спросил:

– А где же твоя подружка?

Рич снова хмуро глянул на меня:

– Она уже в Штатах. Отчитывается за свою работу.

Было понятно, где она отчитывается. Вскоре исчез и Рич. Его коллеги рассказывали, что он запил и его отозвали. Теперь уже он отчитывается за свою работу. Всякое бывает в разведке…

Вадим МЕЛЬНИКОВ,
бывший разведчик
и дипломат.

Фото из архива редакции.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике